Статья - Интервью перед концертом
Машина времени
 
 История  Пресса  Неизданное
 Альбомы  Фото  Стихи
 Музыканты  Разное  Сольники
 Тексты  Новости           Аудио
 Общение  Видео релизы  Ссылки
               Поиск:     

Статьи и интервью

< в раздел Прессы

 
Интервью перед концертом

Именно в этот вечер мы встретились и поговорили с музыкантами группы, поинтересовались их мнением о своем творчестве, о проблемах советской молодежной музыки.

-Можно ли отнести композиции «Машины времени» к какому- либо музыкальному стилю, течению?

Андрей Макаревич; Мы не старались придерживаться какого-то одного, заранее заданного направления. Каждая песня требует своего стилевого решения, своего набора изобразительных средств, все зависит от поставленной задачи. Форма должна определяться содержанием, а не наоборот.

- Концерты ансамбля отличаются атмосферой сосредоточенности, напряженного внимания зала, атмосферой осмысленного отношения к тому, о чем поют со сцены. Вы сознательно добиваетесь этого?

Александр Кутиков; Есть ансамбли, которые на концертах стараются довести слушателей до экстаза. Мы же никогда не ставили перед собой такой задачи. Нам гораздо важнее, чтобы аудитория участвовала в концерте, а не просто слушала. Когда люди самого разного возраста сознательно воспринимают исполняемое нами, то есть когда совершают умом и сердцем какую-то работу, тогда и возникает та атмосфера, о которой вы говорите.

- Чем отличаются для вас концерты как форма творчества от работы в студии? Что они дают вам как музыкантам?

Валерий Ефремов; Концерт хорош тем, что есть непосредственный контакт с залом, видим глаза людей, чувствуем отдачу. Прямого общения с аудиторией ничто не заменит.

- С каждым годом молодежная музыка становится все более зрелищной, все шире используется свет, цвет, сценические эффекты. Что это?

Андрей Макаревич: Это совершенно закономерный процесс. 80 процентов информации воспринимается зрительно. С развитием магнитофонного дела уже любой может послушать свою любимую группу дома, вовсе не обязательно ходить на концерт. Но если человек все же идет, значит, хочет именно увидеть. Так вот, чтобы он мог увидеть, надо чтобы было, на что смотреть.

- Не грозит ли «технизация» музыки, нашествие новой электронной техники снижением роли человека, роли личности?

Александр Кутиков; Если музыкант хороший, то с более совершенной аппаратурой он будет работать только лучше. Плохому же никакая электроника не поможет стать хорошим. Вообще же развитие электронной техники только помогает музыкантам, делает их работу более качественной, дает им новые возможности. На мой взгляд, сегодня примерно половина успеха рок-группы зависит от радиоаппаратуры, от звукоинженеров, светотехников, работников сцены.

- Как вы относитесь к другим рок-группам? Нравится ли вам то, что делают другие коллективы?

Александр Кутиков: К хорошим группам относимся хорошо, к плохим - плохо. Нравятся же такие группы, как «Аквариум», «Секрет», «Браво», «Бригада-С», «Рондо». Валерий Ефремов; По-моему, чем больше людей будет делать хорошую музыку, тем лучше и для музыки, и для слушателей.

- А что входит в ваше пони мание «хорошей группы»?

Александр Кутиков; Это коллектив, в котором индивидуальности сливаются в единое целое. Кроме того, хорошая рок-группа должна иметь свое звучание, свою индивидуальную манеру исполнения. Найти же «свой звук» очень сложно, это требует больших усилий и постоянной критической оценки самих себя: это нам подходит, а это - не наше. Беда многих ансамблей в том, что они даже не ставят перед собой задачи искать «свой звук». Отсюда - безликость, похожесть.

- Есть ли шанс у современной молодежной музыки стать законодателем мод в мире?

Андрей Макаревич: Теоретически это возможно. Только этому очень мешают всякие демагогические рассуждения о копировании западных образцов, о западном влиянии.

- Да, но рок-музыка действительно пришла к нам с Запада!

Андрей Макаревич: Ну и что? В конце концов, если разобраться, и опера оттуда пришла, и балет оттуда пришел, и камерная музыка, и симфоническая. Так что же, это все «влияние Запада»? Важно не откуда пришла рок-музыка, а во что превратилась, чем в результате стала.

- А чем она стала? Как бы вы определили ее сегодняшнее значение?

Андрей Макаревич; Это, прежде всего, форма отношений молодых людей друг с другом, это средство общения. Сегодня рок-музыка пере стала быть только способом проведения досуга, а стала одним из факторов жизни молодежи. Выражается это в том, что рок-музыка оказывает большое влияние на мировосприятие молодых людей.

- Имеет ли вообще смысл говорить о молодежной музыке как таковой? Что отличает ее от других видов музыкального искусства?

Андрей Макаревич;То, что она делается молодыми людьми для людей разного возраста, разного социального опыта. А говорить о молодежной музыке, действительно, уже не стоит. Давно пора не дискутировать, а оказывать рок-музыкантам практическую помощь. И с организацией концертов, и с аппаратурой, и с освещением деятельности групп, и с разбором их творчества. А сейчас такой помощи, особенно молодым коллективам, ждать неоткуда, поэтому они варятся в собственном соку. Не думаю, чтобы это шло им на пользу.

- Сегодня многие молодые рок-коллективы стремятся быть похожими на «Машину времени». А вы в свое время ориентировались на какую-то конкретную группу в качестве образца?

Андрей Макаревич; Нет. Старались делать что-то свое, но при этом, естественно, слушали то, что делали другие.

Александр Кутиков; Если постоянно использовать чужие идеи, то неизбежно утратишь собственные. Подражаниекому-либо, как правило, приводит к эклектике, к потере своего лица.

