Песня - В добрый часПесня - СолдатПесня - Музыка под снегомПесня - Посвящение коровеПесня - Я сюда еще вернусьПесня - Путь (Памяти Джона Леннона)Песня - Ах, что за ЛунаПесня - СвечаПесня - Песня о капитанеПесня - Ах, какой был изысканный балПесня - БарьерПесня - Люди в лодкахПесня - День гневаПесня - Будет деньПесня - ВарьетеПесня - ВремяПесня - ТуманПесня - Два белых снега (Ю. Саульский - Л. Завальнюк)Песня - Сколько лет, сколько зим (Моим друзьям)Песня - Кого ты хотел удивить?Песня - За тех, кто в мореСтихотворение - Знаю и верюПесня - ПравоПесня - КараванПесня - Кафе "Лира"Песня - КостерПесня - Маленькие героиПесня - МарионеткиПесня - МаскиПесня - Морской законПесня - Родной домПесня - Наш домПесня - НочьПесня - ПаузыПесня - Соль-мажорПесня - Песенка про первых и вторыхПесня - ПоворотПесня - Пока не спущен курокПесня - Полный штильПесня - Посвящение АрхитектурномуПесня - Гимн заборуПесня - Посвящение Стиви УандеруПесня - Посвящение знакомому музыкантуПесня - Разговор в поездеПесня - Самая тихая песняПесня - Синяя птицаПесня - СкачкиПесня - СкворецПесня - Слишком короток векПесня - СнегПесня - Ты или яПесня - Старый корабльПесня - Старый рок-н-роллПесня - Три окнаПесня - Флаг над замкомПесня - Хрустальный городПесня - Мой приятель - художникПесня - Через 20 летПесня - Черно-белый цветПесня - Я снова ждуПесня - МэриджейнимэриэннПесня - Посвящение театруПесня - Закрытые двериПесня - Из конца в конецПесня - Летучий голландец (Б. Баркас)Песня - В круге чистой водыПесня - Возникает из недопетости...Песня - Здорово, МишаПесня - Первый шагСтихотворение - Наша жизнь не приемлет...Песня - Я с детства склонен к перемене местПесня - Уходящее летоПесня - ФлюгерПесня - В Никитском ботаническом садуПесня - Равнодушный корольПесня - Это новый деньПесня - ШахматыПесня - Чужие среди чужихПесня - Песня про собственное лицоПесня - ПальмаПесня - НовогодняяПесня - Песня про верблюдаПесня - 15 к 30Песня - Пора в обратный путьПесня - Наверное, без насПесня - Когда ее нетПесня - Музыканты уходят из мираПесня - Не плачь, моу друг, не плачьПесня - Я рисую тебяПесня - Иам, где светел деньПесня - Братский вальсокПесня - ПоздравительнаяПесня - МарианнаПесня - Хватит о дальнем берегеПесня - Три сестрыПесня - Памяти БродскогоПесня - На заднем двореПесня - Старая дорогаПесня - Он был старше ееПесня - Он играет на похоронах и танцахПесня - Однажды мир прогнется под насПесня - По дороге в НепалПесня - ПроводницаПесня - ФрейлексПесня - Такие дела, Ангел мойПесня - Старая песня о главномПесня - Я рядом с тобойСтихотворение - Игорю СаульскомуПесня - Необычайно грустная песня или телегаПесня - Туманные поляПесня - Скрипач, который играл на танцахПесня - Посвящение хорошему знакомомуПесня - Вот что странноПесня - Мой мирСтихотворение - Сколько дел и друзей...Песня - Скажем прямоПесня - Я усталПесня - Пооткрыли вновь церквейПесня - Я хотел бы пройти сто дорог...Песня - Весь мир сошел с умаПесня - Если бы мы были взрослейПесня - Она желает (свалить из СССР)Песня - У свободы недетское злое лицоПесня - Между тем, что было и тем, что будетПесня - Битое стеклоПесня - Ветер все сильнейПесня - ИмитацияПесня - Я хочу знатьПесня - Бурьян породил бурьянПесня - Шанхай блюзПесня - Оторвись от заботПесня - Я не видел войныСтихотворение - Когда поднимались травы...Стихотворение - Уведите детей...Песня - Бег по кругуПесня - Блюз о безусловном вреде пьянстваПесня - Белый деньПесня - Маленький городПесня - ВидеомагннитофонПесня - В круге светаПесня - Песня переменПесня - Дай мне ответПесня - День рожденьяПесня - ЛицаПесня - Воды нашей рекиПесня - Посвящение ВысоцкомуПесня - Снова веснаПесня - Спускаясь к великой рекеПесня - Пусть она станет небомПесня - Тихие песниПесня - Картонные крылья любвиПесня - Я дам тебе (знать)Песня - Это любовь (детка)Песня - Всегда одинокПесня - Ах, графиняПесня - Старые песниПесня - Уходя - уходиПесня - ФиналПесня - Ох, не вижу я белого светуПесня - СоловкиПесня - Памяти М. НауменкоПесня - Посвящение А. РозенбаумуПесня - Монолог господина, пожелавшего остаться неизвестнымПесня - Я с детских лет не в силах разобратьсяПесня - Дальше и дальшеПесня - На семи ветрахПесня - Мой друг (лучше всех играет блюз)Песня - КолыбельнаяПесня - Когда мы уйдемПесня - У ломбардаПесня - Песня НестораПесня - Отчего так жесток свет?Песня - Не маячит надежда мнеПесня - Я смысл этой жизни вижу в томПесня - Дорога в небоПесня - Этот вечный блюзПесня - Когда я был большимПесня - Рождественская песняПесня - Знаю только яСтихотворение - Ночью больше усталость...Песня - Песня про вервыхПесня - ГололедПесня - Девятый валПесня - От меня к тебеПесня - Кошка, которая гуляет сама по себеПесня - Песня про миллионераПесня - Нас еще не согнули годыПесня - Она идет по жизни смеясьПесня - Памяти А. ГаличаПесня - Песня, которой нетПесня - Песня про розовые очкиПесня - По морю плавать...Песня - ПониПесня - Реки и мостыПесня - Старые друзьяПесня - Увидеть рекуПесня - ИзбавленьеПесня - ШокПесня - Это было так давноПесня - КалендарьПесня - Ветер над городомПесня - Продавец счастьяПесня - Герои вчерашних днейПесня - ОпустошеньеПесня - Опрокинутый мир летних сновПесня - Ветер надеждыПесня - Там, где будет новый деньПесня - Брошенный в небоПесня - Пьесы и ролиПесня - Посвящение артистамПесня - АэрофлотовскаяПесня - БаггиПесня - Первый из первыхСтихотворение - И. ИртеньевуСтихотворение - Перед времением, как прежде...Песня - Путь домойСтихотворение - При всем моем к закону уваженьи...Стихотворение - Снова ночи короче дней...Песня - Там будет победаСтихотворение - Удивляются дети малые...Стихотворение - ЩельПесня - This Happened To MeПесня - Последние дниПесня - ПомогитеПесня - Я сегодня одинПесня - Замок в небеПесня - Я смотрю в окноПесня - ПортретПесня - Принц на часПесня - Держи меняПесня - Троянский коньПесня - Любовники ЛуныПесня - ЭпитафияПесня - Чужие глазаПесня - ОстровитянкаПесня - Бог с тобойПесня - Танцы на крышеПесня - Кто со мнойПесня - Дай помечтатьПесня - Рыбка в банкеПесня - Песня вожака стаиПесня - DevastaionПесня - Внештатный командир землиПесня - Наш островСтихотворение - Подняв капюшоны штормовок...Песня - Когда откричат крикуныПесня - Песня про надеждуПесня - Да и нетПесня - ДжазПесня - Земляничные поляныПесня - Когда ты уйдешьПесня - Я еду по дорогеПесня - Снег (Е. Маргулис)Песня - 40 летПесня - Подруга номер пятьПесня - ПоследняяСтихотворение - Когда на постылой веревке...Песня - Пусть я не разгадал чудесПесня - Монолог бруклинского таксистаПесня - Подражание ВертинскомуПесня - Я возьму тебя с собой в небесаПесня - Бесплатно только птички поютПесня - На НеглинкеСтихотворение - Однажды я пел на большой эстраде... М. АнчаровСтихотворение - И опять мне снится одно и то жеПесня - Меня очень не любят эстетыПесня - Письма (Е. Маргулис)Песня - Песня толстякаПесня - Песня о новом домеПесня - Когда нибудь...Песня - Про глупого льва...Песня - Отгремели шторма роковые...Песня - Я уже никуда не спешуПесня - Из города уехало кино... (Александру Стефановичу)Песня - Странный музей (А. Кутиков)Песня - Где найти подругу жизни?Песня - Я думал...Песня - Ангел (группа Квартал)Песня - Until the Candle burns (Пока горит свеча)Песня - ПерекрестокПесня - Где его носит теперьПесня - Мы будем вместеПесня - Отпусти меняПесня - По назначеньюПесня - Страницы истории Российской империиПесня - Оловянные солдатикиСтихотворение - С всего того, что в нас переплелосьСтихотворение - ПортретПесня - ТраваПесня - МолитваПесня - I will back (Я сюда еще вернусь)Песня - Bonfire (Костер)Песня - Дай мне руку, душа мояПесня - Эпоха большой нелюбвиПесня - Странные дниПесня - Мой городПесня - Я так устал на войнеПесня - ДомажоПесня - Когда мы сойдем с умаПесня - ЛифтПесня - Не плачь обо мнеПесня - На абрикосовых холмахПесня - Из гельминтовСтихотворение - Здравствуй, мой милый друг...Песня - Посвящение Высоцкому - 2Стихотворение - Все проходит по кругу...Стихотворение - У каждого дела бывает началоПесня - ОчередьПесня - ЦензураПесня - Время бодро меняет флаги...Песня - Посвящение Александру ГрадскомуПесня - Посвящение советским рок-группамСтихотворение - Уходит день...Песня - Посвящение ВИДуПесня - Скворец (из к.ф. Начни сначала)Стихотворение - Когда ко дну идет баркас...Стихотворение - Мы все своей дороги ждалиСтихотворение - Между раем, землей и адом...Стихотворение - Лето изношено...Песня - Былые дниПесня - До свиданья, друг (Е. Маргулис)Песня - Ваше право (Е. Маргулис)Песня - Смех и грех (Е. Маргулис)Песня - Милочка (Е. Маргулис)Песня - Старый учитель (Е. Маргулис)Песня - Дуба - юба (Е. Маргулис)Песня - По дороге дней (Е. Маргулис)Песня - Радость моя (Е. Маргулис)Песня - Не везло (Е. Маргулис)Песня - Не везло (Е. Маргулис)Песня - Дороги разошлись (Е. Маргулис)Стихотворение - То, что любовь беда...Песня - All I Can Say Is HelloПесня - Skipping (Скачки)Песня - It Will Be Another Shiny DayПесня - Звезды не ездят в метроПесня - Место где светПесня - Оставь меняПесня - Крылья и небоПесня - Мы расходимся по домамПесня - Посвящение ОРТПесня - Я устал от вас, братцыПесня - НачалоПесня - Утренний ангел пустых бутылокПесня - Иногда я поюПесня - ВверхПесня - Меня заказалиПесня - Не надо такПесня - Рыбак рыбакаПесня - Пустым обещаньям...Песня - Песенка про счастьеПесня - Посвящение Розенбауму - 2Песня - Последняя - 2Песня - У зеленых листьев (Е. Маргулис)Песня - Старый волк (Е. Маргулис)Песня - Дождь (Ю. Ильченко)Песня - Певец (Ю. Ильченко)Песня - Когда мне одиноко (Ю. Ильченко)Песня - Ты лети (Ю. Ильченко)Песня - Посвящение одной известной московской группе (С. Данилов)Песня - Скорый поездПесня - Основа жизни (стихи Н. Добронравова)Песня - Через стеклоПесня - Тем, кто ушелПесня - НаливайПесня - Нашим лодкамПесня - Море любвиПесня - Вот и всеПесня - Музыкант (Б. Окуджава)Стихотворение - В тот день, когда окончится дорога...Песня - Если я спрошуПесня - Было не с намиПесня - Будет недолгой ночь (из х.ф. "Бременские музыканты")Песня - Будь рядом со мнойПесня - Не плачьПесня - Посвящение БГПесня - Не повод для слезПесня - Спой со мнойСтихотворение - Только этого мало (А. Тарковский)Стихотворение - Портрет (А. Тарковский)Стихотворение - Река Сугаклея уходит в камыш... (А. Тарковский)Стихотворение - Поэту (А. Пушкин)Стихотворение - С всего того, что в нас переплелось (Ю. Воронов)Стихотворение - Как длинный вавилонский сонник... (А. Тарковский)Песня - Время пробует меня на зубПесня - Круги на водеПесня - Кто из них яПесня - Дип Перпл Ин РокПесня - Эти реки никуда не текутПесня - По барабануПесня - Не дай мне упастьПесня - К Малой БроннойПесня - Прости сегодня за вчераПесня - Сакура-Катана-СакэПесня - То, что люди поют по дороге домойСтихотворение - Наконец-то я не моден!Песня - Рассмеши меня, ПетросянПесня - Посвящение Олегу ТабаковуПесня - Старый самолетПесня - Полный контактПесня - УлетайПесня - То, чего больше нетПесня - СливаПесня - ПойПесня - Ночь за твоим плечомПесня - ПроститеПесня - Новая весна тебя убьетПесня - Кил - БилПесня - Небо напомнитПесня - АнгелПесня - КораблиПесня - Тридцать лет тому назадПесня - Из-за углаПесня - Вдалеке от высоких холмовПесня - Новая операПесня - Нам, пожалуй, пораПесня - Моя любовь (Музыка и слова В. Ткаченко и М. Кучеренко)Песня - Птички и мошкиПесня - Ангел №2Песня - Разговор на фоне бесконечной ночиПесня - Вот шхуна покадает...Песня - ШтандерПесня - Праздник начинается сейчасПесня - Брошенный богом мирПесня - РыбыПесня - Буги-вуги на потолкеПесня - Миром правит любовьПесня - ОднаждыПесня - КрысыПесня - МамаПесня - Завтра был снегПесня - Оставайся собойПесня - Сорок лет тому назадПесня - Вот крайСтихотворение - Памяти Леонарда КоэнаСтихотворение - Поэт - он архитектор...Песня - Песня про ВанюПесня - Лишь только веки сомкнуПесня - Посвящение Михаилу ГенделевуПесня - ПереворотПесня - Песенка про интернетПесня - Путин и рыбакПесня - Посвящение Александру АбдуловуПесня - В деревне Холуево - 2Песня - Пути наверхПесня - ПредвыборнаяПесня - Необычайное приключение Андрея Вадимовича и Александра Яковлевича...Песня - Сказка про законодателейПесня - Поэт, поэт!Песня - Либо это, либо тоПесня - КолыбельнаяПесня - Битва с дураками - 2Песня - Песня о скрипаче с абсолютным слухом (Михаилу Жванецкому)Песня - Посвящение Григорию ГоринуПесня - Посвящение Дмитрию БыковуПесня - Биг бэндПесня - Наш маленький театрПесня - В деревне Холуево - 1Песня - Моя страна сошла с умаПесня - Ну что ты распелся, милый?Песня - Разговор с соотечественникомПесня - Куда ты пошел солдат?Песня - Детская юннатскаяПесня - Четыре неразлучных таракана и сверчокПесня - Ну чего тебе не хватало?Песня - Песенка про равнение налевоСтихотворение - На собственный день рожденьяСтихотворение - Прохожий (А. Тарковский)Стихотворение - Хожу по краюСтихотворение - Он тихо ушелСтихотворение - Я по горло в делахСтихотворение - Когда ни зги не видать вокругПесня - Кошмарный сонСтихотворение - Октябрь все за нас решает...Песня - Все корабли сегодня вернутся домойПесня - То, что всегда с тобойПесня - Пой песню, пой, дульсимерСтихотворение - Мой свет, мой король, вас хотят убить!...Стихотворение - Андрей, где ваши злые песни...Стихотворение - Я был вареное яйцо...Стихотворение - На дело - крест....Стихотворение - В детстве я был так мал....Стихотворение - Человек во сне худеет....Стихотворение - Думали зиму продлить...Песня - Скажи мне, Архангел - Омоноатлант...Стихотворение - Над вами закрывают небо...Стихотворение - Если жить всю жизнь в пробирке...Песня - На форуме вчера...Стихотворение - Памятка молодым литераторамСтихотврение - Как на Курской-кольцевой...Стихотврение - Как на Куской-кольцевой...Стихотворение - Взяты за ловлю блох....Стихотворение - Вот я монтер на вышке...Стихотворение - По весне в начале мая...Стихотворение - Я всю жизнь без звонка просыпался...Стихотворение - ...А эпохи сегодня пылятся на полке...Стихотворение - Уныло, безропотно в луже...Стихотворение - Про СахаруСтихотворение - Третий год по лесу идуПесня - Просыпается ветерПесня - Мы рядомПесня - Свет рождает светПесня - СтенаПесня - ЧасыПесня - ЗонаПесня - Время ходит на мягких лапахПесня - Одинокий Прекрасный
Машина времени
 
 История  Пресса  Неизданное
 Альбомы  Фото  Стихи
 Музыканты  Разное  Сольники
 Тексты  Новости           Аудио
 Общение  Видео релизы  Ссылки
               Поиск:     

Сводный список: стихи и тексты песен всех авторов

 
В добрый час!

Меняется все
В наш век перемен:
Меняется звук,
Меняется слог.
И спето про все,
Но выйди за дверь:
Как много вокруг
Забытых дорог!

В добрый час, друзья, в добрый час!
Наши дни, не зря эти дни,
Я вас жду, я помню о вас.
Знаю я, что мы не одни.

Пусть, как никогда
Натянута нить,
Не стоит бежать,
Не стоит робеть.
Так было всегда -
Легко говорить,
Труднее сыграть,
Особенно спеть.

В добрый час, друзья, в добрый час!
Наши дни, не зря эти дни,
Я вас жду, я помню о вас.
Знаю я, что мы не одни.

Лет десять прошло,
И десять пройдет,
Пусть сбудется все,
Хотя бы на треть,
Нам в жизни везло.
Пусть вам повезет,
А значит, не зря
Мы начали петь.

 
  * * *
 
 
Солдат

Я с детства выбрал верный путь,
Решил чем буду заниматься,
И все никак я не дождусь,
Когда мне стукнет восемнадцать.

Тогда приду в военкомат,
И доложу при всех как нужно,
Что я в душе давно солдат,
И пусть меня берут на службу.

Мне форму новую дадут,
Научат бить из автомата,
Когда по городу пройду,
Умрут от зависти ребята.

Я так решил давным-давно,
И пусть меняет мода моду,
И огорчает лишь одно,
Что мне служить всего два года.

 
  * * *
 
 
Музыка под снегом

В летнем парке зима,
В летнем парке концерт
Все начнется вот-вот,
Жаль, что зрителя нет
И оркестр укрыт снегом,
Словно вата, глухим снегом
И соната слышна едва-едва.

Голос скрипки звенит,
Как стекло о стекло
И трубу не отнять
От заснеженных губ,
А в каждой ноте поет лето,
И с собою зовет лето
И соната слышна
Едва-едва.

То взлетает,
Как стая оттаявших птиц
То ложится под ноги,
Послушно как снег.
Ни для кого...

И восторг в их глазах
Нам уже не понять
Им уже не помочь,
И приходится лгать
И я опять прохожу мимо,
Прохожу, и гляжу мимо
И соната слышна...
Едва-едва.

 
  * * *
 
 
Посвящение корове

Кто бы мне сказал в письме или словом,
Отчего печаль присуща коровам.
Отчего лежит она в поле не скачет,
Отчего мычит она, будто плачет.
А с чего корове той веселиться,
И удой плохой и надо телиться
Если кормят их бедняг только сеном
А ежели, что не так - по спине поленом.

И луга зовут, но бежать не стоило
Все равно найдут - за рога и в стойло
Ежели с давних лет коровьи души
Лечит старый дед кнутом пастушьим
Ежели веру в чудо у них убили
Ежели было худо и не любили
Ежели даже кто-то холит и нежит
Так это только тот, кто потом зарежет.

Я ее ласкаю и кормлю шоколадкой
А себя терзаю ужасной загадкой
Что вот она моргает и не понимает
Что взгляд ее мне что-то напоминает.

 
  * * *
 
 
Я сюда еще вернусь

Кто
Может знать:
Может, там, а может тут
Нас
Будут ждать
Так, как нас нигде не ждут,

Но зовет,
Нас путь,
Подгоняет ночи тень.
Я сюда
Еще вернусь,
Мне бы только выбрать день.

