Интервью - Интервью с Юрием Ильченко, Рокси №2, 1978
Машина времени
 
 История  Пресса  Неизданное
 Альбомы  Фото  Стихи
 Музыканты  Разное  Сольники
 Тексты  Новости           Аудио
 Общение  Видео релизы  Ссылки
               Поиск:     

Статьи и интервью

< в раздел Прессы

 
Рокси №2, декабрь 1977 - январь 1978 г.г.

Интервью с Юрием Ильченко

Имя: Ильченко Юрий Владимирович.
Родился 26 апреля 1951 года в городе Ростове-на-Дону.
Образование: прослушал курс 10-ти классов.
Национальность: вроде русский.
Профессия: музыкант.
Идеологические приверженности: не имеет.
Цвет: цвет, возникающий при закате солнца.
Историческая личность: нет таких.
Композитор: Бах к Бизе.
Художник: Рерих.
Блюдо: грибы во всех видах.
Алкоголь: спирт.
Писатель: Александр Грин.
Хобби: готовить еду.
Напиток: томатный сок.

- Когда ты впервые начал заниматься музыкой?

- В пять лет. Из-под палки занимался на ф-но. Потом учился играть на аккордеоне - 1,5 года. Потом год учился играть на скрипке - в 23 года. Бросил, потому что на скрипке надо либо заниматься, забыв про все остальное, либо на заниматься вообще.

- В каких группах ты играл?

- Начал я этим заниматься в 15 лет. Вместе с Костей Флегонтовым я играл в группе МАКС. Мы играли Битлз и пели на четыре голоса. Причем если б мы сыграли на каком-нибудь битловском празднике, я думаю, людям понравилось бы гораздо больше, чем многое из того, что можно услышать сейчас. В 68-ом году я непонятным образом очутился в группе РАДУГА, весьма заурядной, но игравшей в "Молотке". А что это за место, я думаю, помнят многие. Не выдержав конкуренции с "Лирой", работавшей в том же заведении, группа РАДУГА тихо угасла и одновременно с этим Гена Барихновский пригласил меня в МИФЫ, а это было для меня большой честью. МИФЫ играли в то время в Дюнах, а месяца через два начались парголовские дела. Все это происходило в 69-м году. А весной 70-го я с песнями отправился отдавать долг, хотя считал, что никому ничего не должен. Пока я в течение 2-х лет бдительно охранял вас от буржуев, МИФЫ стали настоящими артистами, тем более, что понадобилось для этого немного - всего (обрыв текста). Гастрольная жизнь приятна - мне пришлось испытать это и самому, но ни о каком творчестве и речи быть не может. С другой стороны, профессиональная работа может многому научить, во всяком случае - аккуратному исполнению. К тому времени, когда я вернулся из армии, МИФЫ покончили с поездками и вернулись в том виде, в котором наиболее запомнились всем: Сергей Данилов - гитара, Гена Барихновский - бас, Виктор Гуков - барабаны, а я пел. Нельзя обойти вниманием такую существенную фигуру, как Шура Шерман, в обязанности которого входила своевременная пайка проводов и назывался он радистом, хотя в радио не смыслил ни уха ни рыла. До развала в группе сменилось несколько ударников: Гуков, Петров, Домбровский. Летом 74 года, когда МИФЫ отдыхали в Приозерске, платя за обильную еду и житье, и множество легких кайфов игрой на открытой площадке, коллективный самообман, в котором участвовал и я, встал мне поперек горла. А кроме того, мне перестало нравиться то, как играет Данилов, и я решил научиться играть то, что никогда не слышал от него. Не знаю, получилось ли это у меня, но тогда я ушел из МИФОВ в первый раз. На протяжении года я болтался по новгородской области в составе сельской бригады. Состав был следующий: бас-гитара и баян. Мы аккомпанировали двум опустившимся певицам, разница в возрасте которых была лет тридцать, акробатической паре и старому конферансье. О музыке, которая имела там место, и говорить не стоит, но это время я буду помнить всю жизнь, потому что такого, как там, я не видел никогда. Это относится к природе. Сказка! Вернувшись оттуда, я сделал безуспешную попытку создать группу, после чего вернулся в МИФЫ. Это было в 75 году. Но вернуть МИФОВ к жизни уже нельзя было никакими способами, и после нескольких, не слишком удачных концертов МИФЫ распались, а я удалился в МАШИНУ ВРЕМЕНИ. Причем, соглашение с МАШИНОЙ было достигнуто за час до отлета самолета. Не собственного, конечно, но кто знает, чем все это кончится... С МАШИНОЙ ВРЕМЕНИ я играл 8 месяцев, после чего вернулся в Ленинград и организовал маленький оркестр ВОСКРЕСЕНЬЕ. Несмотря на многообещающее название, кончился он за упокой. С тех пор я сижу и жду у моря погоды, изредка предпринимая попытки обзавестись аппаратурой и иногда играя на ослепительных сейшенах.