- Песни «Машины времени» в определенной степени оказали влияние на духовную жизнь молодежи. Не гнетет ли вас осознание этого факта?

Андрей Макаревич; Скорее обязывает, требует более строгого и критического отношения к тому, что делаешь. Да и, кроме того, ни когда не считали себя учителями, эдакими снисходительными наставниками. Просто пытались идти своей дорогой и откровенно, по-дружески говорить о том, что увидели на пути, что почувствовали, о чем подумали. Если это было интересно окружающим, значит, не все в наших поисках было минутным, а было что-то истинное, нужное людям.

- «Машина времени» существует уже 17 лет. Как вы оцениваете результаты своей работы за это время?

Андрей Макаревич; Нам трудно об этом судить, об этом нужно спрашивать других.

Александр Кутиков; Поймите такую вещь, что когда человек увлеченно занимается своим делом, то у него не остается времени для анализа сделанного. Мы делали свое дело, работали, писали песни. То небольшое свободное время, что оставалось, тратили на то, чтобы просто отдохнуть. А потом опять работать.

- Получается, что анализировать то, что делаешь, для рок-музыканта не обязательно?

Александр Кутиков; Анализ-то нужен. Но ведь есть критики, журналисты, искусствоведы. Пусть они и оценивают наше творчество и его результаты. Мы же этого сделать просто не сможем.

- Что вам больше всего мешает в работе?

Андрей Макаревич: Как, наверное, и всем - непонимание... Чего-чего, а непонимания на своем веку группа натерпелась изрядно. То, что она не укладывалась в стандарты развлекательного эстрадного коллектива, позволяла себе иметь собственное лицо, многими было воспринято в штыки. То, что она требовала от слушателей душевной и интеллектуальной работы над каждой песней, ей зачли почему-то не в актив, а в пассив. В текстах стали выискивать скрытый негативный смысл, выдергивая отдельные фразы.

- Известно, что вы работаете в кино. Была ли эта работа интересной для вас?

Александр Кутиков: Снимались мы в фильмах «Душа», «Я возвращаю, ваш портрет», писали музыку к «Скорости», «Прорыву», «Начни сначала», а также к 4 мультфильмам, 5 спектаклям разных театров. Конечно, это было интересно, поскольку позволило попробовать себя в новых формах творчества. Как и все новое, это увлекает.

- Не могли бы вы подробнее остановиться на фильме «Начни сначала»? Он вызвал волну самых разноречивых мнений.

Андрей Макаревич; Вы знаете, я рад этому разнообразию, значит, зрители не остались равнодушными. В «Начни сначала» авторы фильма, рассказывая о судьбе молодого исполнителя Николая Ковалева, попытались поговорить о проблемах, очень важных для советской молодежной музыки, причем показав их изнутри. Мне, как музыканту, эти проблемы близки и понятны, поэтому и сниматься было интересно. Хотя и непросто, поскольку главный герой - личность во многом типическая, собирательная. При всей внешней похожести (тоже музыкант, тоже работающий для молодежи) мой герой и я - это все-таки не одно и то же.

- Мюзикл, несмотря на видимую развлекательность, жанр сложный, возможны в нем и ошибки. Но, к сожалению, за режиссерские просчеты приходится расплачиваться тому, кто на экране, то есть в данном случае - вам.

Андрей Макаревич; Да, вы, видимо, правы, хотя я не считаю «Начни сначала» просчетом в целом. Я не киновед, но скажу, что этот фильм, наверное, первая серьезная попытка вести разговор о трудностях такого противоречивого жанра, как рок-музыка. Уже одно это выгодно отличает «Начни сначала» от множества чисто развлекательных кинолент. - Насколько я понял замысел авторов, появление на экране В. Высоцкого в контексте фильма было напоминанием: если таланты не беречь - их можно потерять.

- Но В. Высоцкий и молодежная музыка - не слишком ли странное сочетание?

Андрей Макаревич: Вовсе нет. Влияние творчества Высоцкого на советскую эстраду, советскую песню было сильным и многообразным, это сейчас общепризнано. А разве молодежная музыка не часть эстрады? Кроме того, жанр, в котором работал Высоцкий - авторская песня имеет много общего с рок- музыкой. Несмотря на различие музыкальных форм, то есть способа подачи композиций, для обоих жанров характерно стремление к честному, открытому разговору о том, что волнует и автора, и слушателе. Кроме того, в обоих случаях важна нетривиальность, нестандартность авторского взгляда на окружающий мир. Я думаю, не случайно рок-музыканты в последнее время пробуют себя в жанре авторской песни. - Существует мнение, что рок-музыка предназначена только для молодежи, а для людей среднего и старшего возраста она непонятна.

- Есть ли «возрастной ценз» на группу? Какие люди приходят на концерты?

Андрей Макаревич: Самые разные, разного возраста, от 15-летних до 40-летних. Но это, видимо, и хорошо, когда наши песни интересны людям разных поколений.

-Как изменилась аудитория за время существования группы?

Александр Кутиков: Раньше один вид человека с гитарой вызывал ажиотаж. Сейчас же слушатели стали более информированы музыкально, более требовательны, более разборчивы. Но и менее непосредственны тоже, все пропускают через себя, через свое я. Трудно сказать, хорошо это или плохо.

- Старые песни «Машины времени» тоже были более непосредственными. Не возникает ли у вас иногда желание спеть, как тогда, в «старые добрые времена»?

Андрей Макаревич; Каждое время требует своих песен. Сегодня нельзя петь так, как вчера. И у самого не получится, и другие слушать не будут. А сегодня группа больше думает о будущем, чем вспоминает о прошлом...

Беседу вел С. ПОЗНУХОВ.

 
 
Идея, воплощение и поддержка архива: И. Кондаков, 1998 - 2018