Пусть
Ты не хотел,
Но все промчалось, как в кино.
Там
Ты не допел,
А тут не выпито вино.

Но зовет,
Нас путь,
Подгоняет ночи тень.
Я сюда
Еще вернусь,
Мне бы только выбрать день.

И как,
Как будет жаль,
Если мне не хватит вдруг
Мест,
Где я побывал,
И ваших глаз и ваших рук.

Но зовет,
Нас путь,
Подгоняет ночи тень.
Я сюда
Еще вернусь,
Мне бы только выбрать день.

 
  * * *
 
 
Путь (Памяти Джона Леннона)

Скажи, мой друг, зачем мы так беспечны?
В потоке дней и суматохе дел.
Не помним мы, что век не будет вечным
И всем путям положен свой предел.

Не верю в чудеса, и это было б странным,
Всю жизнь летать, Однажды воспарив.
И все-таки, всегда прощаемся нежданно,
О самом главном не договорив.

Мы не сбавляем шаг и не считаем дней,
Средь бурь и передряг становимся сильней,
Но, слышишь, бьют часы,
В тот самый миг, когда, наверняка,
Никто не ждет последнего звонка.

Но нет конца пути, и так светла дорога,
Где день родится вновь и будут песни петь,
И тот, кто шел за мной - пусть поспешит немного,
Успев все то, чего мне не успеть.

 
  * * *
 
 
Ах, что за Луна

Ах, что за Луна
Лунным светом эта дивная ночь полна
Плещет волна
И тишина мне навивает нежные мечтанья
И чудится мне
Словно я лечу, как будто, в волшебном сне
Прямо к Луне
К небесной юной Луне.

А рядом со мной
Сидит красотка, красоты буквально неземной
Только она,
Собой увлечена, не видя всех моих страданий
Мне без конца
Заслоняют половину ее лица
Мне жаль, что она
Сюда пришла не одна.

Стоит ли влюбиться, чтоб забыться
Очутиться при Луне в волшебном сне?
Но!
Стоит ли влюбляться, чтобы разочароваться
И расстаться при Луне.

Но не просите меня,
Чтобы я искал любви, не дожидаясь дня
Ведь эта Луна
Сегодня будто пьяна.

 
  * * *
 
 
Свеча

Бывают дни, когда опустишь руки,
И нет ни слов, ни музыки, ни сил,
В такие дни я был с собой в разлуке
И никого помочь мне не просил.

И я хотел уйти, куда попало
Закрыть свой дом и не найти ключа
Но верил я - не все еще пропало
Пока не меркнет свет, пока горит свеча
Но верил я - не все еще пропало
Пока не меркнет свет, пока горит свеча.

И спеть меня никто не мог заставить,
Молчание - начало всех начал,
Но если плечи песней мне расправить,
Как трудно будет сделать так, чтоб я молчал

И пусть сегодня дней осталось мало
И выпал снег, и кровь не горяча
Я в сотый раз опять начну с начала
Пока не меркнет свет, пока горит свеча.

 
  * * *
 
 
Песня о капитане

Случилось так, что небо было сине и бездонно
И легкий ветер по морю, гнал мелкую волну
И был корабль полон, и друзьями, и знакомыми
И путь держал в далекую страну.

И путь держал в далекую страну
И капитан был опытный. Он все моря проплавал
Он силы был недюжинной - дубы валил плечом
И нам казалось: много нас. Мы сильные, мы храбрые
И никакие бури нипочем...

Но что для моря наш корабль - скорлупка несерьезная
И вот однажды вечером попали мы в туман
Средь неба грянул гром, собрались тучи грозные
Пронесся средней силы ураган...

И вот, что удивительно. Все сильные и храбрые
И все, кому мы верили, воскликнули: "Тону!";
Мы ждали от них помощи, они же нас оставили
И первыми отправились ко дну...

А нас носило по морю, надежды наши таяли
И только по случайности, нас приняла земля
И те из нас, кто выжили. По разным обстоятельствам
Забыли капитана корабля.

 
  * * *
 
 
Ах, какой был изысканный бал

Ах, какой был изысканный бал,
Бал, какого еще не бывало,
Их сиятельство граф
Всех у входа встречал,
Красотою графиня блистала.

А к столу в серебре подавали форель
И вино согревало сердца,
Канделябры горели,
Звучали свирели,
И не виделось счастью конца.
И не виделось счастью конца.

Только ночью нежданно случилась беда -
В чем-то граф заподозрил графиню,
Приказал запрягать,
Что-то дерзкое кинул
И умчался не знамо куда.

А графиня, рыдая, бежала к пруду,
Не найдя ни веревки, ни мыла.
И, молясь на лету,
Даже думать забыла
О гостях, что остались в саду.

А в саду между тем назревала дуэль,
Там виконт не поладил с инфантом.
Оба с детства стреляли
Без промаха в цель
И никто не разнял дуэлянтов...
И никто не разнял дуэлянтов...

Жаль, что граф далеко не умчал,
У ворот его лошади встали,
И не отпер никто -
Граф напрасно кричал
И уснул в совершенной печали.
А виконт был нетрезв и стреляться не мог,
А инфант не держал пистолета.
Да и пруд, к счастью был
Глубиною с вершок,
И графиню спасло только это.

А на утро все те же, за тем же столом,
Приказав кто какао, кто пива.
Чуть смущенно беседу
Вели о другом
И глядели в пространство счастливо.
Ах, какой был изысканный бал...

 
  * * *
 
 
Барьер

Ты был из тех, кто рвался в бой,
И без помех
Ты с ходу брал барьер любой,
Барьер любой.
Любой запрет тебя манил,
И ты рубил
И бил, пока хватало сил,
И был собой.

Ты шел, как бык, на красный свет,
Ты был герой, сомнений нет,
Никто не мог тебя с пути свернуть.
Но если все открыть пути -
Куда идти и с кем идти,
И как бы ты тогда нашел свой путь?

И был пробит последний лед,
И путь открыт,
Осталось лишь идти вперед,
Идти вперед.
И тут ты встал, не сделал шаг:
Открытый путь
Страшнее был, чем лютый враг
И вечный лед.

Пока ты шел как на красный свет,
Ты был герой, сомнений нет,
Никто не мог тебя с пути свернуть.
Но если все открыть пути -
Куда идти и с кем идти,
И как бы ты тогда нашел свой путь?

 
  * * *
 
 
Люди в лодках

Долго я шел,
Берегом реки,
Я шел,
Судьбу свою кляня,
И все надежды
Были далеки,
И все же
Утром к морю вышел я.

И я заметил,
Что мне легко,
И мир
совсем не так уж плох,
И наша лодка
может плыть легко
Мимо
дивных берегов
и островов.

Люди в лодках,
Вас несет река,
Разносит,
Сносит день за днем.
И ваших
Лодок много,
И река велика,
И все вы позабыли,
Где ваш дом.

И всё же
Я заметил,
что мне легко,
И мир
совсем не так уж плох,
И наша лодка
Может плыть легко
Мимо
дивных берегов
и островов.

 
  * * *
 
 
День гнева

Сегодня самый лучший день,
Пусть реют флаги над полками!
Сегодня самый лучший день -
Сегодня битва с дураками.

Как много лет любой из нас,
От них терпел и боль, и муки.
Но вышло время - пробил час,
И мы себе развяжем руки.

Друзьям раздайте по ружью,
Ведь храбрецы средь них найдутся.
Друзьям раздайте по ружью,
И дураки переведутся.

Когда последний враг упал,
Труба победу проиграла -
Лишь в этот миг я осознал.
Насколько нас осталось мало!

 
  * * *
 
 
Будет день

Будет день горести,
Может быть, вскорости -
Дай мне Бог дождаться встречи с ним!
В этот день горести
Я воздам почести
Всем врагам-противникам своим.

Пусть они, злобные
Станут вдруг добрые,
Пусть забудут про свою беду,
Пусть забудут обо всем
И идут своим путем,
А я без них уж как-нибудь дойду.

Будет день радости,
Дай мне, Бог, до старости
Как-нибудь дождаться встречи с ним!
Чтоб, забыв о гордости,
Я простил подлости
Всем друзьям-товарищам своим.

Пусть они, нервные,
Будут мне верные,
Пусть один нам будет дальний путь.
Дай пройти нам этот путь
И дойти когда-нибудь,
И не дай друг друга обмануть.

Кончен день вечером
Мне терять нечего,
Сяду я и отдохну от дел,
И скажу каждому:
Был день однажды мой,
И я достиг того, чего хотел.

 
  * * *
 
 
Варьете

Ах, варьете, варьете!..
Шум в голове...
- Мы, кажется, встречались где-то?
- Наверняка...
Она улыбается всем.
Нет, только тебе,
Но как-то не в взаправду
И очень издалека...

Скорей бы уж полночь!.. И вот
Закрыт ресторан,
Домой от табачного смрада
И винных луж...
Сегодня ее опять
Провожал капитан.
По-моему, она врет,
Он ей совсем не муж.

А дома счет
За газ и за свет
И не кормленный кот.
Ей двадцать семь лет,
Она еще недурна,
И не ее вина,
Что все время с кем-то
И все время одна...
И маленький столик,
B прожженный диван...
Он заходил,
Но был здорово пьян:
Он снова тянет время.
Кончается год.
А ведь еще пару лет -
И никто не возьмет...

Ах, варьете, варьете!
Шум в голове...
- Мы, кажется, встречались где-то?
- Наверняка...
Она улыбается всем.
Нет только тебе,
Но как-то не взаправду
И очень издалека...

Ее утро - наш вечер,
На метро - пятак,
Этой ей работа,
А людям кабак,
И снова блестки,
И снова грим
Для ста красивых женщин
И нарядных мужчин...
А ближе к ночи
И эти, и те
Станут друг друга
Искать в темноте,
Но время подходит -
И зал пустой,
Он снова перепутал
И ушел с другой,

И она ждала другого,
Но отправилась с ним,
Быть может, потому,
Что темно или дым...
А утром ошибка,
Конечно, всплывет,
Ему станет неловко,
Она уйдет,
Но завтра, быть может,
Их ждет успех -
Ведь наше варьете
Открыто для всех...

 
  * * *
 
 
Время

Нам уготовано, мальчик мой,
Легкое это бремя:
Двигаться вдоль по одной прямой,
Имя которой Время

Памяти с нею не совладать,
Значит, нам повезло:
Время учит нас забывать
Все - и добро, и зло.

Встречи, прощанья - какое там!
Даже не вспомнить лица.
И только вещи, верные нам,
Помнят все до конца:

Помнит лодка причал, а весло
Помнит воду реки;
Помнит бумага перо, а перо
Помнит тепло руки;

Стены и двери помнят людей -
Каждого в свой срок;
Помнит дорога ушедших по ней,
Помнит выстрел курок...

Только проносится день за днем,
Значит, не пробил час.
Вещи пока молчат о своем
И не тревожат нас.

Могут проснуться они летним днем
Или среди зимы,
Чтобы напомнить нам обо всем,
Что забыли мы.

 
  * * *
 
 
Туман

Не вечен ветер перемен -
Бывает тишина,
Когда стоит ни лето, ни зима.
Тогда мешая ночь и день,
И правду и обман,
На целый мир спускается туман.

В тумане все не так течет,
У времени особый счет:
Куда угодно, только не вперед.
Туман людей глотает вмиг,
И шанс вернуться невелик -
Туман скрывает след и глушит крик.

Я знаю, что в туман
Весь город словно пьян,
Он легче поддается на обман:
Друг может стать врагом,
И не найти свой дом,
Когда лежит над городом туман.

И кто бежал - уже упал
Кто шел - тот не туда попал,
Кто никогда не лгал - увы, солгал,
Где ровно было - там изъян,
Где нет капкана - там капкан, -
Чего уж ждать, когда такой туман.

И наша жизнь, как мир иной,
Проходит стороной,
Туман у наших стен стоит стеной.
И нелегко поверить всем,
Что это все не насовсем,
И скоро грянет ветер перемен.

Я знаю, что в туман
Весь город словно пьян,
Он легче поддается на обман:
Друг может стать врагом,
И не найти свой дом,
Когда лежит над городом туман.

 
  * * *
 
 
Два белых снега
Ю. Саульский - Л. Завальнюк

Ломилась в окна
Звездная сирень
Висела ночь
На тонкой нити звука
Мне выпало две песни
В этот день:
В одной свидание,
А в другой разлука.

Венок луны,
Надетый набекрень,
И млечный путь,
Наброшенный на плечи.
Мне выпало два ветра
В этот день:
Один попутный,
А другой - навстречу.

И ночь ушла,
И канула, как тень,
Горел рассвет,
Неповторимо летний.
И выпало
Два снега в этот день,
Два белых снега:
Первый и последний.

 
  * * *
 
 
Сколько лет, сколько зим (Моим друзьям)

Сколько лет, сколько зим
Я мечтал об одном,
Я мечтал об одном, мой друг:
Чтоб собрать всех друзей
За одним столом
И увидеть, как свят наш круг.

И настал тот день,
Когда я решил,
Что пробил долгожданный час:
Я на стол накрыл
И свой дом открыл,
И пошел и позвал всех вас.

Я не верил не знал,
Cколько добрых рук,
Мне готовы помочь теплом,
И как много моих
Друзей и подруг
У меня за моим столом.

Я готов был петь
Для них до утра,
Пусть не каждый друг с другом знаком.
Но случилась
Странная вещь тогда
За моим бескрайним столом:

Друг на друга скосив
Осторожный глаз,
Все молчали в моем дому,
А потом, прощаясь
Каждый из вас
Подходил ко мне одному.

И последних друзей
Проводил мой дом,
Одиночество - праздник мой.
Почему вы друзья
Лишь во мне одном,
И чужие между собой?

 
  * * *
 
 
Кого ты хотел удивить?

Ты можешь ходить как запущенный сад,
А можешь все наголо сбрить -
И то, и другое я видел не раз,
Кого ты хотел удивить?

Ты верил в гитару, в Битлов и цветы,
Мечтая весь мир возлюбить,
Но все эти песни придумал не ты.
Кого ты хотел удивить?

Скажи мне, чему ты рад?
Постой, оглянись назад!
Постой, оглянись назад -
И ты увидишь,
Как вянет листопад
И вороны кружат
Там, где раньше был цветущий сад.

Ты стал бунтарем, и дрогнула тьма.
Весь мир ты хотел изменить.
Но всех бунтарей ожидает тюрьма,
Кого ты хотел удивить?

Теперь ты устал и тебе все равно,
Как жизни остаток прожить,
И тут на тебя все похожи давно,
Кого ты хотел удивить?

Ты думал собой осчастливить весь свет,
Сияньем его озарить.
Но ветер подул - и тебя уже нет,
Кого ты хотел удивить?

Скажи мне, чему ты рад?
Постой, оглянись назад!
Постой, оглянись назад -
И ты увидишь,
Как вянет листопад
И вороны кружат
Там, где раньше был цветущий сад.

 
  * * *
 
 
За тех, кто в море

Ты помнишь, как все начиналось,
Все было впервые и вновь.
Как строили лодки и лодки звались
Вера, Надежда, Любовь.

Как дружно рубили канаты,
И вдаль уходила земля,
И волны нам пели, и каждый пятый,
Как правило, был у руля.

Я пью до дна,
За тех, кто в море,
За тех, кого любит волна,
За тех, кому повезет,

И если цель одна,
И в радости и в горе,
То тот, кто не струсит,
И весел не бросит - тот землю свою найдет!

Напрасно нас бурей пугали,
Вам скажет любой моряк,
Что бури бояться вам стоит едва ли,
В сущности буря - пустяк.
В бури лишь крепче руки,
И парус поможет и киль,
Гораздо трудней не свихнуться со скуки.
И выдержать полный штиль.

Я пью до дна,
За тех, кто в море,
За тех, кого любит волна,
За тех, кому повезет,

И если цель одна,
И в радости и в горе,
То тот, кто не струсит,
И весел не бросит - тот землю свою найдет!

 
  * * *
 
 
Знаю vs Верю

Нас мотает от края до края,
По краям расположены двери:
На последней написано: "Знаю",
А на первой написано: "Верю"

И одной головой обладая,
Никогда не войдешь в обе двери:
Если веришь - то веришь не зная,
Если знаешь - то знаешь не веря.

И свое формируя сознанье,
С каждым днем от момента рожденья,
Мы бредем по дороге познанья.
А с познаньем приходит сомненье.

И загадка останется вечной,
Не помогут ученые лбы:
Если знаем - ничтожно слабы.
Если верим - сильны бесконечно!

 
  * * *
 
 
Право

Каждый, право, имеет право
На то, что слева и то, что справа,
На черное поле, на белое поле,
На вольную волю и на неволю.

В этом мире случайностей нет,
Каждый шаг оставляет след,
И чуда нет,
И крайне редки совпаденья.

И не изменится времени ход,
Но часто паденьем становится взлет,
И видел я,
Как становится взлетом паденье.

Ты шел, забыв усталость и боль,
Забыв и это, и то,
Ты видел вдали волшебный огонь
Который не видел никто.

И часто тебе плевали вслед,
Кричали, что пропадешь,
Но, что тебе досужий совет,
Ты просто верил и шел на свет,
И я знаю, что ты дойдешь.

А ты дороги не выбирал,
И был всегда не у дел,
И вот нашел не то, что искал,
А искал не то, что хотел.

И ты пытался меня обмануть,
Мол, во всем виновата судьба,
А я сказал тебе: В добрый путь!
Ты сам согласился на этот путь,
Себя превратив в раба.

Каждый, право, имеет право
На то, что слева и то, что справа
На черное поле, на белое поле
На вольную волю и на неволю.

 
  * * *
 
 
Караван

От воды к воде идет,
Ночь за ночью, день за днем,
Бесконечный путь вперед,
Тот, которым мы идем.

Караван, без времен и без границ
Караван, миллион усталых лиц.

Ни дорог, ни сил идти,
Не вернуться, ни свернуть,
Остается лишь пройти
До конца весь этот путь.

Караван уносит вдаль
Память пройденных дорог
То, что отдано как дань,
То, что каждый не сберег.

Кто б ни вел нас, кто б ни ждал,
Мы дойдем, когда-нибудь,
Слишком тесно нас связал
Караван и этот путь.

Караван, без времен и без границ
Караван, миллион усталых лиц.

 
  * * *
 
 
Кафе "Лира"

У дверей заведенья
Народа скопленье,
Топтанье и пар.
Но народа скопленье
Не имеет значенья -
За дверями швейцар.
Неприступен и важен,
Стоит он на страже
Боевым кораблем.
Ничего он не знает
И меня пропускает
Лишь в погоне за длинным рублем.
И в его поведенье
Говорит снисхожденье.

А я сегодня один -
Я человек-невидимка,
Я сажусь в уголок
И сижу, словно в ложе,
И очень похоже,
Что сейчас будет третий звонок.
И мое отчужденье
Назовем наблюденьем.

Вот у стойки ребята,
Их лица помяты,
В глазах - глубина.
Без сомненья, ребятки
Испытали в достатке
Веселящее действо вина.
И их поведенье
Назовем опьяненьем.

Вот за столиком дама,
На даме панама,
Под ней - томный взгляд.
Но панама упряма,
И клюет на панаму
Уже двадцать восьмой кандидат.
И ее состоянье
Назовем ожиданьем.

Вот товарищ с востока,
Танцует жестоко,
Ему пара нужна.
Только пары не видно,
А танцору обидно,
И уводит его старшина -
В милицейском движеньи
Сквозит раздраженье.

А я все верю, что где-то
Божьей искрою света
Взовьется костер.
Только нет интереса,
И бездарную пьесу
Продолжает тянуть режиссер.

Только крашенный свет,
Только дым сигарет
У дверей в туалет...
Меня нет,
Я за тысячу лет,
Я давно дал обет:
Никогда не являться
В такой ситуации.

 
  * * *
 
 
Костер

Все отболит, и мудрый говорит -
Каждый костер когда-то догорит,
Ветер золу развеет без следа.
Но до тех пор, пока огонь горит,
Каждый его по-своему хранит -
Если беда, и если холода.

Раз ночь длинна, жгут едва
И берегут и силы, и дрова,
Зря не шумят и не портят лес.
Но иногда найдется вдруг чудак,
Этот чудак все сделает не так,
Его костер взовьется до небес.

Еще не все дорешено,
Еще не все разрешено,
Еще не все
Погасли краски дня,
Еще не жаль огня,
И Бог хранит меня.

Тот был умней, кто свой огонь сберег,
Он обогреть других уже не смог,
Но без потерь дожил до теплых дней.
А ты был не прав: ты все спалил за час,
И через час большой огонь угас,
Но в этот час стало всем теплей.