- Расскажи, пожалуйста, подробнее, как ты играл с "МАШИНОЙ ВРЕМЕНИ".

- Не хочу. Но это не значит, что о них не стоит говорить, или что они плохи. Просто мне приходилось столько раз об этом рассказывать, что вся эта история завязла у меня в зубах.

- Ну, хорошо, расскажи тогда, что ты думаешь о нынешней ленинградской музыке.

- О ленинградских рок-группах мне сказать нечего, потому что их нет. Наш ленинградский слушатель, я бы сказал, несколько убог, потому что ограничивает себя слушанием низкопробных попсаций. А то, что в топе, проведенном среди этих самых слушателей и некоторых музыкантов, Ганелин и Чижик оказались далеко позади такого виртуоза, как Юра Степанов (да простит он меня), вызывает у меня словообразования, которые опубликованы быть не могут, по причине их нецензурности. А бедный Домбровский, вероятно, не переживет, что он в топе оказался на последнем месте, уступив первенство блистательному Корзинину.

- Тебе не кажется, что ты слишком сурово судишь людей, которые, в сущности, не виноваты в том, что они не знают ни Домбровского, ни Ганелина? Ведь Степанов - практически единственный из пианистов, которого можно увидеть на сейшене. А Корзинин пару лет назад был просто всеобщим любимцем.

- Куда ходишь - тех и знаешь. А если будешь ходить исключительно на Московский вокзал, то и знать будешь, соответственно, только Ваньку Кривого, да Нинку Парашютистку. Если бы им не хватало того что они слышат на попсациях, они бы нашли, где послушать и Чижика, и Ганелина, и всяких прочих крутых музыкантов. Правда, государственные концертные организации не пользуются доверием по вполне понятным причинам, но пренебрегать тем, что изредка можно услышать на официальной сцене, не стоит. Вот такие дела.

- Как же ты в таком случае относишься к тому, что ты в этом топе стоишь на первых местах, и как певец, и как гитарист, и как автор песен?

- Видимо, это оттого что я играю музыку, которая не выходит за рамки интересов этих слушателей. А то, что я играю только эту музыку - так это оттого, что до другой нос не дорос.

- Ладно, оставим это, как ты относишься к праздникам БИТЛЗ?

- Перед энтузиазмом Коли Васина я снимаю шляпу. Но то, как одни и те же группы из раза в раз более или менее хреново играют одни и те же вещи, наводит дремучую русскую тоску. И хочется то ли в рожу кому-то дать, то ли напиться.

- Мoжешь ли ты что-нибудь сказать на тему "музыка и музыкант"?

- Недавно один человек доказывал мне, что для музыканта главное - прежде всего быть музыкантом, а уж потом - человеком. Я считаю, что все как раз - наоборот, музыка - это всего лишь средство для того, чтобы принести для людей НЕЧТО, если оно у тебя есть. Если тебя уже можно назвать человеком, то музыкантом быть необязательно - средство ты найдешь. Но если ты музыкант, хотя бы овладевший мастерством исполнения, но передавать тебе нечего, плохи твои дела, парень. И, кроме того, нужно понимать, какую роль в твоей жизни играет музыка. Занятие музыкой подобно служению богу. И, как в религии, дело не обходится без фарисейства. И, кроме того, существует железная житейская формула: жить-то надо. Это - стандартный ответ любого музыканта, продавшегося за деньги, на вопрос: почему он не занимается нашим делом?

- Твое любимое направление в музыке?

- Наверное, рокси, потому что в нем есть все. Зато не могу не отметить, что одним из явлений, вызывающих у меня опять же употребление непечатных идиоматических выражений, является диско. А некоторые, услышав это, искренне удивляются: ведь Бони М - такая кайфовая группа, а Донна Саммер - так и вообще прелесть.

- Что ты можешь сказать о своих планах?

- По возвращении из турне по Штатам, я собираюсь купить концертный зал "Октябрьский" и разводить в нём мух. Разводит же Маккартни баранов. А чем я хуже?

Рокси №2, декабрь 1977 - январь 1978 г.г.

Владимир Добровольский

 
 
Идея, воплощение и поддержка архива: И. Кондаков, 1998 - 2018