Еще не все дорешено,
Еще не все разрешено,
Еще не все
Погасли краски дня,
Еще не жаль огня,
И Бог хранит меня.

 
  * * *
 
 
Маленькие герои

Мы старания утроим,
Построение устроим
И пройдем железным строем
Накануне перед боем:

Пусть не кажется порою,
Что сражаться будет просто,-
Мы отважные герои
Очень маленького роста.

Мы отважные герои
Очень маленького роста.

А враги - гора горою -
Мимо нас глядят устало,
Они вовсе не герои,
Но огромные, как скалы,

И холодные как льдины,-
Не воюют, а скучают,
Мы бы всех их победили,
Только нас не замечают.

Только нас не замечают
Из-за разницы в размерах,
И за это нас прощают -
Очень маленьких, но смелых.

 
  * * *
 
 
Марионетки

Лица стерты, краски тусклы -
То ли люди, то ли куклы,
Взгляд похож на взгляд,
А день - на день.
И я устал и отдыхаю,
В балаган вас приглашаю,
Где куклы так похожи на людей.

Арлекины и пираты,
Циркачи и акробаты,
И злодей, чей вид внушает страх,
Волк и заяц, тигры в клетке -
Все они марионетки
В ловких и натруженных руках.

Кукол дергают за нитки,
На лице у них улыбки,
И играет клоун на трубе.
И в процессе представленья
Создается впечатленье,
Что куклы пляшут сами по себе.

Ах, до чего порой обидно,
Что хозяина не видно:
Вверх и в темноту уходит нить.
А куклы так ему послушны
И мы верим простодушно
В то, что кукла могут говорить.

Но вот хозяин гасит свечи,
Кончен бал и кончен вечер,
Засияет месяц в облаках...
Кукол снимут с ниток длинной
И, засыпав нафталином,
В виде тряпок сложат в сундуках.

 
  * * *
 
 
Маски

И в радости праздной,
И в горькой беде
Пусть каждый из вас
Будет верен себе.
Носите маски;
Носите маски:
Лишь только под маской
Ты сможешь остаться собой.

По воле случайной
Или воле своей
Ходят невежды
В масках умных людей.
И я полагаю,
Что каждый из вас
Должен маску такую
Иметь про запас.

И если у друга
Случилась беда,
Маску участья
Не поздно надеть никогда.
Под маской, как в сказке,
Ты невидим,
И сколько угодно
Ты можешь смеяться
Над другом своим.

И в радости праздной,
И в горькой беде
Пусть каждый из вас
Будет верен себе.
Носите маски;
Носите маски:
Лишь только под маской
Ты сможешь остаться собой.

 
  * * *
 
 
Морской закон

Есть в море закон, он стар как Земля
Открыт неизвестно где,
Если крысы бегут с корабля,
Быть кораблю в беде.

Крыса всегда крикнет - Беда!
А значит, есть шанс на успех
За это били крыс иногда,
Но при этом не так чтобы всех.

Но боцман решил, поскольку был строг
Серым устроить бой
И капитану он дал зарок,
Всех перебить до одной.

И были матросы против, сперва,
Но тот свою линию гнул
И кстати из крыс не ушла ни одна
Поскольку корабль не тонул.

И поднят парус и поднят флаг,
Корабль сверкает весь,
И под восторженный шепот зевак
Уходит в далекий рейс.

И вахтенный крепко держал штурвал
И волны к корме неслись
И каждый матрос свое дело знал
И не было в трюме крыс.

Но сутки прочь и стоять невмочь,
А ночью так тянет лечь.
Никто не слышал, как в эту ночь
В трюме открылась течь.

Из тех бы крыс хотя бы одну,
И люди б тогда спаслись,
Но славный корабль пошел ко дну,
Оставшись без верных крыс.

Набей-ка трубку, налей вина
И выпьем браток с тобой
За тех, кто первым кричит беда,
Спасая корабль свой.

 
  * * *
 
 
Родной дом

Над нашим домом целый год мела метель,
B дом по крышу замело.
А мне сказали, что за тридевять земель,
D домах и сухо и тепло.
И я узнав о том покинул отчий дом,
B я пустился в дальний путь,
И я за восемь лет прошел весь белый свет,
На свете есть на что взглянуть.

Но лишь потом я вспомнил дом.
И темной ночью, И самым светлым днем,
Как хорошо иметь свой дом.
Помни о том - в краю чужом я вспомнил дом.
И темной ночью и самым светлым днем,
Как хорошо иметь свой дом.

Я видел хижины и видел я дворцы,
Дворец кому-то тоже дом.
Я не заметил, что они счастливее, чем мы,
Хоть и не мне судить о том.
Меня встречали, улыбались тут и там,
Сажали есть давали пить,
А я устал скитаться по чужим домам,
А свой никак не мог забыть.

В краю чужом я вспомнил дом,
И самой темной ночью и самым светлым днем,
Как хорошо иметь свой дом.
Помни о том - в краю чужом я вспомнил дом.
И темной ночью, и самым светлым днем,
Как хорошо иметь свой дом.

 
  * * *
 
 
Наш дом

Годы летят стрелою,
Скоро и мы с тобою,
Разом из города уйдем.
Где-то в лесу дремучем,
Или на горной круче,
Сами себе построим дом.

Там вокруг такая тишина,
Что вовек не снилась нам.
И за этой тишиной, как за стеной,
Хватит места нам с тобой.

Двери покрепче справим,
Рядом на цепь посадим,
Восемь больших голодных псов.
Чтобы они не спали,
К дому не подпускали,
Горе врагов и дураков.

Рядом с парадной дверью,
Надо вкопать скамейку,
А перед ней тенистый пруд.
Чтобы присев однажды,
Мог бы подумать каждый.
Нужен ли он кому-то тут.

Там вокруг такая тишина,
Что вовек не снилась нам.
И за этой тишиной, как за стеной,
Хватит места нам с тобой.

 
  * * *
 
 
Ночь

Ночь, темная река, длинной на века.
Смотри, как эта река широка.
Если берега принять за рассвет,
То будто дальнего берега нет.
И переправа непроста, и нет ни брода, ни моста,
Есть только лодка в два весла.

Я, утро берегу на том берегу
Но до него я доплыть не могу.
Лодка в два весла бы меня бы спасла,
Вот только весла вода унесла.
И нас несло к большой воде,
И нам не видно в темноте,
Что берега уже не те.

 
  * * *
 
 
Паузы

Давайте делать паузы в словах,
Произнося и умолкая снова,
Чтоб лучше отдавалось в головах,
Значенье вышесказанного слова.

Давайте делать паузы в пути,
Смотреть назад внимательно и строго,
Чтобы случайно дважды не пройти,
Одной и той неверною дорогой.
Давайте делать паузы в пути.

Давайте делать просто тишину,
Мы слишком любим собственные речи,
Ведь из-за них не слышно никому,
Своих друзей на самой близкой встрече.
Давайте делать просто тишину.

И мы увидим в этой тишине,
Как далеко мы были друг от друга,
Как думали, что мчимся на коне,
А сами просто бегали по кругу.
А думали, что мчимся на коне.

Как верили, что главное придет,
Себя считали кем-то из немногих,
И ждали что вот-вот произойдет,
Счастливый поворот твоей дороги,
Судьбы твоей счастливый поворот.

Но век уже как будто на исходе,
И скоро, без сомнения, пройдет,
А снами ничего не происходит,
И вряд ли что ни будь произойдет.

 
  * * *
 
 
Соль-мажор

Один дружок мой спился,
Другой - вот-вот начнет.
Два года я крепился,
Потом - наоборот.

Я в соль мажор, я в соль мажоре жарю блюз.
И если нечего терять,
И стрелка в шесть - я выйду в пять,
И по дороге, все равно, оттянусь.

Один торчит от бабок,
Другой - от мужиков
Послать бы всех их на-на-на,
Да жалко добрых слов.

Я в соль мажоре, я в соль мажоре жарю блюз.
И если нечего терять,
И стрелка в шесть - я выйду в пять,
И по дороге, все одно, оттянусь.

Одних кидает вправо,
Других ведет назад.
Прошла былая слава,
А я тому и рад!

Я в соль мажор, я в соль мажоре жарю блюз.
И если нечего терять,
И стрелка в шесть - я выйду в пять,
И по дороге, все одно, оттянусь.

стихи и музыка - Евгений Маргулис

 
  * * *
 
 
Песенка про первых и вторых

Чему нас учили - забылось давно,
Не вспомнишь, как ни старайся.
Но часто на память приходит одно:
На первый-второй рассчитайся.

И кто-то мудрый придумал не зря,
Считать до двух в этом мире.
Ведь первым быть без вторых нельзя,
И что-то не могут без первых вторые.

И раз невозможны одни без других,
То вместе шагают дружно.
И первые храбро ведут вторых.
Туда, куда считают нужным.

Но век непрочен, не вечен век,
К чему возмущаться этим?
Вот в первые метит второй человек,
И первый становится третьим.

Покуда до двух умеют считать,
Не будет покоя в мире,
Эй, первые, вам не положено спать.
По следу идут вторые.

 
  * * *
 
 
Поворот

Мы себе давали слово,
Не сходить с пути прямого.
Но, так уж суждено,
И уж если откровенно,
Всех пугают перемены,
Но, тут уж все равно.

Вот, новый поворот,
И мотор ревет,
Что он нам несет,
Пропасть и взлет,
Омут или брод
И не разберешь,
Пока не повернешь,
За поворот.

И пугаться нет причины,
Если вы еще мужчины,
Вы, кое в чем, сильны,
Выезжайте за ворота,
И не бойтесь поворота
Пусть, добрым будет путь.

Вот, новый поворот,
И мотор ревет,
Что он нам несет,
Пропасть и взлет,
Омут или брод,
И не разберешь,
Пока не повернешь,
За поворот.

 
  * * *
 
 
Пока не спущен курок

Стена, стена закрытых глаз,
Hи здесь, ни с нами, не сейчас,
Есть еще миг, есть еще срок,
Пока не спущен курок.

Звучит отсчет, застыл прицел,
Кто узнает потом, что ты не хотел,
Неба клочок, солнца глоток,
Пока не спущен курок.

Где ты был вчера,
О чем ты думал?
Почему ты вдруг решил,
Что это будет не с тобой?

Есть еще слова, кроме слова приказ,
Что поделят мир на них и на нас,
Есть еще миг, малый, но срок.
Пока не спущен курок.

 
  * * *
 
 
Полный штиль

Полный штиль, как тряпки паруса,
И вода, как мертвая, не дышит,
Я молю, чтоб каплю ветра мне послали небеса.,
В небесах меня никто не слышит.

Мой корабль - творенье тонких рук,
Мой маршрут - сплошная неудача.
Но лишь только грянет ветер - все изменится вокруг!
И глупец, кто думает иначе!

На любой вопрос готов ответ,
Жизнь всегда была послушна силе.
Но никто не верит в то, что на свете ветра нет,
Даже если ветер запретили!

Полный штиль, как тряпки паруса,
Мир устал, уснул в ленивой дури,
Я молю, чтоб каплю ветра мне послали небеса,
Пусть сильнее грянет буря!

 
  * * *
 
 
Посвящение Архитектурному

Что за весенняя сила
Меня заманила сегодня на угол Кузнецкого моста,
Люди стареют и камни стареют,
Но камни стареют значительно меньше людей.

И среди этих камней лет на десять назад
Оглянуться, вернуться мне мысленно просто,
Шаг за ворота во двор, что на улице Жданова,
В дом, где я прожил две тысячи дней.

Тот же базар у фонтана, табачный дымок,
Те же темы, беседы и те же порядки,
Тот же пьянящий дурман,
Приобщенности к тайнам искусства, которое выше времен.

Только вот стали короче прически у мальчиков,
Также исчезли на джинсах заплатки,
И вместо лапки куриной и надписи "Beatles-Forever!",
На стенах "Спартак - чемпион!".

Знаю, ничего не вернется,
Бьется, злое сердце в часах,
Только, иногда отзовется,
Солнцем, что-то вечное в нас.

Где вы теперь мои братья и сестры по школе?
Нас всех разметало по нашему краю.
Служат в конторах, участвуют в конкурсах,
Делают выставки, честно содержат семью.

Только вот я на гитаре играю,
Когда это кончится, право, на знаю.
И эту песню играя, вас всех вспоминаю
И сильно скучаю, и значит люблю.

Реже и реже я к вам попадаю,
Но я не страдаю от груза священного долга.
Дескать, ушел на эстраду, где выше зарплата,
Порвал с нашим братом, а значит не наш.

Нас всех обучили секрету созданья гармонии в мире,
И видимо, это надолго.
Ты загрунтуешь холсты, я настрою гитару
А кто-то уже заточил карандаш.

Знаю, ничего не вернется,
Бьется злое сердце в часах.
Только иногда отзовется,
Солнцем, что-то вечное в нас.

 
  * * *
 
 
Гимн забору

Душой и сердцем я горю,
Забору славу я пою,
Который стойкостью своей,
Являет нам пример,
Который крепок и силен,
Который верен, словно слон,
Надежен, словно милиционер.

Снимите шляпу с головы,
Перед забором все равны,
А если дверь найдете в нем - заприте на засов.
И днем и ночью в час любой
Храня священный ваш покой
Стоит его величество забор.

Забор спасет от разных бед,
Он на любой вопрос ответ,
Он вечно делит все на две
Различных стороны.
И если мы протянем в ряд
Заборы, что вокруг стоят
Они легко достанут до луны.

Забор всегда непобедим,
Сердца трепещут перед ним,
Он наша слава и позор,
Векам наперекор,
И если хочешь на земле,
Оставить память о себе,
Тогда построй еще один забор.

 
  * * *
 
 
Посвящение Стиви Уандеру

Твой волшебный мир,
Чистый как алмаз,
Чтоб увидеть все,
Не хватает глаз.

И любой из нас,
Входит в город твой,
Преклонив главу
Перед красотой.

В сказочных цветах,
В небе голубом,
В синих облаках,
Твой волшебный дом.

И, не глядя вниз,
С высоты своей,
Ты жестокий мир,
Сделал чуть добрей.

Ты, наверно, прав,
Чтобы просто петь,
Лучше бы вокруг,
Вовсе не смотреть.

И закрыв глаза,
Свято верить в миф,
В то, что мир людской,
Сказочно красив.

 
  * * *
 
 
Посвящение знакомому музыканту

Просто странно иногда,
Как меняют нас года, -
Вот беда.
Что сказал бы ты тогда,
А теперь ты говоришь, -
Ерунда.

И я искал в тебе хоть след,
Того, что нас держало вместе столько лет.
И я искал в тебе хоть слабый свет
Того, чего давно, в помине нет.

Ты раньше денег не считал,
Ты всех любил, когда играл, и отдавал,
Теперь тебя не проведешь,
Ты не даешь, а продаешь,
И тем живешь.

И я спокоен лишь за то,
Что сейчас не сможет обмануть тебя никто.
Ведь для тебя всегда готов тому,
Что лучше это сделать самому.

Теперь ты знаешь, что почем,
И не жалеешь ни о чем,
Hо где твой дом?
И если твой погас камин,
И нет огня, остался дым,
Что делать с ним?

Говорят, что ты мол, с той поры,
Весьма повысил качество игры.
А только что ни говори,
А мастерством не скроешь
Пустоты внутри.

 
  * * *
 
 
Разговор в поезде

Вагонные споры - последнее дело,
Когда уже нечего пить,
Но поезд идет, бутыль опустела,
И тянет поговорить.

И двое сошлись не на страх, а на совесть,
Колеса прогнали сон:
Один говорил: "Наша жизнь - это поезд",
Другой говорил: "Перрон".

Один утверждал: "На пути нашем чисто",
Другой возражал: "Не до жиру".
Один говорил, мол, мы - машинисты,
Другой говорил: "Пассажиры!".

Один говорил: "Нам свобода - награда,
Мы поезд куда надо ведем".
Другой говорил: "Задаваться не надо:
Как сядем в него, так и сойдем".

А первый кричал: "Нам открыта дорога
На много, на много лет".
Второй отвечал: "Не так уж и много -
Все дело в цене на билет".

А первый кричал: "Куда хотим - туда едем,
И можем, если надо, свернуть".
Второй отвечал, что поезд проедет
Лишь там, где проложен путь.

И оба сошли где-то под Таганрогом,
Среди бескрайних полей,
И каждый пошел своею дорогой,
А поезд пошел своей.

 
  * * *
 
 
Самая тихая песня

Есть на свете вещь, которую никак
Я не могу понять,
Чем у человека меньше слов.
Тем громче будет он кричать,
Будет он кричать.

Если человеку будет, что сказать,
Он лучше промолчит,
И лишь только тот, кому нечего сказать
Громче всех кричит.
Он громче всех кричит.

Стал бы ярче солнца круг, и улыбнулся мир
Если б друг у друга мы спросили вдруг.
Зачем мы так кричим?
Ну зачем мы так кричим?

В песнях никогда я не поучал
Я просто очень рад,
Что я сыграл вам песню
В которой не кричал,
А тихо-тихо пел.

 
  * * *
 
 
Синяя птица

Мы в такие шагали дали,
Что не очень-то и дойдешь.
Мы в засаде годами ждали,
Не взирая на снег и дождь.

Мы в воде ледяной не плачем
И в огне почти не горим,
Мы - охотники за удачей,
Птицей цвета ультрамарин.

Говорят, что за эти годы
Синей птицы пропал и след,
Что в анналах родной природы
Этой твари в помине нет.

Говорят, что в дальние страны
Подалась она навсегда,
Только я заявляю прямо:
Это полная ерунда.
Только мы заявляем прямо:
Это полная ерунда.

Синей птицы не стало меньше,
Просто в свете последних дней
Слишком много мужчин и женщин
Стали сдуру гонять за ней.

И пришлось ей стать осторожной,
Чтоб свободу спасти,
И вот теперь почти невозможно
Повстречать ее на пути.

Стала пуганой птица удачи
И не верит людским рукам.
Да и как же ей быть иначе? -
Браконьеры и тут, и там.

Подкрадешься - она обманет,
И вот уже навсегда ушла,
И только небо тебя поманит
Синим взмахом ее крыла.

 
  * * *
 
 
Скачки

Снова старт он взят и нет пути назад
И по кругу кони мчат, почти летят
Вот опять я опоздал на поворот
Подо мною конь чужой и конь не тот.

От того-то в скачках наших буйных дней
Ставят все не на людей, а на коней
Отчего же в этот час - тяжелый час
Наши кони не всегда находят нас.

А все могло бы быть совсем не так
Если только сам себе не враг
И не нужно никому чужих саней
Это был бы сон - волшебный сон
Каждый был бы просто чемпион
Если мог бы выбирать себе коней.

Мне всегда во все года с конем везло
Но везенье непростое ремесло
И когда пройдет удача стороной
На моем коне окажется другой.

 
  * * *
 
 
Скворец

Куда нам против природы
И дело - дрянь и лету конец
И только споря с погодой,
Поет какой-то глупый скворец.
Друзья давно отсвистели
И улетая, звали с собой,
А завтра грянут метели,
Кому ты будешь нужен зимой?

А он, чудак, не мог понять никак
Куда улетать, зачем его куда-то зовут,
Если здесь его дом
Его песни, его родина тут.
И кому весной его трель нужна,
Ежели весна и без того весна,
И кто сказал, что песням зимой конец?
Совсем не конец.
Что за глупый скворец?

А люди прятались в шубы
И поднимали воротники
Какой он все-таки глупый,
Кому теперь нужны смельчаки
Укрыты снегом аллеи
А он не изменил ничего
Быть может, стало лишь чуть-чуть теплее
От одинокой песни его.

 
  * * *
 
 
Слишком короток век

Слишком короток век,
Позади до обидного мало
Был мороз - не мороз
Да и зной был не очень-то зной
Только с каждой весной
Все острей ощущенье финала
Этой маленькой пьесы
Что придумана явно не мной.

Это словно в кино -
Где мы в зале и мы на экране
Всем обещан полет
И сверкают огни полосы
Только время пришло -
Отпирают трезвонят ключами
И разрушено все -
И со вздохом глядишь на часы.

Кто тут прав, кто не прав
Я прошу вас не надо не спорте
Слишком короток век -
Не прошел бы за спорами весь
Мы увидимся все
В позаброшенном аэропорте
При попытке успеть
На когда-то отправленный рейс.

 
  * * *
 
 
Снег

Снег,
Город почти ослеп,
Свет,
Красок на свете нет,
Есть только белый цвет.
Город твой, словно корабль,
Льдами захвачен в плен.

Я, знаю один секрет,
Снег, скоро сойдет на нет.
У снега короткий век.
Город твой солнцем согрет,
Поплывет по весенней воде.

Но, я не могу понять,
Кто, дарит нам столько тепла,
Чтобы растаял снег?
Сто долгих дней,
Снег был сильней,
И исчез без следа,
Лишь за пять теплых дней.

 
  * * *
 
 
Ты или я

Все очень просто, сказки - обман
Солнечный остров скрылся в туман
Замков воздушных не носит земля
Кто-то ошибся, ты или я?

Все очень просто, нет гор золотых
Падают звезды в руки других
Нет райской птицы среди воронья
Кто-то ошибся, ты или я?

Лишь только весною тают снега
И даже у моря есть берега,
Всех нас согреет вера одна,
Кто-то успеет, ты или я?

Все очень просто, сказки, обман
Солнечный остров скрылся в туман,
Всех нас согреет вера одна,
Кто-то успеет - ты или я.

 
  * * *
 
 
Старый корабль

На берегу так оживленно, людно
А у воды высится как мираж
Древний корабль, грозное чье-то судно
Тешит зевак и украшает пляж.

Как ни воюй, годы, увы, сильнее,
Как ни верти, время свое возьмет
Сгнили борта, и нет парусов на рее
И никогда полный не дать "Вперед!".

Зато любой сюда войдет за пятачок
Чтоб в пушку затолкать бычок
И в трюме посетить кафе и винный зал
А также сняться на фоне морской волны
С подругой, если нет жены
Одной рукой обняв ее, другой, обняв штурвал.

Был там и я, и на толпу глазея
С болью в душе понял я вещь одну
Чтобы не стать, этаким вот музеем
В нужный момент лучше пойти ко дну.

 
  * * *
 
 
Старый рок-н-ролл

Пятнадцать лет назад
Под это танцевал весь свет
Ты только день тем жил
Ходил и даже спал с гитарой
Но новая волна затмила имена тех лет
А может, старина
Ты просто стал немного старым.

Как жаль, поверь мне
Что ты забыл
И это время
И то, каким ты был
Года уплыли
И поезд ушел
И все забыли
Старый добрый рок-н-ролл.

Завод уже не тот,
Никто не запоет Битлов,
Куда не кинешь взгляд
И стар и млад, танцуют диско... (диско, хэви-метал...)

 
  * * *
 
 
Три окна

Я забыл о бурях и о громе
Мне теперь дороже тишина
И живу я в старом-старом доме
Из него выходят три окна.

Первое окно выходит в поле
В поле наших самых лучших лет
В этом поле не бывает боли
И любой вопрос находит свой ответ.

Там и днем, и ночью солнце светит
Летом и зимой цветет земля
Не взрослея, там играют дети
И один из них - наверно я.

А окно второе вышло к лесу
Темный лес поднялся до небес
И от солнца лес создал завесу
От вопросов скрыл ответ лес.

И жизнь идет там по лесным законам,
И я пугался каждого куста,
Проходя по тропкам незнакомым
В час, когда спускалась темнота.

Третье окно выходит к океану
Ровным ветром дышит океан,
А за ним диковинные страны,
И никто не видел этих стран.

Словно вечность, океан огромен,
И сильна спокойствием волна
И когда мне тесно в старом доме,
Я сажусь у третьего окна.

Превратится в воду рек снег
Станет облаком седым дым
Станет домом твой родной дом
Из руин воздвигнут вам храм.

Должен кончиться любой бой
Победит, сомненья нет, свет
Я возьму букет цветов, слов
И раздам моим друзьям, вам!

 
  * * *
 
 
Флаг над замком

Как легко решить, что ты слаб
Чтобы мир изменить,
Опустить над крепостью флаг
И ворота открыть.

Пусть толпа войдет в город твой
Пусть цветы оборвет
И тебя в суматохе людской
Там никто не найдет.

Как легко знать, что ты в стороне,
Что решаешь не ты,
Пусть другие побеждают в войне
И сжигают мосты.

Полпути позади и немного осталось,
И себя обмануть будет легче всего,
От ненужных побед остается усталость,
Если завтрашний день не сулит ничего.

И как трудно стерпеть и сберечь все цветы,
И сквозь холод и мрак,
Поднимать на мачте мечты
Свой единственный флаг.

 
  * * *
 
 
Хрустальный город

Я был вчера в огромном городе,
Где совершенно нет людей.
И в каждом доме, вместо окон
Я видел только зеркала.

И я прошел по людным улицам,
Был город полон отражений.
Они брели за мной, как тени
И молча слушали меня.

Когда я просто улыбался,
То улыбался мне весь город.
И если я кивал кому-то,
То все кивали мне в ответ.

И иногда казалось мне, что город жив,
И что вокруг миллион людей,
И вновь никак не мог поверить я
Что я один и что вокруг лишь зеркала.

Они поссориться не могут -
Они похожи друг на друга.
И скоро я покинул город -
И город сразу опустел.

 
  * * *
 
 
Мой приятель - художник

Мой приятель, художник, прожил на земле мало лет
Он работал как бог, он творил чудеса на удачу
И солгать он не мог, в этом был его главный секрет.
Он умел только то, во что верил, а как же иначе?

Только как-то внезапно случился в стране поворот
Всем приказано было смотреть на иные задачи
А приятель не смог повернуть по команде "Вперед!"
Он умел только, то во что верил, а как же иначе.

Стаи лживых газетчиков хуже дворовых собак
Он читал их брехню вечерами со мной, чуть не плача
А потом возвращался к себе на чердак в полумрак
Он умел только то, во что верил, а как же иначе.

Что такое в истории век или там полувек:
По масштабам таким и о гениях даже не плачут
А приятель мой гением не был, он был человек
По-людски заболел он и умер, а как же иначе...

И осталось всего ничего, разве только холсты
А на них неземные закаты, и лошади скачут
Только в них от чего-то живет ожидание весны
И весна непременно наступит, а как же иначе?

 
  * * *
 
 
Через двадцать лет

Обещаньям я не верил
И не буду верить впредь:
Обещаньям верить
Смысла больше нет.
Но, сказать по правде,
Я хотел бы только посмотреть,
Посмотреть, что будет с нашим миром
Через двадцать лет,
Что же будет с миром
Через двадцать лет.

Может быть,
Все люди будут
Жить в одной большой стране,
Над которой будет
Вечный солнца свет,
Через двадцать лет уже никто
Не вспомнит о войне,
Если только с нами что-то будет
Через двадцать лет,
Если что-то будет
Через двадцать лет.

Двадцать лет - немалый срок
И ты за двадцать лет поймешь,
Что такое тьма
И что такое свет.
Через двадцать лет забудут люди,
Что такое ложь,
Если только с ними что-то будет
Через двадцать лет,
Если что-то будет
Через двадцать лет

Я отдал бы все на свете
И просил бы об одном:
Чтобы только с нами что-то было
Через двадцать лет,
Чтобы что-то было
Через двадцать лет.

 
  * * *
 
 
Черно-белый цвет

Кто знал?
Кто тебя таким создал?
Кто позволил быть тебе счастливей всех?
Кто смог
На тебя надеть венок,
Самый средний в этом мире человек?

Стар мир,
Ты его затер до дыр,
И веселых красок в мире больше нет.
Ты сам,
Сам закрыл свои глаза
И весь мир раскрасил в черно-белый цвет.

Кто ты?
Скажи сам себе
Хотя бы в этот раз.
Кто ты?
Куда ты идешь?

Не открывая глаз?
И кто позволил тебе
Раскрасить мир и людей
В черно-белый цвет?

 
  * * *
 
 
Я снова жду

Я снова жду осенних холодов,
Мне кажется, они уже подули
И осень начинается в июле
Внезапным увяданием садов
Мы не заметили, как нас обманули
Ослепшие, в пещерах городов.

И будет путь по замкнутой прямой
По той, что обладает свойством круга
Не торопясь, все дальше друг от друга
И вот уже не слышен голос мой
И, кажется, нас разделяет вьюга
И никому не даст попасть домой.

И что на крик никто не обернется
И раненым не принесут воды
От этого вода уйдет на дно колодца
Уйдет как предвещание беды
Уйдет на дно и больше не вернется.

Я снова семилетний человек
Один в холодном поле на рассвете
И по колено долгий-долгий снег
А мне твердят о наступившем лете
Цветении садов, разливах рек
Но белая зима на белом свете.

 
  * * *
 
 
Мэриджейнимэриэнн

Где ты Мэри Джейн? С кем ты пьешь портвейн?
До утра. Пару-ра...
Тени спят в углу, пепел на полу,
Это наша такая игра.

Где ты Мэри Энн? Кто попал в твой плен?
До утра. Пару-ра...
За окном луна, снова тишина,
Точно так же, как это было вчера.

Рано утром, когда
Я уйду в никуда,
Cкажешь ты - Ерунда, мой друг!
От тебя далеко,
Я забуду легко
Твои глаза и эти тени вокруг.

Утром нового дня
Ты не вспомнишь меня,
Ну а мне все ровно давно,
Я свободен опять,
Время двинулось вспять,
И вот теперь меня ты можешь не ждать!

Да, да не ждать!

В общем very well, все как я хотел,
До утра. Пару-ра...
Вот и Happy End, Крошка Мэри Энн,
Мэри Джейн, убежала вчера.

Рано утром, когда
Я уйду в никуда,
Cкажешь ты - Ерунда, мой друг!
От тебя далеко,
Я забуду легко
Твои глаза и эти тени вокруг.

Утром нового дня
Ты не вспомнишь меня,
Ну а мне все ровно давно,
Я свободен опять,
Время двинулось вспять,
И вот теперь меня ты можешь не ждать!

Да, да не ждать!

Где ты Мэри Джейн? С кем ты пьешь портвейн?
До утра. Пару-ра...
Где ты Мэри Энн? Кто попал в твой плен?
До утра. Пара-пару-ра...

стихи - Евгений Маргулис и Олег Ципенюк

 
  * * *
 
 
Посвящение театру

С давних лет я любил не спектакль,
А скорей подготовку к спектаклю,
Я смотрел, как из волн возникало
Движенье единой реки,
Королей и принцесс наряжали в картон
И под бороды красили паклю,
Режиссер весь горел и от счастья и боли сжимал кулаки.

Даже самый бездарный актер
Для меня был предметом немого восторга,
Он творил чудеса , он играл
Чей-то сложный душевный конфликт.
Я с тех пор не привык их делить
На актеров второго и первого сорта.
Ведь они - это мы,
А разрыв между нами не так уж велик.

И порой я гляжу - мы актеры
Большого-большого театра,
Только вот режиссер
Отлучился куда-то на миг и пропал.
А способность играть обусловлена, в сущности
Личным талантом,
Но не скажет никто, что за пьеса,
И скоро ль наступит финал.

Знать хотя бы на миг сколько актов
И сколько меж ними антрактов.
И чем кончится все,
И какая к финалу прибудет мораль.
И чтоб кто-то сказал:
"Ваша роль исполняется так-то и так-то".
Но не скажет никто, а уставших актеров
Так искренно жаль.

 
  * * *
 
 
Закрытые двери

Мы много дорог повидали на свете,
Мы стали сильнее, мы стали не дети.
Но лето в дороге кончалось зимою,
А зимы в дороге кончались стеною.
А мы еще верим, что мы не забыты,
Стучимся мы в двери, а двери
Надежно закрыты.

И я не пойму от кого их закрыли?
Нас может быть, звали, но просто забыли...
И может нам быть понастойчивей стоит,
Тогда нас услышат
И двери конечно откроют.

И вот уже годы минутами стали
И мы понемногу стучаться устали,
И снова зима эту землю укроет,
Никто не услышит, никто не откроет.
А может стучатся сюда по-другому,
А может быть просто хозяев давно нету дома.

Дорога тебе не сулит возвращенья,
Тебе в возвращеньи не будет прощенья.
А ты все не веришь, что мы позабыты
И ломишься в двери, хоть руки разбиты.
И ты безоружен, ты просто не нужен,
Тебе остается лишь вечер и зимняя стужа.

 
  * * *
 
 
Из конца в конец

Есть волшебный замок
В разноцветных облаках,
Добрыми делами
Весь в улыбках и цветах.

Там не бывает ночи,
Там царит веселье дня.
И замок открыт для всех,
Но не для меня.

Есть печальный замок
Из сомнений и тревог,
Каменные стены,
В паутине потолок.

Сумрак подсознанья,
Темный и сырой подвал.
Туда нелегко попасть,
Но я там побывал.

И лежит дорога,
Между ними лишь одна,
Сквозь огонь и воду
Мне всегда она видна.

И с утра до ночи,
Словно проклятый гонец,
Я должен по ней пройти...
Из конца в конец.

 
  * * *
 
 
Летучий Голландец
стихи Бориса Баркаса

Каждый день, отправляясь в плаванье,
По морям сквозь ветра и бури,
Я мечтаю о тихой гавани,
Где б мои корабли уснули.

И о пристани в синих сумерках,
Где огни угольками рдеют,
Где не верят тому, что умер я,
Где все время ждут
И надеются.

Как давно ты была оставлена
Моя тихая старая гавань.
И с тех пор моя жизнь отравлена,
Пересуды и грязный саван.

Плыли прочь, онемев от ужаса,
Лишь завидя мой парус белый,
Никому не хватило мужества,
Подойти и узнать в чем дело.

А потом, где б они ни плавали,
Мстя за страх, что тогда испытали,
Объявили посланцем дьявола,
Кораблем мертвецов назвали.

Дай им Бог оправдаться дочиста,
Оставаться в мирке-постели,
Им не знать каково одиночество
Под огнями святого Эльма.

Каждый день, отправляясь в плаванье,
В океан московских улиц,
Я мечтаю о тихой гавани,
Где б мои корабли уснули.

И о домике в синих сумерках,
Где окно от закатов рдеет,
Где не верят тому, что умер я,
Где все время ждут и надеются.

 
  * * *
 
 
В круге чистой воды

Я раскрасил свой дом
В самый праздничный
цвет,
Написал
На небе своем
Бесконечный рассвет.

Мне
На весь этот мир
Было красок не жаль,
Я любил
И сказки творил,
И забыл по печаль.

Но
Случилась беда
В ярком мире моем,
И все краски,
Что выдумал я,
Были смыты дождем.

Мир
Не долго страдал
После этой беды,
Только ветер
Небо качал
В круге чистой воды.

 
  * * *
 
 
Возникает из недопетости...

Возникает из недопетости
На потребу растущим хлопотам
То, что мы называем зрелостью,
То, что мы называем опытом.

И друзья, оставаясь в наличестве,
Становились другими начисто -
Это мелких потерь количество
Переходит подспудно в качество.

От любви к туманной поэтике,
До любви к бытовой математике...
Если были мы теоретики,
То теперь, безусловно, практики.

Было дело, и я в это кинулся,
А только, видимо, стал староват:
Лишь вчера я любил Калининский
А теперь выбираю Арбат.

И надеждой себя не балуя,
Не кому не желая зла,
Удивляюсь на лодку старую,
Что так долго нас всех несла.

Ведь плывет она, тем не менее,
Как Земля, что все-таки вертится
Под всеобщее изумление:
И на чем она только держится?

И я хочу, чтоб на время забыли мы
Деловые, полезные навыки,
Наши руки освободили мы,
Чтоб попробовать взяться за руки.

И чтоб где бы мы только ни были,
Мы б умели, прикрывши двери,
Хоть на время забыть о прибыли,
Чтоб хоть раз сосчитать потери.

 
  * * *
 
 
Здорово, Миша

Здорово, Миша!
Как дела, чувак?
Вот это да, не ждал, наверняка!
Да нет, я не по делу, просто так,
Зашел проведать старого дружка

У нас теперь по средам выходной,
А у тебя, я вижу – полный зал,
Да брось ты палки, хлопнем по одной
Надеюсь ты еще не завязал?

Что с "Парнасом", какой теперь плывет "карась"?
Как дети, как квартира, как жена?
Моя со мной еще не развелась,
За хату третий год идет война.

И на работе с бабками голяк,
"Джоржей" не видно, сплошь одна фирма
А им хоть "Бони М" хоть краковяк,
Сидят и не башляют ни хрена...

А наш Витек себя не уберег,
И, веришь, совершенно облысел,
В «Поющих» Женька, в Штатах Игорек,
Запил Володя, а Серега сел...

А помнишь, Мишка, семьдесят второй?
И "Психодром" и сейшн в Лужниках,
Как двери вышибали головой,
Как фаны нас носили на руках?

Собраться что ли вместе, как тогда
Да дать гвоздя, чтоб снова дым пошел!
Что скажешь, Мишка? Впрочем, ерунда:
Кому теперь он нужен, рок-н-ролл?

Я никогда не думал про года,
Года проходят – вроде не беда.
Но вот ушла под камушки вода.

И это, к сожаленью, навсегда...
...Ну ладно,
Посошок и я побег
Держи, дружище, пистолет хвостом!
Не забывай, зайди на огонек.
Счастливо, я в "Варшаве", на шестом.

М.П. Соколову, гр. "Лучшие годы"

 
  * * *
 
 
Первый шаг

Мне осталось сделать первый шаг,
Если все как надо -
Наверно что-то тут не так,
Надо сделать первый шаг.

День вчерашний не приходит вновь,
Друг вчерашний ждет
Вчерашних слов,
Чтобы не остаться
И чтобы не попасть впросак -
Надо сделать первый шаг.

Каждый день и каждый час
Нас тянет как на дно
То, что было и прошло давно.
Не тяни прощанья,
Не считай до ста -
Нас заждались новые места.

 
  * * *
 
 
Наша жизнь не приемлет ...

Наша жизнь не приемлет в себе постоянства,
И прощаться легко. Только некая грусть
Занимает в душе небольшое пространство,
Если сверху смотреть на отмеренный путь.

Ведь прощаемся мы не с людьми, не с местами,
И не в том, между нами, расставания суть -
Всякий раз мы прощаемся с нашими днями,
Что уже не вернуть...

 
  * * *
 
 
Я с детства склонен к перемене мест

Я с детства склонен к перемене мест:
Я путаю прощанье и прощенье,
Мне дорог в путешествии отъезд,
Всегда с трудом дается возвращенье -
В том нет моей вины.
Таков мой крест:
Всю жизнь менять свое расположенье,
Прощать.
Прощаться.
Снова быть в движенье.
Я с детства склонен к перемене мест.

И где-то, на последнем берегу
Я путь окончу - в этом нет сомненья.
И вряд ли я простить себе смогу,
Что больше невозможно возвращенье.
Но буду благодарен я судьбе
За то, что выбрал путь порою ранней,
И в том пути я верен был себе,
И в сердце жив костер воспоминаний.

Я с детства склонен к перемене мест.

 
  * * *
 
 
Уходящее лето

Сегодня, увы, я не буду таким, как вчера, -
К чему повторять все то, что вчера было спето?
Я буду один, и я буду бродить до утра,
Опять провожать уходящее лето.

Вчера еще не было лету конца -
Оно, как и мы, умирать не умеет.
Но падают, падают листья, как слезы с лица,
Лишь станет чуть-чуть холоднее.

Как мало нам нужно порой, чтоб навеки уйти,
Не верим, не ждем за зеленое лето расплаты.
Но дни все короче, и осень у нас на пути
Встает календарною датой.

И каждой весной я в сомненьи брожу сам не свой -
Не верю ни лесу пустому, ни голому полю,
А будет ли все, так как было вчерашней весной,
И хватит ли сил, чтобы снова пробиться на волю?

 
  * * *
 
 
Флюгер

На крыше стоишь,
Как над землёй паришь,
А выше только крыши
И лишь флюгер выше крыш.

Он сделан везде,
К своей большой беде
Из стрелки и вертушки на гвозде.

Он так хотел бы остаться твёрдым
Во избежанье дурной молвы
Но вправо-влево крутится, увы

Ну где тут честь сберечь? - Об этом и речь
Такая неустойчивая вещь.
Всю ночь до утра ломали ветра
А днём с утра крутить
В другую сторону пора.
Как буря и шквал - он так уставал,
Что путать стороны света начинал.

А он всё ждал, что настанет время,
Назначенный час пробьёт
И в мире станет всё наоборот.
И вскроется суть,
Он сам когда-нибудь
Укажет ветру путь,
Которым дуть.

Но время пришло
И так замело, что флюгер раскачало
И со шпиля сорвало.

В мечтах о добре
По зимней поре
Он сгинул в январе
В чужом дворе.

Но только верьте или не верьте
А мне известно наверняка
Что в городе с тех пор - ни ветерка.
Нехитрый секрет:
Ведь дуть смысла нет,
Когда никто не крутится в ответ.

 
  * * *
 
 
В Никитском ботаническом саду

В Никитском ботаническом саду
Гуляет ветер голубой,
Шумит волнами прибой,
И над твоей головой
Украсили бездонный простор пики гор
Ведут с волнами свой разговор.

И в лабиринте древних аллей,
Ленивыми стадами бродят толпы людей,
А также жен и детей
По-хозяйски озирают бесконечный простор,
И повышают свой кругозор.

Вопросов не счесть,
Где можно посидеть и поесть?
И отчего самшит дороже во сто крат, чем тот же рододендрон,
И где торгуют южным вином?

Весь день течет людская река,
И, руки уперев в бока,
Взирают на деревья, с низу вверх свысока,
Как будто каждый листик
На деревьях вокруг – творенье их заслуженных рук.

И лишь когда погаснет закат,
Закроют сад, народ уйдет,
Назад к своим делам по домам,
И не услышит никто, какая здесь тишина,
Когда стоит над садом луна.

Промчатся года,
И все кто были здесь уйдут навсегда,
И лишь деревья будут вечно, бесконечно
Год от года стоять,
Они умеют людям прощать.

 
  * * *
 
 
Равнодушный король

Стихи - Вадим Черняк, для радиоспектакля Театра комедии "Принцесса и трубочист"

Помилуй Бог, помилуй Бог!
Ведь я еще совсем не плох,
Пусть прохудилось кое-что у трона.
Хоть и запутаны дела,
И даже стала тяжела,
C недавних пор,
Мне эта вот корона.

Я подданным твердил не раз,
Что в королевстве все у нас
Ужасно бестолково и нескладно.
В полях одни, вон, сорняки,
Мне отвечали: "Пустяки!",
Что сорняки, растут себе и ладно.

Я добрым был, и злым я был,
Стать равнодушным я решил,
Зачем стараться что-то там исправить?
А чтобы среди бела дня
Не беспокоили меня,
Решил таблички разные составить:

"Закрыто От... и до...",
"Обед",
"Учет",
"Не запускать ракет",
"Стоянки нет",
"Проезда нет",
"Запрещено",
"Гасите свет",
"Ушла на базу",
"Ходу нет",
"Ремонт",
"Для писем и газет"

И возле каждой стражника поставить.

 
  * * *
 
 
Это новый день

Я песню спел свою
И умер быстро, как солдат в бою,
Меня на утро не нашли в строю
Я песен больше не пою.

И я совсем один и мне легко,
Что сам себе я господин
И все холсты моих заброшенных картин
Покрыты сетью паутин.
О, это новый день,
Он несет нам радость
И сомнений гонит тень
О, он нас зовет вперед
О, как хотел я знать,
Как хочу я знать, куда он нас зовет.

И снова на углу полно прохожих
Одинаковых на рожу,
До чего же все похожи, каждый день одно и то же
А за что же милый боже,
Сделал ты меня на них похожим?

И снова кто-то мне подарит
Свою выцветшую бледную печаль
Она меня состарит,
Но мне его совсем не жаль
Меня опять уносит в даль
И я расстроен как рояль.

 
  * * *
 
 
Шахматы

На хронометрах кнопки нажаты,
Но секунды впустую летят:
Кто-то мир поделил на квадраты,
Подо мною такой квадрат.

И ясны мне границы квадрата,
И лишь одно непонятно тут:
Толи надо идти куда-то
То ли ждать – за тобой пойдут.

И одна у меня забота -
Разобраться хотя бы раз:
Это мы играем во что-то
Или кто-то играет в нас?

Вот сто дорог.
Ты пешка или ты игрок?
Наш или ваш ход?
Кто нам объявит счет?

Не имея конкретных примеров,
С каждым днем все трудней и трудней:
Я умею в толпе различать офицеров,
Да, пожалуй, еще коней.

А душа пребывает в тревоге
Ну где противник, и кто же он?
Мне в метро отдавили ноги,
Это был, вероятно, слон.

И одна у меня забота -
Разобраться хотя бы раз:
Это мы играем во что-то
Или кто-то играет в нас?

Вот сто дорог
Ты пешка или ты игрок,
Наш или Ваш ход?
Кто нам объявит счет?

 
  * * *
 
 
Чужие среди чужих

Ночь, прочь
И вновь рассвет, спасенья нет
А он не гасит свет
Как будто лишь под лампой
Он найдет ответ – секрет его изгнанья.

Шум дня, краски дня
Другого дня, а здесь еще вчера
И снова ночь без сна
Под лампой до утра.
И больше отставанье

Есть здесь кто ни будь?
Мы чужие среди чужих.

День, влет
И снова гнет
Не спетых слов,
Несказанных речей
И даже дом не дом
И дом почти ничей
Сквозь крышу видно небо.

Час, бьет
И все известно наперед
И скоро он уйдет,
А там, где день
Никто о нем и не вздохнет,
Как будто он и не был.

Есть здесь кто ни будь?
Мы чужие среди чужих.

 
  * * *
 
 
Песня про собственное лицо

Я проснулся другим,
Хоть это был я,
Просто в свете нового дня.
Я пошел к друзьям,
И мои друзья
Не узнали в лицо меня.

И друзья сказали:
"Ну что за дела?
Стань таким, как всегда скорей!"
И я стал таким,
Каким был вчера,
Не желая обидеть друзей.

И я был таким
Еще сотню лет,
И я пел
От среды до среды,
Пока не понял вдруг,
Что меня больше нет,
И редеют друзей ряды.

И я стал срывать
С головы парик,
И опору
Искать в пустоте,
И заметил, что слишком
К себе привык,
Да и годы уже не те.

А может, и правда, лучше
Не искать, а иметь,
И не менять лицо как пальто?
Но только кто-то
Внутри меня хочет петь,
Еще не зная, как и про что.

И всем пора порой
Оставлять без потерь
Те места, где так сладок дым,
Что бы снова вломиться
В закрытую дверь,
И опять оказаться чужим.

 
  * * *
 
 
Пальма

Стихи - Вадим Черняк, для радиоспектакля Театра комедии "Принцесса и трубочист"

О том, что мне близко,
Чего не терплю,
Сказать я любому готов.
И больше всего я на свете люблю
Следить за игрою китов.

Уплыл бы я вдаль
На большом корабле,
Туда, где высок небосвод,
Туда, где на дикой и гордой скале
Красавица пальма растет.

И ветер, что вымпелы треплет и флаг,
Умчи же и песню мою.
В тот край, где горит, одинокий маяк,
У ночи на самом краю.

Резвитесь, играйте киты за кормой,
Плыви же вперед мой фрегат!
В страну, где над желтой волной штормовой
Лишь птицы бесстрашно парят.

 
  * * *
 
 
Новогодняя

Ах, призрачный праздничный свет -
Как будто бы, все хорошо,
И год пролетел
Без особенных бед,
Ушел,
И новый пришел.

Ах, призрачно-елочный рай -
Как будто всего через край...
Простите меня
За вчерашний скандал,
Ура!
Налейте в бокал!...

Танцуем на самом краю,
И ночь все черней,
И метель не унять...
Ты веришь, что музыка
Будет звучать? -
Прощай.
Мне даже не жаль.

И утро, а в окнах темно.
Похоже, что все решено.
А мы позабыли
О том, что нас ждет,
И смех,
Как будто в кино...

Танцуем на самом краю,
И ночь все черней,
И метель не унять...
Ты веришь, что музыка
Будет звучать? -
Прощай.
А все таки жаль.

 
  * * *
 
 
Песня про верблюда

Такое вы видали, ох, едва ли!
Стою, не чую под собой земли:
Меня вчера верблюдом обозвали
И выводы под это подвели.
И это мненье утвердилось свыше,
Я бился в двери с криком "Наших бьют!"
Кивали мне, но слушали не слыша,
Поскольку я отныне был верблюд

Да я человек! Проверьте по фамилии!
Я - царь природы, гражданин Земли!
Но стойло для меня уже определили
И полмешка колючек принесли.
И понял я, что спорить будет хуже,
Но до того досадно стало мне,
Что я вдруг плюнул как то по-верблюжьи,
И горб нарисовался на спине...

С тех пор прошли года, а может, годы,
Верблюжью вахту смирно я несу,
Спасибо, что на мне не возят воду,
Что не идет верблюд на колбасу.
И лишь одна надежда в сердце бьется:
Наш век рождает множество идей,
Быть может, завтра кто-нибудь, найдется
И всех верблюдов превратит в людей.

 
  * * *
 
 
15 к 30

Что за время теперь такое?
Как река, там, где брода нет,
Мост мы стоили над рекою,
Он длиною в пятнадцать лет.

И вот опять совсем как когда-то,
Мы стоим на том берегу,
Я такой молодой и такой лохматый,
И считаю, что все могу.

Ах какие моменты были,
Это просто кошмарный сон,
Только дустом нас не травили,
Видно дорог в хозяйстве он.

И не желая скандальной славы,
Все пятнадцать лет налегке,
Мы учились дышать отравой,
Точно рыбы в Москве реке.

За спиною я слышу охи,
Этот парень уже не тот,
У команды делишки плохи,
Не протянет она и год.

Дорогие мои, не надо,
Я открою один секрет,
Это все я слышал когда-то,
А точнее, все пятнадцать лет.

И я чихал на прогнозы эти,
И только странно бывает вдруг,
Если вам подпевают дети
Ваших школьных былых подруг.

Но я совсем не такой уж старый,
Мне на вид ровно двадцать пять,
У меня еще есть гитара,
Я умею на ней играть

И я еще вам не спел о главном
Я надеюсь об это спеть,
Вот тогда б посидели славно,
Только б встретиться нам успеть.

 
  * * *
 
 
Пора в обратный путь

Когда уходят краски дня,
И все друзья далеки,
Пора в обратный путь.

Я снова вижу чистые воды,
Задумчивой реки,
Пора в обратный путь

В прозрачных струях, как во сне,
Колышется трава,
Пора в обратный путь.

И странная над той рекой,
Повисла тишина,
Пора в обратный путь

Ветви ив, спасите нас от боли и пыли,
Мы снова станем, какими мы были,
А какими мы были?

А над водой ожил туман,
Уходят краски дня,
Пора в обратный путь.

И я спускаю лодку,
И вода несет меня,
Пора в обратный путь.

 
  * * *
 
 
Наверное, без нас

Карты вечно тасуются,
И в какой ни будь раз,
В мире все образуется,
Но, наверное, без нас.

Так случится, так сможется,
Что в назначенный час,
Все удачно разложится,
Но, наверное, без нас.

В этот день человечество,
Поголовно, как класс,
Отболеет, отлечится,
Но, наверное, без нас.

Отоврут, отпозорятся,
Наперед, прозапас,
Отвоюют, отссорятся,
Но, наверное, без нас.

Все грехи доадамовы,
Им простят и тот час,
Все закрутится заново,
Но, наверное, без нас.

 
  * * *
 
 
Когда ее нет

Она любит больных
B бездомных собак
И не хочет терпеть людей -
Ей открыта ночь
И не нужен день.
Она любит уйти в закат,
Но всегда на страже рассвет,
Отчего же ты сам не свой,
Когда ее нет?

Она бродит по городу
Вслед за дождем,
То и дело меняя маршрут,
И ее не застать
Ни там, ни тут.
Она может сказать "До завтра!",
Но исчезнуть на несколько лет.
Отчего же ты сам не свой,
Когда ее нет?

Она сама по себе,
Она не хочет скрывать
Даже самых простых вещей,
Жаль, что ночь без неё
Стала ничьей,
Жаль, что голос её растаял,
Как дым, её сигарет.
Отчего же ты сам не свой,
Когда ее нет?

 
  * * *
 
 
Музыканты уходят из мира

Музыканты уходят из мира,
Преждевременно, безвозвратно.
Музыканты уходят из мира
Видно, с миром что-то не ладно.

Наугад календарь листая,
Покидают нас друг за другом,
Души их сбиваются в стаи,
И летят, словно птицы к югу.

Ну а мы с выражением скорбным,
Их записываем в герои,
Привыкая к речам надгробным,
И к хождению печальным строем.

Мы дадим им салют из танков,
Поскорбим об ушедшем духе,
И попляшем на их останках,
Как бескрылые, злые мухи.

Музыканты уходят из мира,
Оставляя бездарям место,
Музыканты уходят из мира,
И причина лишь им известна.

Может быть, расплевавшись с болью,
Ставят точку почти насильно,
И выходят от нас на волю,
Словно зритель с плохого фильма.

То же Солнце на небе, вроде,
Та же осень и то же лето,
А они все равно уходят,
Это очень плохая примета.

 
  * * *
 
 
Не плачь, мой друг, не плачь

Пусть горе и печаль,
Церковной свечкой тают,
Последнее "прости",
Последнее "прощай",
Не плачь, мой друг, не плачь -
Никто не умирает,
И не они, а мы
От них уходим в даль.

Пусть Бог нам положил
До времени разлуку,
Но если ты упал
И враг нанес клинок,
Они помогут встать
И остановят руку
Разящего врага,
И взгляд их будет строг.

А время промелькнет
Так суетно, так странно,
Последнее "прощай",
Последнее "прости",
Придет и наш черед,
Безмолвно, неустанно
Глядеть идущим вслед
И их хранить в пути.

 
  * * *
 
 
Я рисую тебя.

Мы не можем сказать слово «нет»
Нам рассвет не в рассвет, нас почти уже нет
К нам заходят без стука
Вытрясаю карманы и души, а мы все молчим.

Мы забылись тяжелым безропотным сном
Нарисуй мне разлуку
На черных квадратах вагонных окон
Я прошу, нарисуй мне разлуку
Фонарями пустынных перронов, огнем семафоров
На пыльных картинах вагонных окон.

Ну а мы все сидим на перроне и ждем
Мы остались вдвоем,
За окном тот же день, что и прежде
Время стало, застыло ноябрьским льдом
Между правдой и ложью в пустом ожиданьи чудес.

Нарисуй мне надежду на рваной холстине небес
Я смертельно устал,
Нарисуй мне надежду акварелью заката
Чужой ледяной акварелью заката на рваной холстине небес.

Завтра вновь протрубит, прогрохочет
Построит затылок в затылок и станет вокруг непохожей,
А потом молчаливо уйдут по приказу,
Уже не надеясь, не веря, еще не любя,
Только я все рисую тебя.

Подправляя побитые осенью тусклые лица прохожих,
И на пыльных картинах выгонных окон,
И на рваной холстине небес,
Я рисую тебя.

 
  * * *
 
 
Там, где светел день

Когда сойдет последний снег,
Когда вокруг все будто в первый раз,
Вернется в миг движенье рек
Кто вспомнит нас?

Там, где будет ночь без гроз
А за ней рассвет без слез
Там, где светел день.

Когда последний самолет
Пробьет кордоны туч
В урочный час
И боль пройдет
И все пройдет,
Кто вспомнит нас.

 
  * * *
 
 
Братский вальсок

Пусть ветер крепчает, а нам - трын-трава,
Что зной, что январская вьюга.
По миру гуляет большая братва,
Постреливая друг в друга.

И все до балды - теснее ряды!
Считай, что еще мгновение,
И численность нашей российской братвы
Сравнится с мужским населеньем.

Кто козыри купит - победа в руках,
А кто не купил – пусть пасует.
Большая братва заседает в верхах,
Помельче братва - голосует.
Братва кирпичом постригает ботву
И чести своей не роняет.
Братва в милицейских погонах братву
От той же братвы охраняет.

Вот третий звонок, свет в зале погас -
Я снова стою в кулисах
Мне так не хватает штанов "Adidas"
И стрижки "В гостях у ЛИС'Са"

Но чую, что день приблизится мой,
Поднимем повыше планку -
Я выйду к народу, и всею страной
Мы хором грянем "Таганку"

Таганка, все ночи полные огня,
Таганка, за что сгубила ты меня,
Таганка, я твой бессменный арестант,
Погибли юность и талант в твоих стенах.

 
  * * *
 
 
Поздравительная

Владимир Вольфович, примите поздравленье
Враги рыдают, а толпа ревет,
Я вам скажу, без всякого сомненья,
Вы выбрали достойный вас народ.

Ведь это мы, простые как березки
Склонились к вам в предвыборной борьбе
Мы так вам верим, товарищ Жириновский
Как может быть, не верили себе.

Но кстати, надо действовать скорее,
Пока не просвистел ваш звездный час
Вначале перевешаем евреев,
Всех до единого, оставим только вас.

А с населеньем разговор короткий
Мы их расположение вернем
Когда затопим их рублевой водкой,
И сверху Кашпировским полирнем.

С Прибалтикой вам не грозят заботы,
Вас там давно и с нетерпеньем ждут.
Один Невзоров с лейкой и блокнотом
Возьмет ее за несколько минут.

А что страна пока лежит в разрухе,
Так есть у нас кому спасать страну,
Россию обустроит Говорухин,
Мы ж с вами двинем прямо на луну.

И уж оттель грозить мы будем шведам, Америке, японцам и т.п.
Чем обеспечим полную победу
И лично вам,
И вашей ЛДП.

 
  * * *
 
 
Марианна

Дважды в сутки на тридцать минут
Замирает страна у экрана,
Затихает пальба на фронтах,
Вырастают цветы на вершок.
Даже лайнер застыл в небесах -
Это к людям пришла Марианна,
Марианна с экрана глядит на страну,
И впервые в стране хорошо.

Марианна!
Ну до чего ты нежна Марианна!
Я готов и не есть, и не спать
Ради встречи с тобой.
Марианна!
Ты мне мать и жена, как не странно,
Я хочу, как богатый рыдать
Над твоей непростою судьбой.

Без тебя - я не я,
Без тебя мне и солнце - не солнце,
Я молюсь за Луиса Альберто,
Что бы был он богат, прозорлив и здоров,
Есть мечта у меня -
Показать Марианну японцам,
И японцы в момент позабудут тогда
Про наличие двух островов.

Марианна!
Ну до чего ты умна Марианна!
Я могу ровно сутки летать
После встречи с тобой
Марианна,
Королева чужого романа,
Я хочу как богатый рыдать
Над твоей непростою судьбой.

И вот, реву словно сон,
Лишь покажешь головку из сена ты,
Всем твоим конкурентам в единый момент
Я готов дать смертельный отпор
Лишь бы только дали закон,
Я ее бы избрал в президенты,
Потому что мы верим ей больше, чем всем,
Кто у власти стоял до сих пор.

Марианна!
Ну почему ты молчишь, Марианна!
Я продам даже родину-мать
Ради встречи с тобой.
Марианна!
Королева родного экрана,
Я хочу, как богатый, рыдать
Над твоей непростою судьбой.

Нам не сладок бисквит -
Мы горды от мякинного хлеба
Ни "Бурбон" ни "Клико",
Спирт "Рояль" разогреет нам кровь.
Вот поэтому мы
Жрем и жрем эту пресную репу,
И сильнее и круче амуров любых
Наша горькая злая любовь.
Марианна!

 
  * * *
 
 
Хватит о дальнем береге

Хватит о дальнем береге,
Хватит про новый свет,
Нет никакой Америки,
Да и Европы нет.

Коль рождены на севере,
Здесь нам и доживать
Будем то, что посеяли
Сами и пожинать.

Будем среди людей своих
Близких искать людей
И хоронить друзей своих
И поднимать детей.

В кухнях в Москве и Питере
Вновь до зари говорить
Снова хаять правителей
Снова себя хвалить.

С кем там опять истерика?
Время держать ответ
Нет турецкого берега
И Африки тоже нет.

А нам, бедой не наученным
Все проводив корабли
Слушать голос измученной
Странно родной земли
Тихую песню измученной
Странно родной земли.

 
  * * *
 
 
Три сестры

Три сестры,
Три создания нежных,
В путь далекий собрались однажды,
Отыскать средь просторов безбрежных
Тот родник, что спасает от жажды.

У порога простившись, расстались
И отправились в дальние дали.
Имя первой Любовь,
А вторая Мечта,
А Надеждой последнюю звали.

А Любовь покоряла пространства,
Все стремилась к изменчивой цели,
Но не вынесла непостоянства,
И ее уберечь не сумели.

И осталось сестер только двое,
По дороге бредут, как и прежде...
И когда вновь и вновь умирает любовь,
Остаются Мечта и Надежда

А Мечта, не снижая полета,
До заветной до цели достала
И достав, воплотилась во что-то,
Но мечтой уже быть перестала.

И осталась Надежда последней,
По дороге бредет, как и прежде
Пусть умрут вновь и вновь
И мечта и любовь,
Пусть меня не оставит надежда.

А сегодня окончены сроки,
Всем обещано дивное лето.
Отчего же мы так одиноки?
Отчего нас разносит по свету?

Только в самых далеких пределах,
Одного я прошу, как и прежде,
Что бы жить и дышать,
И любить и мечтать
Пусть меня не оставит Надежда.

 
  * * *
 
 
Памяти Бродского

Снег замел пороги и дороги,
Снег ложится и не надо слов,
А по телевизору "Итоги",
На экране - бравый Киселев.

Он привычный гость в любой квартире,
И хотите вы того иль нет,
Вам расскажут, что творится в мире,
И уж перво-наперво, в стране.

Что народ, уставший от обманов,
Демократам завтра скажет "нет"
И народу мил теперь Зюганов,
И его партийный комитет.

И что Ельцин посетил студентов,
Добиваясь только одного:
Чтобы, выбирая президента
Помнили студенты про него.

И что Явлинский лаялся с Гайдаром,
Явной беспринципностью греша,
И что сказал об этом в кулуарах
Жириновский – добрая душа.

И параграф, в обсужденьи коего,
Снова встал парламент на дыбы,
И рабочий путь Егора Строева,
Человека непростой судьбы.

И парад закончив идиотский
Складывая папки, не спеша,
На прощанье фраза:
Умер Бродский, сердце, похоронят в США.

 
  * * *
 
 
На заднем дворе

На заднем дворе ребята играют в чижа,
И ветер весенний идет на покой,
И тихо поет в первозданной листве тополей,
И мамы зовут нас домой.
Ребята постарше со взрослой шпаной
На столе забивают "козла" под душистый портвейн,
И ссадина, что на коленке почти зажила,
И вечная Пьеха в доме напротив,
Кому то поет, что есть город, тихий как сон,
И этот волшебный закат
Цвета вишни
Неслышно
Накрыл тесный дворик
Прозрачным крылом,
И в форточку мамы все строже зовут нас домой,
И, наверно, пора

И завтра опять будет вечное лето
И день, полный света,
и мы никогда не умрем...

Когда погасят свет,
Когда меня больше нет.

 
  * * *
 
 
Старая дорога

Давай возвратимся с тобой нашей старой дорогой
Пройдем от порога до солнца, потратив денек
Посмотрим теперь, кто ходит нашей старой дорогой
Хранит ли дорожная пыль следы наших ног?

Ты помнишь, как дорога петляла,
Но мы не ошиблись ни разу
Ни дней, ни подруг не считая под хлеб и вино
Мы шли, не заботясь о цели и вышли на трассу
И сели в машину, ах как это было давно.

Встань на пороге с заплечным мешком
По старой дороге ходили пешком
Она убегала к тенистым кустам
Она пролегала по дивным местам.

Но пахнут летящие дни не травой, а бензином
И вместо беседы лишь холод заученных фраз
И судят о мне и тебе по нашим машинам
Остатки свободы сменив на тормоз и газ.

Встань на пороге с заплечным мешком
По старой дороге ходили пешком
Она убегала к тенистым кустам
Она пролегала по дивным местам.

 
  * * *
 
 
Он был старше ее

Он был старше ее, она была хороша,
В ее маленьком теле гостила душа.
Они ходили вдвоем, они не ссорились по мелочам,
И все кругом говорили: чем не муж и жена?
И лишь одна ерунда его сводила с ума:
Он любил ее, она любила летать по ночам.

Он страдал, если за окном темно,
Он рыдал, на ночь запирал окно
Он не спал, пил на кухне горький чай
В час, когда она летала по ночам.
А потом, поутру, она клялась,
Что вчера это был последний раз,
Он прощал, но ночью за окном темно,
И она улетала все равно.

А он дарил ей розы, покупал ей духи,
Посвящал ей песни, читал ей стихи
Он хватался за нитку, как последний дурак
Он боялся, что когда-нибудь под полной луной
Она забудет дорогу домой.
И однажды ночью вышло именно так.

Он страдал, если за окном темно,
Он рыдал, на ночь запирал окно.
Он не спал, пил на кухне горький чай
В час, когда она летала по ночам.
А потом, поутру она клялась,
Что вчера это был последний раз,
Он прощал, но ночью за окном темно,
И она улетала все равно.

И три дня, и три ночи он не спал и не ел,
Он сидел у окна и на небо глядел.
Он твердил ее имя, выходил встречать на карниз,
А когда покатилась на убыль луна,
Он шагнул из окна, как шагала она,
Он взлетел, как взлетала она,
Но только не вверх, а вниз.

Он страдал, если за окном темно,
Он рыдал, на ночь запирал окно.
Он не спал, пил на кухне горький чай
В час, когда она летала по ночам.
А потом, поутру она клялась
Что вчера это был последний раз
Он прощал, но ночью за окном темно
И она улетала все равно
И она улетала все равно.

 
  * * *
 
 
Он играет на похоронах и танцах

Он играет на похоронах и танцах,
Все зовут, там и тут.
И ни там, ни тут, не может он остаться,-
Снова ждут там и тут

И вновь смычок рождает звук,-
Сто новых свадеб, сто разлук.
Он играет на похоронах и танцах,
Вся наша жизнь – одно из двух

Когда стучится в дом беда, не плачь,
Мы здесь с тобой не навсегда,
Что б ни случилось,- никогда не плачь,
Играй, и горе не беда

И когда-нибудь совсем не там, где надо
Выйдет срок, прозвенит звонок,
И я вспомню всех, кто шел со мною рядом,
Все, что смог, что не смог

Ничто не вечно под луной
Я упаду на шар земной,
Пуст не будет комиссаров в пыльных шлемах -
Пусть он сыграет надо мной.

 
  * * *
 
 
Однажды мир прогнется под нас

Вот море молодых колышет супербасы.
Мне триста лет, я выполз из тьмы.
Они торчат под рейв и чем-то пудрят носы,
Они не такие как мы,
И я не горю желаньем лезть в чужой монастырь,
Я видел эту жизнь без прикрас.
Не стоит прогибаться под изменчивый мир
Пусть лучше он прогнется под нас,
Однажды он прогнется под нас

Один мой друг, он стоил двух, он ждать не привык,
Был каждый день последним из дней,
Он пробовал на прочность этот мир каждый миг.
Мир оказался прочней.
Ну что же, спи спокойно, позабытый кумир,
Ты брал свои вершины не раз,
Не стоит прогибаться под изменчивый мир,
Пусть лучше он прогнется под нас,
Однажды он прогнется под нас.

Другой держался русла и теченье ловил
Подальше от крутых берегов,
Он был, как все, и плыл, как все,
И вот он приплыл:
Ни дома, ни друзей, ни врагов,

И жизнь его похожа на фруктовый кефир,
Видал я и такое не раз.
Не стоит прогибаться под изменчивый мир,
Пусть лучше он прогнется под нас.
Однажды он прогнется под нас.

Пусть старая джинса давно затерта до дыр,
И пусть хрипит раздолбанный бас,
Не стоит прогибаться под изменчивый мир,
Пусть лучше он прогнется под нас,
Однажды он прогнется под нас.

 
  * * *
 
 
По дороге в Непал

Там, где встретились Труба и Сайгон,
Порвалась связь времен,
Мы cчитали, что слышали звон,
Мы трубили подъем.

Кто остался, помахали рукой,
И отряд поскакал.
Это было бесконечной весной
По дороге в Непал

Говорят, по нам стреляли не раз,
Но мы шли как один,
Не сводя своих восторженных глаз,
С удаленных вершин.

Правда, кто-то возвратился домой,
Кто-то просто пропал.
Это было бесконечной весной
По дороге в Непал

На Тибет дорога прямо,
Слева спонсор, справа лама,
Одинокий, одинокий путь.
Мимо древнего Икстлана,
От "Агдама" до баяна
Напиши мне, мама, как-нибудь
По дороге в Непал.

По обочинам горели огни,
Мы спешили на свет.
Сотый раз тогда казалось, что мы
Обрели свой Тибет.

И на радостях еще по одной.
Кто-то пел, кто-то спал.
Это было бесконечной весной
По дороге в Непал

Там, где встретились Труба и Сайгон,
Никого больше нет.
Там сегодня зеленеет "Дирол"
Там зацвел "Блендамед"

И давно забыты вещие сны
От начала начал
Той, казалось, бесконечной весной
По дороге в Непал.

 
  * * *
 
 
Проводница

Когда над планетой этой стелется ночь
И человечество отходит ко сну,
Она уже на посту, готова людям помочь
И провожает на покой Луну.

Она стоит королевой,
Машет ручкою левой,
В синем кителе она хороша.
Её важное дело,
Её нежное тело
И до ужаса большая душа.

Если ты веришь в чудо,
И ставишь на свою звезду,
Ты, во что бы то ни стало,
Познакомишься с ней,
А так же, все, что я имею в виду

Какой это кайф, кайф…..
Проводница, проводница…

Официант, как юла, сдувает пыль со стола,
Когда она идет в вагон-ресторан.
Её дед по мамаше был Дерсу Узала,
Её прадед был Сусанин Иван

Она проводит тебя по скалистым горам,
И не оступится на горной тропе,
Она нальет тебе чай в стакан,
А затем уйдет в свое купе

Если ты веришь в чудо,
И ставишь на свою звезду,
Ты, во что бы то ни стало,
Познакомишься с ней
А так же, все, что я имею в виду

Какой это кайф, кайф…..
Проводница, проводница.

 
  * * *
 
 
Фрейлекс

Боже ж мой,
Я влюбился опять как мальчик
Я любой поцелую пальчик
С прелестной ручки, любимой вашей
Ах, мадам,
Ваших форм меня так тревожат
И любовь мое сердце гложет,
Даже по утрам.

Ах, ах, как же это,
Я снова жду ответа
На свой прямой вопрос, не томите,
Сердце мне не рвите
Скажите ж да, и таки да, и всех делов.

Но зачем
Видеть вам моих недостатков?
Будем с вами мы жить в достатке,
И в Баден-Баден на воды ездить
Дайте срок,
Понаделаем мы детишек,
Не смотрите, что я не вышел ростом
Смех не в том.

Ах, ах, как же это
Я снова жду ответа
На свой прямой вопрос, не томите,
Сердце мне не рвите
Скажите да, и таки да и всем ле хайм.

Ах, ах, как же это
Открой буфет, Жоржетта
Уже ж десятый час, не томи же
Сердца стук все ниже
Так пиво ж есть
Налей скорей,
Адзохен вей.

стихи - Петр Подгородецкий

 
  * * *
 
 
Такие дела, ангел мой

Когда над Москвой весна на дыбы
Утерян покой, он слышит звуки трубы
Он бросит станок, он вывесит флаг,
Отпустит охрану, пойдет просто так.
И крылья весны поднимут его,
Он страстно влюблен, пока не ясно в кого
Но он не придет сегодня домой
Такие дела, Ангел мой

И в море огней и сказочных дам
Он словно фрегат, легко скользит по волнам,
И ванты поют и пушки горят,
И в каждой томится забитый заряд.
Здесь где-то расчет, а где-то кураж,
Смотрите, как он заходит на абордаж
И вот к борту борт над пенной волной
Такие дела, Ангел мой

Когда расцвело и в небе дыра
И чувство ушло и возвращаться пора
Он выпьет вина он вывесит флаг
«До скорого, заяц, все было ништяк!»
Он прыгнул в метро он сел в «Мерседес»
Пустился пешком и на дерево влез
Во всем остальном он как бы с тобой
Такие дела, Ангел мой.

 
  * * *
 
 
Старая песня о главном

Если все не так и на сердце мрак,
Если душу гложет печаль.
Поезжай, дружок к ленинским горам,
И вглядись в бескрайнюю даль,
Путь перед тобой ляжет город твой
Город голубых площадей
И боевой и трудовой
Славы советских людей
Тихо-тихо плещет Москва-река
Спит портниха, Спит руководство ЦК (на дачах)
Пусть на башнях звезды горят в облаках
Сладко ты спишь, черный малыш
В добрых еврейских руках
Сладко ты спишь, черный малыш
В крепких советских руках

Здесь одни друзья, здесь грустить нельзя
Сколько с ними песен не пой
Если уж один скажет тебе «да»
Значит, скажет «да» другой (и третий)
Лишь отдай приказ - встанут в тот же час
Отгремев, закончат бои
В зной и в пургу бьют по врагу,
А иногда по своим.

Сладко-сладко плещет Москва-река
Спят солдаты, спят по баракам Зека (на нарах)
Выше крыши дремлет пилот в облаках
Тихо ты спишь, черный малыш
В добрых еврейских руках
Сладко ты спишь, черный малыш
В длинных советских руках.

 
  * * *
 
 
Я рядом с тобой

Когда погасят свет,
Когда меня больше нет,
Когда затихнут слова,
Когда укрыта трава,
Листвой, опавшей листвой,
Когда осень принесет покой,
Ты помни, я рядом с тобой.

Когда пройдет зима,
Беда отступит сама,
Считай, что я ни при чем,
Тебя укроет плащом,
Другой, тебе дорогой,
Пусть он думает,
Что он такой
Ты помни, я рядом с тобой,
Ты помни, я рядом с тобой.

 
  * * *
 
 
Игорю Саульскому

Он пригласил нас в дом последний раз.
Прощание? Поминки? Или проводы?
Не знаю. Но горел на кухне газ,
И были убедительными доводы
С которыми он нам преподносил
Свое прощанье.
Возражать не смели,
Не то чтоб спорить не хватало сил,
Он не хотел.
И долго мы сидели
За странно неустроенным столом,
Нас много. Он один. И старый дом
Как будто неохотно с ним прощался.
Вино лилось рекой. Никто не признавался,
Что в этот раз прощаемся всерьез.
И было нарочитое веселье,
И он шутил, и хохотал до слез,
И с каждой шуткой будто удалялся
В чужой нам мир. В чужое новоселье.
И некая стена, как из стекла,
Нас разделяла, становилась толще.
И, наконец, настала тишина.
Конец. И ничего не будет больше.
Но было утро. Из последних зим
Нас та зима не баловала снами.
Я шел и думал - что же мы творим?
Что будет с ним
И что же будет с нами.

 
  * * *
 
 
Необычайно грустная песня или телега

Синеет небо, простор полей,
Вся жизнь - телега, я еду в ней.
Кругом ухабы, кругом поля,
И конь мой слабый
Несет меня
Туда, где нет меня.

Столбы считаю весь долгий путь,
И сам не знаю, куда свернуть.
Мой конь убогий совсем простыл,
Сбивает ноги,
Плетется, просто не жалея сил.

Уж еле-еле мой конь несет меня,
Мне надоело кормить коня.
Я ненавижу судьбу свою,
И что увижу - про то пою.

 
  * * *
 
 
Туманные поля

Я видел странный сон,
Как будто новый день пришел,
И опустела вдруг Земля.
И гляжу в мое окно, и прямо за моим окном
Лежат туманные поля.

И я открыл окно, и долго-долго я кричал,
И ждал, что вдруг ответят мне,
Но тихо плакал дождь, и ветер все кого-то звал,
И было пусто на Земле.

Я шел двенадцать дней,
И понял, что окончен путь,
И никого не встречу я.
На сотни лет вперед, куда я только мог взглянуть,
Лежали серые поля...

Открой свое окно,
Взгляни на мир сквозь краски дня,
И ты увидишь все равно
Пустые серые поля...

 
  * * *
 
 
Скрипач, который играл на танцах

В полном зале бал,
Шумный карнавал,
Для всех скрипач играл,
А зал плясал и хлопал от души.
Но скрипач играл и сильно горевал,
Поскольку целый зал
Не понимал
Как звуки скрипки хороши.

И вот скрипач устал,
Встал, покинул зал,
Сказав, что кончен бал,
И кончен бал,
И зал пустеет в миг.
И никто не знал как скрипач устал,
Ведь каждый отдыхал,
И не страдал,
И слушать скрипку не привык.

И каждый был доволен,
Что попал на бал
И вскоре будет новый бал
С известным скрипачом.

 
  * * *
 
 
Посвящение хорошему знакомому

Пусть люди тебя называют ослом,
Но как тебе повезло:
Ты веришь всерьез, что в почете добро,
И в то, что наказано зло.

Тебя обмануть не трудно ничуть,
Ты это снесешь с улыбкой -
Ты веришь, что некому нас обмануть,
И в то, что обман - ошибка.

Лишь сильному стоит тебя поманить -
И ты побежишь к господину,
А в лошадь тебя захотят превратить -
Послушно подставишь спину.
И пусть тебе люди плюют в глаза,
А ты сильней всех на свете.
Тебя никогда не убьет гроза
И не сломает ветер.

Таких стороной обходит волна,
И ты всегда на замечен,
И если на каждого ляжет вина -
Тебя обвинить будет не в чем.

А если накажут - ты это снесешь
И вновь обретешь свободу,
Сквозь долгие годы себя пронесешь
И сохранишь породу.

 
  * * *
 
 
Вот что странно

Вот, что странно!
Я долго думал, что нас ждет,
И вот, что странно -
Что ждет - сам черт не разберет.
И чем мы дольше будем ждать,
Тем меньше будем понимать.

Вот, что странно,
Я долго думал, что нас губит
И вот, что странно,
Нас губят те, кто нас не любит,
И если тех, кто нас не любит
Станет больше, чем тех, кто любит -
Скоро нас совсем погубят.

Вот, что странно!
Я думал, что же нам поможет,
И вот, что странно!
Что нам помочь никто не сможет.
И если даже вдруг, похоже
На то, что кто-то нам поможет -
Это очень странно даже.

Вот, что странно!
Я долго думал, как нам быть,
И вот, что странно -
Нам остается только пить.
И чем мы больше будем пить,
Тем легче сможем все забыть.
Вот, что странно.

 
  * * *
 
 
Мой мир

Говорят, что мир сошел на нет.
Говорят, что шансов больше нет.
Говорят, что мы живем последние года,
Я не верил в это никогда.

Говорят, что мы в конце пути,
Что пути к спасенью не найти,
Говорят, что завтра мир
Сорвется в никуда,
Я не верил в это никогда.

Это мой мир -
Все, что в жизни мне досталось,
Мой мир -
Где печаль моя и радость.
Мой мир -
Светлый мир,
В котором мы живем.

А если я хочу, чтоб было так всегда,
А если мы хотим, чтоб было так всегда,
А если все на свете захотят,
Чтоб было так всегда -
Надо лишь сказать друг другу "Да!"

 
  * * *
 
 
Сколько дел и друзей...

Сколько дел и друзей
Я беспечно оставил,
Отложил,
Как казалось тогда, до поры,
Сколько слов не сказал,
Сколько точек не ставил,
И прошел в полводы,
И сыграл в пол-игры.

Лучшим доктором в мире
Считается время.
Я давно не грущу,
Обходя этот дом.
А пройдешь мимо дома -
И что-то защемит,
И чуть-чуть поболит,
И отпустит потом.

 
  * * *
 
 
Скажем прямо

Скажем прямо, я поверить был бы рад
В то, что светлый день вернется к нам назад,
И, что каждый сам себе построит дом,
И, что краски не смываются дождем.

Скажем прямо, я поверить был бы рад
В то, что мир весьма похож на детский сад.
Только правды ради следует признать
То, что дети не умеют воевать.

И если с детских лет сомнений нет,
Что на семь бед один ответ.
Кто каждый будет раз держать ответ.
И вы спросите у меня тогда:
Хотел бы быть я с ними? - Я
Сказал бы: "да", но я отвечу: "нет!"

Скажем прямо, я поверить был бы рад,
В то, что нету на пути у нас преград
И, что в мире скоро вымрут дураки,
И, что могут ошибаться лишь враги.

И если с детских лет сомнений нет,
Что на семь бед один ответ.
Кто каждый будет раз держать ответ.
И вы спросите у меня тогда:
Хотел бы быть я с ними? - Я
Сказал бы: "да", но я отвечу: "нет!"

 
  * * *
 
 
Я устал

Я устал встречать знакомых и гадать, кто друг,
Вынимать улыбку снова из кармана брюк.
Я устал искать тепло в глазах, где нет тепла,
И играть в пустые слова.

Я устал смотреть сквозь окна в твой холодный дом,
Лгать себе, что для меня есть место в доме том,
Лгать себе, что мне помогут хоть иногда,
Если вдруг со мной беда.

Я устал искать рассветы в тусклых красках дня,
Я устал, усталость эта мучает меня.
Если б только ты поверил, если бы ты знал -
До чего я сильно устал...

 
  * * *
 
 
Пооткрыли вновь церквей

Пооткрыли вновь церквей, будто извиняются
И звонят колокола в ночь то там, то тут
Только бог нет и нет, ангел не является
Зря кадилом машет поп и бабушки поют.

А Бог оставил нам в наказ старые инструкции
Почерневший образок высохших елей
Ну а сам покинул нас после революции
И теперь в других краях, где живут светлей.

Мимо кассы, чтоб быстрей, взял портвейн «Таврический»,
Возвращаюсь и смотрю, верится с трудом
Кто-то в черном у дверей смотрит иронически,
Отпираю дверь ключом, приглашаю в дом.

Толь виденье, то ль обман, то ль к беде, то ль к радости
Толь плевать через плечо, то ли голосить
Достаю второй стакан, набираюсь храбрости
Мне так много у него следует спросить.

Я давно другим не лгал, врать вообще не хочется
Только вот не врать себе во сто крат трудней
Я хочу спросить у Вас, Ваше одиночество
Как бы веру сохранить и что мне делать с ней?

А еще вопрос такой, каково покойникам?
Отчего маршрут туда день и ночь открыт
Но в конце не ждет покой с тихим светлым домиком
Не хранят меня глаза Ваших Маргарит.

Я бы был ужасно рад слышать Ваше мнение
Только молча гость сидел, попивал вино
Да смотрел программу «Взгляд», депутатов прения
На часы взглянув зевнул и вылетел в окно.

И в раскрытое окно ночь глядит загадочно
Дыры звезд на платье тьмы – драный материал
Дел, как видно, у него без меня достаточно
Ну а может он, как я, силы утерял
Ну а может он, как мы, знанье утерял
Ну а может он, как мы, веру утерял.

 
  * * *
 
 
Я хотел бы пройти сто дорог...

Я хотел бы пройти сто дорог,
А прошел пятьдесят,
Я хотел переплыть пять морей -
Переплыл лишь одно.
Я хотел отыскать берег тот,
Где задумчивый сад,
А вода не пускала
И только тянула на дно.

Я хотел посадить сто деревьев
В пустынном краю,
Я пришел в этот край,
Только ветер унес семена.
И из сотни дверей
Так хотел отыскать я свою
И как будто нашел,
А за ней оказалась стена.

Так хотел я постичь этот мир
И, увы, не постиг,
Но не зря это горькое счастье
Мне Богом дано:
Жить в стране недопетых стихов,
Ненаписанных книг,
Чтоб из тысяч несказанных слов
Вам сказать хоть одно.

 
  * * *
 
 
Весь мир сошел с ума

Лучшие люди построили город,
Построили город из белого камня,
Из белого камня у медленной речки.
У медленной речки, на солнечном месте.
Весь мир сошел с ума.

Лучшие люди украсили город,
Украсили город детьми и цветами,
Детьми и цветами, цветами и песней.
И верили свято, что это навечно.
Весь мир сошел с ума.

Лучшие люди разрушили город,
Разрушили город из белого камня,
И место и речку сровняли с землею,
И землю покрыли железом и кровью.
Весь мир сошел с ума.

Лучшие люди построили город,
Построили город на выжженном месте,
Украсили город детьми и цветами,
И верили свято, что это навечно.
Весь мир сошел с ума.

 
  * * *
 
 
Если бы мы были взрослей

Я, десять лет назад, не обходил преград,
Бывал им только рад
Да, было веселей!
Я, бы мог повернуть назад,
Если бы мы были чуть взрослей

Вот, опять неверный ход – я очки терял
И я не понимал,
Что можно проиграть
Но одно меня спасло
Что в те годы я не любил читать

Как сделать новый шаг – может напрямик
А может быть в обход
Где мягче, где теплей
Каждый шаг я б прошел не так
Если бы мы были чуть взрослей.

 
  * * *
 
 
Она желает (свалить из СССР)

Она не любит дневной свет,
Принципиально не читает газет,
Она чужда любых сфер,
Она мечтает свалить из СССР.

Ей надо встретить принца из далекой страны
Он снится ей и ночью, и днем,
И каждый день наполнен состояньем войны
И вот уже 15 долгих лет она мечтает о нем.

Она выводит собак
Она идет как на войну в кабак
Она не курит и не пьет
Она раскидывает сети, замирает и ждет.

Она не любит читать книг
Но изучает иностранный язык
Ей тридцать пять, ну и что
Она не хочет понять, что этот поезд ушел.

 
  * * *
 
 
У свободы недетское злое лицо

Просто странно, что нас не свели на нет
Эти семьдесят лет -
Голова в облаках, а ноги налиты свинцом.
Кто-то рано сыграл отбой,
Мы выходим на свет -
У свободы недетское злое лицо.

Парни в кожаных куртках держат масть,
И вы уже не нужны никому -
Эти парни не любят ни честных, ни подлецов.
Если в лоб тебе смотрит ствол -
Уже ни к чему кун-фу -
У свободы недетское, злое лицо.

На замене замена - не надо слез!
На пиво вместо пены – дихлофос,
Вместо доброго слова – собачий лай,
Вместо добрых песен – "Ласковый май"
Если очень долго бить в стену лбом,
Со временем лоб превратится в лом.

Сто невидимых стен хуже каменных стен -
Мы опять у себя в плену,
Я дышу, я еще не читаю себя мертвецом.
Слишком рано спасать себя,
Слишком поздно - страну,
У свободы недетское злое лицо.

На замене - замена: дело - на слово,
Вместо памяти сердца – "Память" Сычева,
Вместо шила и мыла - редька с хреном,
Вместо старого пленума - новый пленум.
Если очень долго бить в стену лбом,
Со временем лоб превратится в лом.

 
  * * *
 
 
Между тем, что было, и тем, что будет

Между тем, что было и тем, что будет,
Времени тетива.
От "Было" к "Будет" шагают люди,
Явившись на свет едва.

А время вновь над нами смеется -
Шаги и дни сочтены
На золотом циферблате Солнца,
Над маятником Луны.

И дни кораблями уйдут от причала
Навеки, но знаю я,
Как все, что было пройти сначала,
Вернув на круги своя.

И я стрелу Любви вынимаю,
И поднимаю лук,
И прямизну тетивы ломаю,
И лук сгибается в круг.

Вот ближе и ближе, "Было" и "Будет",
И, вроде, моя взяла,
Но пальцы сорвались,
Как в пропасть люди,
И в небо ушла стрела,
Но пальцы сорвались,
Как в пропасть люди,
И в Вечность ушла стрела...

 
  * * *
 
 
Битое стекло

Нас манили светлые вершины,
Но бесследно время утекло,
И в дороге дальней,
От мечты хрустальной
Нам осталось битое стекло.

Мы с врагами мысленно сражались.
Но пришел момент и понял я,
Что среди врагов,
Нет у нас врагов,
Худшие враги – твои друзья.

Новый день придет -
Ты пойди спроси его,
Сколько дней осталось
Светлый праздник ждать.
Он уйдет
И не скажет ничего,
Потому что завтра
Будет день опять.

Осень пролетела незаметно,
И на юг умчались стаи птиц,
И в процессе дней
Вместо журавлей
Всем раздали комнатных синиц.

 
  * * *
 
 
Ветер все сильней

Как же так? Видишь, друг
Мы уже почти одни
Тот же мир, только уже круг и еще короче дни.
По земле и небу, по воде и хлебу
С каждым днем все ближе поступь четырех коней.
Не танцуй на крыше, ветер все сильней.

Как же быть? Рвется нить
Ветер не остановить
Врут про рай, значит скоро край
Не спасти, не сохранить.

Поднимая в воздух и кресты, и звезды,
Ветер движет нами,
Сколько нам осталось дней?
Бить поклоны поздно,
Ветер все сильней.

 
  * * *
 
 
Имитация

Она сидела за столиком у окна,
И он как бы случайно смотрел туда -
Она была ничего, она была одна?
В ее взгляде как бы читалось «Да».
Время суток позволяло сыграть игру,
Время года велело стрелять в упор,
И он как бы случайно подсел к столу
И как бы небрежно повел разговор -
Имитация...

Он больше любит коньяк, она - сухое вино.
Подали двести сухого и сто коньяку.
Она оба любят группу «Кино»
И не любят «Яблоки на снегу».
Он свободен до часа - немалый срок,
И она до двенадцати - хоть куда.
Он предложил зайти к приятелю на огонек.
Она, как бы подумав, сказала «Да». -
Имитация.

Его приятель на кухне как бы читал,
Пока они занимали его кровать.
Все случилось быстрее, чем он ожидал,
И несколько хуже, чем она могла ждать.
Через двадцать минут они вышли вон -
Три рубля на такси - небольшая беда.
Она сказала: «Звони». Он записал телефон,
По которому не позвонит никогда -
Имитация.

И он сбежал в метро, бросив ей: «Пока!»
Он просто был рад, что остался один.
А над ним, догорая, тлела Москва
Головешками окон, углями витрин.
Время выключить свет, стиснуть зубы и спать,
Чтобы хотя лет пять не очнутся от сна, -
Ее дома как бы ждала ее мать,
Его дома как бы ждала жена -
Имитация.

 
  * * *
 
 
Я хочу знать

Если ни царь, ни Бог
Нам уже не помог -
Чтобы сохранить
И порядок и строй,-
Очень нужен новый герой.
Он народ спасти готов
От масонов и жидов,
У него есть
Ум, совесть и честь
И колода пламенных слов.

Он услышав слово "рок",
Нажимает на курок.
Кто на рожон лез,
С толком или без,-
Все валить поедут лес.
У него - друзья в ЦеКа,
Словно лом, тверда рука,
Издалека
Он учует врага
И будет бить наверняка.

Я хочу знать,
я хочу знать,
я хочу знать -
Сколько нам ждать,
сколько нам ждать,
Сколько нам ждать?
Шапки долой,
встать в строй,
два шага вперед -
Новый герой
Нас к новой победе ведет.

Он рыдает под баян,
Хоть сейчас готов в Афган -
Этот герой
За державу горой,
И люди за него горой.
Снова будет колбаса,
Все народы станут "за" -
В пику козлам
Из "Империи зла"
Мы к солнцу повернем глаза.

Я хочу знать,
я хочу знать,
я хочу знать -
Сколько нам ждать,
сколько нам ждать,
Сколько нам ждать?
Шапки долой,
встать в строй,
два шага вперед -
Новый герой
Нас к новой победе ведет.

 
  * * *
 
 
Бурьян породил бурьян

Непокорные шли мишенями в тир
Для любого была готова стенка
Нас учили изменять окружающий мир
Академик, товарищ Трофим Лысенко

И пахан от обмана пьян,
Ожидал чудес от земли и неба
Но бурьян породил бурьян
Из бурьяна не выросло белого хлеба
Бурьян породил бурьян.

Все что били нас как последних врагов
Поменяли сегодня кистень на бубен
Нынче взгляд их не так суров
Нынче можно, нынче голов не рубим.

Онемевшими от оков
Я с трудом учусь шевелить руками
Но волки плодят волков
Из волчонка не вырастет трепетной лани.

Вновь отошла гроза
Осветлел пейзаж, затихли звуки
И тот час же те, кто всегда были "за"
По команде подняли руки.

Разобраться поди сумей
Кто с тобой до конца, а кто лишь около
Черви плодят червей
Из червя не вырастет гордого сокола.

Бурьян породил бурьян (Слава труду!)
Волки плодят волков (Слава труду!)
Черви плодят червей (Слава труду!)
Бурьян породил бурьян (Слава труду!).

 
  * * *
 
 
Шанхай блюз

Давным-давно
Когда нам было все равно,
Что пить, с кем жить, как быть
И время проходило хай-фай
Мы пели блюз Шанхай.

Когда свет, свет побед
Прошлых лет, сказал тебе "Привет"
Ну что ж, пускай, ты голову не опускай,
И вспомни, вспомни блюз Шанхай.

Соберем старый хор
И возьмем любимый ля-мажор
Тогда – года – не беда
А не веришь – ты мне сам подыграй
Все тот же блюз Шанхай

А потом, за столом
О былом, и о том, и о сем
Мы споем, и нальем, и снова нальем.
Пусть это будет не чай,
Помянем блюз Шанхай

Шанхай блюз, Шанхай блюз...

стихи - Сергей Миров
музыка - Евгений Маргулис, Владимир Сюткин

 
  * * *
 
 
Оторвись от забот

Из кинофильма "Бармен из "Золотого якоря".

Стены , стены..
Как уйти от стен
В те места,
Где их нет совсем? -
Выдумай море
В городской черте,
Солнца круг
B голубой воде,

Оторвись от забот,
Пусть тебе повезет!
Слышишь, море поет,
Зовет.
Еще один весенний день -
И тронется лед.

В городе полдень,
Все спешат, но спят.
Шум машин, но часы стоят.
Выдумай ветер
И рискни догнать,
Вслед за ним
И не надо ждать.

Оторвись от забот,
Пусть тебе повезет!
Слышишь, море поет,
Зовет.
Еще один весенний день -
И тронется лед.

 
  * * *
 
 
Я не видел войны

Я не видел войны:
Я родился значительно позже,
Я ее проходил
И читал про нее с детских лет;
Сколько книг про войну,
Где как будто все очень похоже -
Есть и это, и то,
Только самого главного нет

Я не верю певцам
На эстрадах, украшенных светом,
Сомневаюсь в кино:
Там, в кино, как-то очень цветно.
Кто всерьез воевал,
Почему-то не любит об этом,
Может быть, потому,
Что об этом в словах не дано?

Только слышишь: звучит,
Проступает из стен Ленинграда,
Тихо-тихо поет
И в тебе, и во мне, и вокруг...
Может быть, про войну
Лишком много и громко не надо,
Чтобы ревом фанфар
Не спугнуть, не убить этот звук?

Сорок раз был январь,
Сорок раз - праздник первого снега,
Сорок раз таял снег,
Отступая с приходом весны.
Сорок лет – это миг,
Это даже еще не полвека.
Как недолго пока
Удавалось прожить без войны!

 
  * * *
 
 
Когда поднимались травы...

Когда поднимались травы
Высокие, словно сосны
Неправый казался правым
И боль становилась сносной.

Зеленое море пело
На век снимая усталость
Весне не будет предела, казалось
А что осталось?

Остался бездомный ветер
Осенний звон погребальный
И лист последний на свете
На черной дороге дальней.

Весною нам все известно
И все до предела ясно
Мы дрались легко и честно
И это было прекрасно
И часто в бою казалось
Победа в руки давалась
И нужно самую малость казалось…
А что осталось?

Остались стены пустые
И бельма белых портретов
И наши стяги святые
Обрывками старой газеты
И выше любого хотенья
Сильнее любого знанья
Вечное жизни цветенье
И вечное умиранье.

 
  * * *
 
 
Уведите детей...

Уведите детей.
Снимите шляпы
Верующие –
Целуйте крест:
Сегодня,
Где-то в половине пятого
По городу пройдет
Удивительнейший оркестр.

Там будут все:
Гиганты и карлики
Совсем молодые
И снега седей.
Будут Музыканты –
Большие и маленькие:
Оркестр Совершенно
Глухих Людей

Они исполнят:
Гимн Повседневности,
Реквием Клятвам
На Старой Крови,
Марш Равнодушия,
Оду Посредственности
И вечную Тему
Чьей-то Любви.

Они всех вокруг
Поразят горением,
Как делали это
Миллион лет подряд,
И будут святы
В своем откровении,
Ибо не ведают,
Что творят.

Но скоро шеренга
За городом скроется,
Шагами замучив
Дорогу - змею,
И вы не успеете
Даже расстроиться.
И жизнь опять
Войдет в колею.

 
  * * *
 
 
Бег по кругу

Секунды пульсом бьют в висок,
И пот со лба бежит,
И пыль из-под усталых ног,
Как пыль из под копыт.
И с круга все сошли давно,
Остался только я -
Я должен обогнать себя,
Ведь каждый ставит только на меня.

Бег по кругу,
По кругу без конца.
Бег по кругу,
И нечем пот стереть лица.
Бег по кругу
И летом и зимой...
Скажи мне, ради Бога, друг,
Что стало с тобой?

Я день назад беды не знал
И бегал, где хотел,
И сам дороги выбирал,
И в беге преуспел.
И вот теперь я заперт в круг,
Друзей своих любя:
Попробуй, подведи-ка друг,
Того, кто все поставил на тебя!

Я вижу слева дивный лес,
А там, за лесом, луг...
Но нету для меня чудес,
А есть проклятый круг.
И я со зла бегу быстрей,
Бегу, себя кляня,
Бегу, как будто, что-то должен тем,
Кто все поставил на меня.

Бег по кругу,
По кругу без конца.
Бег по кругу,
И нечем пот стереть лица.
Бег по кругу
И летом и зимой...
Скажи мне, ради Бога, друг,
Что стало с тобой?

 
  * * *
 
 
Блюз о безусловном вреде пьянства

Я глаз не мог открыть,
Я долго думал, что же будет
Если станут пить чуть больше наши люди
И какой ущерб огромный понесет страна
От этой водки и вина.

Писатель на посту,
Стоит, не унывает
Видит за версту
И мысли выражает
Не смог бы столь глубоким быть его роман
Когда бы был писатель пьян.

Рабочий у станка,
Стоит на вахте гордо
Норма высока, его движенья тверды
Но ни за что на свете он не дал бы план
Когда бы был рабочий пьян.

Колхозник хлеб убрал,
И был объявлен знатным
Капли в рот не брал
И трезвым был, понятно
Не разобрал бы он, где плуг, где борона
Кода бы выпил он вина.

И мы должны понять,
Что надо нам стремиться
К тому, чтоб твердо знать -
Когда остановиться.
А если понял, подставляй стакан,
Да только не напейся пьян.

 
  * * *
 
 
Белый день

Белый день бывает только раз
Только раз за десять тысяч лет
И лишь на миг откроются глаза
В этот день.

Ты поймешь, что истин в мире нет
И увидишь в этом высший смысл
И ты поймешь, как мал любой ответ
И все, что ты знал.

Ты узнаешь, что такое боль
И что такое свет, и что такое тьма
И ты не зря на свете проживешь
Если ты успел заметить, что вчера
Был белый день.

 
  * * *
 
 
Маленький город

В маленьком городе без перемен
Много зим и лет
В окнах домов цветы,
Ночью в пекарне топится печь
И печется хлеб,
Скоро сведут мосты,
Дворник метет мостовую метлой -
Такой одинокий звук
И никого вокруг.
Бури и беды обошли стороной
Маленький город мой.

В маленьком городе над рекой
Тишина и покой,
Плавно вода течет.
Я бы вернулся туда зимой,
Как к себе домой, -
Прямо под Новый год -
Слушать, как падает снег за окном
Сном тех далеких дней,
Видеть глаза друзей...
Жаль, что уже никогда-никогда
Мне не попасть туда...

 
  * * *
 
 
Видеомагнитофон

Быстрей чем погода,
Меняется мода,
Попробуй за ней уследи!
Я жил по старинке,
Я слушал пластинки
И думал, что всех впереди,
Но Сашкина Алла
Мне как-то сказала,
Что нынче я просто нелеп
И что, к сожаленью,
По общему мненью,
Мне видео нужно, как хлеб.

Это видеомагнитофон,
Это видеорай, это видеосон,
С ним не надо плясать или петь,
Просто молча сидеть и смотреть.

Я очень собрался,
Задаче отдался:
Полгода не ел и не пил,
Копил, экономил
На шмотках, на доме,
Но видео все же купил.

Ни кофе, кефира,
Пустая квартира,
И джинсы сносились до дыр,
Но вижу запретный,
Такой разноцветный
Капиталистический мир.

Две первых недели,
Как сон пролетели.
На деле оно тяжелей:
Не знал я, ей богу,
Что в мире так много
Далеких и близких друзей.

Идут как на сходку,
Кто с бабой, кто с водкой,
У каждого в мыслях одно:
Иль в шутку иль строго,
Спросить от порога:
"Какое сегодня кино?"

Сидят как бараны,
Уткнувшись в экраны,
Уходят не раньше шести.
Я утром проснулся,
Вокруг оглянулся,
И резкость не смог навести.

Стерпев эту муку,
Дрейфуя по звуку,
На службу я все же попал,
Там силы утроил
И резкость настроил,
Но цвет почему-то пропал.

Под спудом комплекса
Насилья и секса,
Я чувства свои берегу,
И в тайне страдаю
Без фильмов Гайдая,
Тоскую по Бондарчуку.

Где рвется - там тонко,
Я сплю сном ребенка
И вижу волшебные сны:
На всех на моих
На семнадцати пленках -
"Семнадцать мгновений весны.

 
  * * *
 
 
В круге света

Мы не знаем, сколько мы дали кругов -
Мы уже не помним пути:
Слишком долго и дружно мы взгляд устремляли вперед.
Мы построили столько стен от врагов,
Что сами уже взаперти,
И надежно потерян ключ от главных ворот.

С детства нас учили быть первыми в мире,
Научили стоять в стороне,
Поднимать вверх руку, не прерывая сна.
Если все вокруг говорят о мире,
Значит дело идет к войне -
Слишком часто новой зимой завершалась весна.

В круге света
Были мы рождены в пути.
В круге света
Почему мы не можем друг друга найти
В круге света?

В тишине, как в бреду, мы забыли беду -
Может быть, в этом наша беда:
Долго шли в никуда, уверяя, что видим свет.
Мы построили слишком большой корабль.
Он останется здесь навсегда:
До ближайшего моря сто верст и дороги нет.

Мы узнали такое количество правил,
Что не можем начать игры,
Уповая на завтра и не считая дней.
Что же мы никак не прочистим горло -
Нам уже развязали рты,
И только голос вчерашних песен сильней и верней...

В круге света
Были мы рождены в пути.
В круге света
Почему мы не можем друг друга спасти
В круге света?

 
  * * *
 
 
Песня перемен

Всё меняется – так справедливо считается,
Набирает разгон перемен колесо.
И, конечно же, многое в мире меняется,
Но при этом, увы, безусловно, не всё.

Пусть дороги давно как асфальтом покрытые,
Но лежат всё по тем же, по древним местам –
Мимо храмов Господних, что ныне забытые,
Словно вечный поклон золочёным крестам.

Всё меняется.
Что ж сокрушаться и плакать?
И скалу пробивает зелёный росток,
Только солнце всё так же садится на западе,
И пока никуда не сместился восток.

Да и люди, хоть видели мало хорошего,
Точно так же доверчивы, как в старину:
Точно так же беспечно взирают на прошлое
И считают последней любую войну.

Точно так же все верят в свою исключительность,
Удивляясь, что нет подтвержденья тому,
Без обмана все так же не мыслят действительность,
Точно так же идут под расстрел и в тюрьму.

Только время летит, от движенья от быстрого
Всех заносит порою, не только меня.
Но сильней отличается выстрел от выстрела,
Чем сегодняшний день от минувшего дня.

 
  * * *
 
 
Дай мне ответ

Как много дней ты провел среди друзей?
Пока не понял, что ты совсем один.
И сколько ты искал путей к мечте своей?
Пока не понял, что дороги не найти,

И сколько дней ты ждал любви своей,
Пока не понял, что такой на свете нет?
Скажи, с какого дня ты стал обманывать себя?
И дай мне, дай мне, дай мне ответ.

Как много ты узнаешь ерунды,
Пока не поймешь, что ты не знаешь ничего.
И сколько раз ты ходил вокруг беды?
Пока тебя не затянуло самого.

И сколько сил ты за дело положил,
Пока не понял, что смысла в этом нет?
Скажи, с какого дня ты стал обманывать себя,
И дай мне, дай мне, дай мне ответ.

 
  * * *
 
 
День рожденья

Сегодня теплый день,
И в этот день я
Я хочу поздравить Вас:
У Вас сегодня день рожденья -
Так в добрый час!

И стол накрыт давно,
Сегодня к Вам придут друзья,
Придут друзья друзей,
Которым все равно -
К Вам можно или к Вам нельзя.

И будет много выпито вина
За праздничным столом,
И мальчик у окна
Напьется пьян:
В том не его вина,
И он не хулиган,
Он просто с Вами не знаком.

И кто-то вдруг решит,
Что девочка напротив так мила
И он давно хотел такой.
И, чтоб беседу поддержать,
Она не станет возражать,
Но скоро ей домой бежать,
И он махнет рукой.

И будет много слов
О дисках и джинсах,
И о погоде в небесах,
А на часах
Уж за полночь давно.

И опустел Ваш дом,
И за окном
Уже мерещится рассвет.
Друзей уж нет -
Друзья ушли давно,
Лишь одиночество одно
Забыто Вами на столе,
Как будто пачка сигарет.

Спешу поздравить Вас -
Сегодня стали Вы
На целый год старей...

 
  * * *
 
 
Лица

Ночью нам дарован покой,
А днем, на беду, не спится,
И люди проходят, бескрайней рекой,
Как флаги, несут свои лица.

Я в них горький миг утешенья искал,
Дарил я им радости миги.
И их до сих пор я читать не устал,
Как с детства знакомые книги:

Есть лица в виде закрытых дверей,
Ключа от которых нет;
Есть лица, которые солнца теплей -
Из тех, что нам дарят свет.

И часто я замечаю,
Что в лицах тепло убито,
Все меньше дверей открытых,
Все больше дверей закрытых.

И часто похоже,
Что в день непогожий,
Случайный прохожий
Тебе не поможет,
И все же...

Когда я вижу вас разом,
Очень разные люди,
Я верую в светлый разум
И в то, что он добрым будет.

 
  * * *
 
 
Воды нашей реки (Посвящение Булату Окуджаве)

Воды нашей реки,
То недвижимы, то бешено быстры,
И не в силах никто
Предсказать накануне их ход -
Словно звуки
Из-под нервной руки пианиста?
Что играет без нот
И не знает двух нот наперед.

Клавиш черных и белых
Вековой разговор -
Наши белые дни
Переложены черным днями,
Но мелодия льется,
И никак не погаснет костер -
Значит мы не одни,
Значит кто-то невидимый с нами.

Ах, господа,
Ваши руки и помыслы чисты
В вечной битве
За право мужчин быть всегда наверху,
Но, стреляя друг в друга,
Я прошу не попасть в пианиста -
Их так мало осталось
На нашем мятежном веку.

Он всем вам нужен -
Он и сам это не понимает,
Соединяя
Ваши души в пассажи свои,
И, к тому же -
Кто еще вам сыграет
В день, когда вы закончите
Ваши бои?

Попеременно,
Вправо и влево толкая веслом,
Движемся мы
В старой лодке по воле теченья -
Вот и арена,
Где зло будет биться со злом,
И седой пианист
Потихоньку играет вступленье.

 
  * * *
 
 
Посвящение Высоцкому

Я разбил об асфальт
Расписные хрустальные детские замки,
Стала тверже рука
И изысканней слог и уверенней шаг,
Только что-то не так,
Если странно молчит,
Растерявшись, толпа у Таганки,
Если столько цветов, бесполезных цветов
В бесполезных руках.

И тогда я решил,
Обмануть, обвести обнаглевшее время,
Я явился тайком в те места,
Куда вход для меня запрещен.
Я стучался в свой дом,
В дом где я лишь вчера
До звонка доставал еле-еле,
И дурманил меня
Сладкий запах забытых, ушедших времен.

И казалось вот-вот,
Заскрипят и откроются мертвые двери,
Я войду во вчера,
Я вернусь словно с дальнего фронта домой,
Я им все расскажу,
Расскажу все, что будет.
И может быть, кто-то поверит
И удастся тогда, хоть немного свернуть,
Хоть немного пройти стороной.

И никто не открыл,
Ни души в заколоченном брошенном доме,
Я не мог отойти,
Я стоял как в больном, затянувшемся сне,
Это злая судьба,
Если кто-то опять не допел
И кого-то хоронят,
Это время ушло, и ушло навсегда
И случайно вернулось ко мне.

 
  * * *
 
 
Снова весна

Мы прошли по кругу, сменив сотню вер,
И круг замкнулся опять.
Кто нам скажет, во что нам верить еще?
Я бегу так быстро, что ангел мой
Уже не в силах меня догнать,
И я слышу, как он тяжело и часто дышит в мое лицо.

Это снова весна
Снова время никчемных надежд,
Снова тихая-тихая песня над городом слез
Отвори мне окно и впусти этот призрачный свет,
Мы уже на краю,
Кто же снова нам в сердце шальную надежду принес?

Нас давили совком и сгребали совком
И по книгам учили любить,
Но мы верили, что у причала нас ждут корабли
Мне страшно, что каждый третий
Может случайно меня убить,
Я вот только боюсь, что впервые в жизни
Не чувствую к ним любви.

Только снова весна
Снова время никчемных надежд,
Снова тихая-тихая песня над городом слез,
Отвори мне окно и впусти этот призрачный свет,
Мы уже на краю
Кто же снова нам в сердце
Шальную надежду принес?

 
  * * *
 
 
Спускаясь к великой реке

Крестики, нолики, фантики
Стали теперь солдатики
Стали теперь служивые
Каждому вышел срок.

С вечера спорили, ссорились
А поутру построились
А поутру прицелились
Каждый нажал курок.

Спускаясь к великой реке
Мы все оставляем следы на песке
И лодка скользит в темноте
А нам остаются круги на воде.

Сабельки, пулечки, пушечки
Выбритые макушечки
Цепкие лапы родины
Да письмецо семье.

Холмики, крестики, нолик
И где вы теперь, соколики
Где вы теперь, служивые
Спите в какой земле?

 
  * * *
 
 
Пусть она станет небом

Пусть она станет небом,
Небо скроет облака,
Посмотри, как он уходит в облака,
Посмотри, как его ждет это небо.

Пусть она станет морем,
Пусть его закрыл туман,
Посмотри, как он проходит сквозь туман,
Посмотри, как его ждет это море.

Там, где в небо бьет прибой,
Только шелест звезд над головой,
Там, где вечность и покой,
Мир исполнен водой,
Первозданной водой,
Мы однажды войдем с тобой
В эту воду.

 
  * * *
 
 
Тихие песни

Каждое утро она открывает окно
Ветер уносит печаль
Ветер всегда одинок
Утро приходит и что-то случиться должно
Тихое слово «прощай»
Эхом небесных дорог
Там, где в полнеба восход
Там, там…
Кто-то неслышно поет, нам
Всем, кто не слышит
Там, там, тихие песни
Ветер разгладит песок у великой реки
Ветер уносит печаль
Ветер всегда одинок
Сколько надежды в последнем пожатье руки
Тихое слово «прощай»
Эхом небесных дорог.

 
  * * *
 
 
Картонные крылья любви

Опять холода,
Зима на года,
И ангелы к югу летят.
Нам завтра в полет.
Тебе на восход,
А мне, по всему, - на закат.

Но я сорвусь с земли, словно пес с цепи,
И поднимусь к облакам.
И обойду облака.
Моя страна далека, но я найду тебя там.
О, картонные крылья - это крылья любви.

Вода и весло,
Свобода и зло.
Что делать и кто виноват?
Все это пройдет.
Лети на восход,
А я, так и быть, на закат.

Но я сорвусь с земли, словно пес с цепи,
И поднимусь к облакам.
И обойду облака.
Моя страна далека, но я найду тебя там.
О, картонные крылья - это крылья любви.

 
  * * *
 
 
Я дам тебе (знать)

Когда солдаты придут с победой домой,
Когда мы сможем гордиться страной,
Когда летним днем закружит снег в моем окне.
Я дам тебе знать, и ты вернешься ко мне.

Когда в столице не станет уличных дам,
Не будут бить ни по лицам, ни по паспортам,
Когда для всех вождей мавзолей построят на Луне
Я дам тебе знать и ты вернешься ко мне.

Когда морской прибой превратится в отбой,
Когда за мной и тобой придет архангел с трубой,
Когда наша жизнь привидится мне в кошмарном сне,
Я дам тебе знать и ты вернешься ко мне.

 
  * * *
 
 
Это любовь (детка)

Я знаю, отчего ты зла,
Я вижу, с чем ты вошла,
Я помню каждый твой предлог,
Субботний вечер так удобен для склок.

Я знаю, почему ты здесь,
Я вижу, я – это все, что есть,
Я помню, в чем моя вина,
Субботний вечер и ты снова пьяна.

Это любовь, но не ко мне, поверь,
Это любовь, не вышибай грудью дверь,
Это любовь, детка, ты просто себя готовь,
Вернется вновь эта любовь.

Я знаю, кто твой лучший друг,
Я вижу, кто входит в близкий круг,
Я помню, кто твой первый враг,
В субботний вечер слишком вкусен коньяк.

Я знаю, как тебя найти,
Я вижу, ты уже вся в пути,
Я помню про один звонок,
И я в субботний вечер не одинок.

 
  * * *
 
 
Всегда одинок

Он твердил ее имя
Он читал ее мысли
Он бродил за ней следом
Он глядел в ее окна.

Утренний ветер уносит печаль
Ветер всегда одинок.

Он объедет полмира
Он найдет ее город
Он войдет в ее двери
Он ее не узнает
Утренний ветер уносит печаль
Ветер всегда одинок
Дай мне сил быть легким как ветер.

 
  * * *
 
 
Ах, графиня

Ах, графиня, за что вам судьбина жестокая?
Вам, увы, не к лицу серый будничный фон.
Вы стоите у входа в Nightflight одинокая.
Вас туда не пускает бездушный ОМОН.

Капитан посылает вас к чертовой матери.
Он манерами дик, он плюет вам в лицо.
Ах, графиня, уедемте лучше на катере
Вдвоем обогнем Золотое кольцо.

Я, пардон, не пойму, чем вас манит Италия.
Лучше каждый вояж начинать с головы.
Ах, графиня, уедемте лучше в Татарию
У меня пол Казани знакомой братвы.

На Кавказе вот-вот прекратят безобразия.
Поразгонят солдат, понакроют столов,
Ах, графиня, уедемте лучше в Абхазию
Предаваться любви среди горных орлов.

Я готов. Варианты здесь могут быть разные
И, к тому же, любить – не поленья колоть.
Но, мадам, ваши цены, увы, несуразные,
Расстаемся,
Прощаюсь.
Храни вас Господь.

 
  * * *
 
 
Старые песни

Старые песни, хипповые сны
Незаживший свет Битлов, портвейна и весны
Все, что мы любили, живо в той поре
Где мы застыли, словно мухи в янтаре.

Старые песни, другое кино
С каждым годом лучше, словно старое вино
И эти песни дышат духом тех ночей
И если кто услышит – вспомнит все до мелочей.

Распусти свои клеши, наливай в стакан «Кавказ»
В этих старых песнях часть твоей души
В этих трех аккордах, в этих старых аккордах
Но они звучат, словно в первый раз.

Старые песни, время не одолеть
Я уверен, наш дети их не будут петь
Все, что мы любили, остается тут
Вместе с нами жили, вместе с нами и умрут.

 
  * * *
 
 
Уходя - уходи

Уходя – уходи,
Не жалей и не жди,
Что у нас впереди,
Ответ на вопрос
Ветер принес и унес.

Забудь про всех, кто должен,
Но успей раздать долги,
Встань на пороге дома,
И скажи себе: "Беги".
Пускай поплачут дамы
И вздохнет свободно враг.
Ну а те, кто и вправду дорог,
Все поймут и так.

Уходя – уходи,
Не жалей и не жди,
Что у нас впереди?
Ответ на вопрос
Ветер принес и унес.

Порвать со всем, что любишь, –
Это нелегкий труд.
Все, что держит тебя как якорь,
Все оставить тут.
Отдать гитару другу –
Пусть споет другой,
Перебрать любимые книги,
И не выбрать ни одной.

Уходя – уходи,
Не жалей и не жди,
Что у нас впереди,
Ответ на вопрос
Ветер принес и унес.

 
  * * *
 
 
Финал

Я весь свет прошагал,
Но куда не пойдешь,
Мир достаточно мал
И не слишком хорош.
Сколь не плыть кораблю,
Но в любой стороне
Бабы склонны к вранью,
А мужчины - к войне.

И известен весь путь,
Никуда не свернуть,
Не укрыться на дне,
Не уйти в облака.
Что бежать, что ползти,
Все одно, по пути.
От звонка до звонка
И лишь чья-то рука
Заставляет порою дрожать
Наши картонные крылья.

Так и будем вспоминать свое имя.
Так и будем воевать со своими.
Так и будем все валить на евреев.
И страной руководить не умея.
Так и будем потреблять политуру.
Будем в споре уважать пулю-дуру,
И смотреть во все глаза,
И не видеть,
И за это целый мир ненавидеть.

Картонные крылья – это крылья любви.

 
  * * *
 
 
Ох, не вижу я белого свету

Ох, не вижу я белого свету
И с тоской на короткой ноге
Проводили в Италию девушку Свету
А подружку ее в ФРГ
А Маринка была как картинка
В беззаветной любви мне клялась
А сегодня с арабом гуляет Маринка
И в какой-то Кувейт собралась
Там у них, говоря фигурально,
Все путем и красивая жизнь
И с жильем и с харчами, я слышал, нормально
Ну а с вывозом сложностей нету
И мы не в силах их остановить
И вот они подлецы, разъезжают по свету
И хватают, что можно схватить
Растащили бы все, было б так
Только нечего – вот вам ответ
Из добра здесь остались иконы да бабы
И икон уже, в общем то, нет
Бью тревогу, взываю к ОВИРу
Коли запросто так уезжать
Кто же будет нам завтра сторонников мира
И защитников наших рожать?
Силы нету терпеть безобразие
Так мы вымрем с течением лет
Что б хоть что-то сберечь
В этом разе я предлагаю разумный проект
Фирмачи тоже, в общем то, люди,
Значит, где-то их можно понять
Так надо брать с них за бабу в конкретной валюте,
Так как с них больше нечего взять.
А мне цветов и оваций не надо,
Мы останемся долгу верны,
И уж коли поднимем рождаемость в Штатах,
То хоть удвоим богатство страны.

 
  * * *
 
 
Соловки

От суеты два шага до тоски
И, видит бог, я выдержать не смог
И сам себя сослал на Соловки
На небольшой, но ощутимый срок.

Вдаль уплывал Архангельский причал
И ночь была, как белый день, бела,
А я скиты себе воображал,
И даже слышал их колокола.

Но утро было выше всяких грез,
И весь корабль смотрел, открывши рты,
Как монастырь неумолимо рос,
Как город, прямо из воды.

И в этот самый миг я понял вдруг,
Что можно брать любые рубежи,
Но вечным остается дело рук,
Лишь только если верой одержим.

Пять дней средь елей, камня и воды,
Ничем не скован, не обременен.
Ходил, и всюду находил следы
Двух ипостасей века, двух времен.

Вокруг башен пролегал глубокий ров,
Но ров - уже не ров, а так, овраг,
И спорит сообразность куполов,
С несообразным здесь "шестой барак".

А в тысяча тридцать сумрачном году,
Попав в сии священные места,
Како-то зек соорудил звезду,
На месте православного креста.

Как он забрался - знает только Бог,
Погнал ли страх, не подвела ль рука,
Но он залез – ему скостили срок,
А нам осталась память на века.

Да будет так – пусть Соловки хранят
Студеный ветер тех недавних лет,
И в божьем храме против царских врат
Пусть проступает надпись "Лазарет"

Я слышал реставраторы грозят
Весь этот остров превратить в музей,
Я вот боюсь они не сообразят,
Какой из двух музеев нам важней.

 
  * * *
 
 
Памяти М. Науменко

До скорого, брат,
Похоже, окончен бой.
Рок-н-ролл отзывает
Своих солдат домой.

Взамен наших слов
Другие придут слова,
Пепел наших костров
Скрыла трава.

До скорого, брат,
В реку дважды войти нельзя,
У наших детей
Уже другие глаза.

Не поднят никем
Заброшенный зимним днем,
Наш флаг из травы
C живыми цветами на нем.

Война позади,
Кто выиграл, не нам решать,
Нам было важнее петь,
Чем дышать.

Последний снаряд
Ударил лет шесть назад,
Отчего ж с каждым днем
Редеет наш отряд.

 
  * * *
 
 
Посвящение А. Розенбауму

Раз артист, так с песнею,
Да с дорогой дальнею,
С жизнью интересною,
Сладкой, ненормальною.

Он для сердца, для души,
К нам на праздник позванный,
Раз артист, а ну пляши,
Ты для того и созданный.

А ему не пляшется,
Он, бедняга, мается
И хозяйке кажется,
Что артист ломается.

И, шутя, естественно, она скажет:
Знаете, видно вы, известные,
Нас не уважаете,
Так что зря старалися,
Знаем эти форты,
Вы, видать, зазналися,
Стали больно гордые.

Понимаем это мы
Нашим пониманием,
Раз жизнь полна букетами
И рукоплесканием.

А за столом веселие,
А за столом гуляние,
А он уйдет без пения
И без "до свидания".

Тоже номер номером,
На эффект рассчитанный,
Знать не только с гонором,
Но и не воспитанный.

А жизнь полна вокзалами,
Номерами бедными,
И лицо усталое
И без грима бледное,

И в полночном поезде
Плакать так захочется,
От своей бездомности
И от одиночества.

 
  * * *
 
 
Монолог господина, пожелавшего остаться неизвестным

Возбужденный ситуацией,
Разговорчиками опьяненные,
Все разбилися на демонстрации
Тут тебе красные, тут зеленые.
И ничуть не стыдясь вторичности,
Ишь, строчат от Москвы до Таллинна
Про засилье культа личности,
Про Вышинского да про Сталина.
Размахалися кулаченками,
Задружилися с диссидентами,
Вместо Бровкина ставят Чонкина
Ох, боюсь, не учли момента вы,
Ведь у нас все по-прежнему схвачено
Все налажено, все засвечено
И давно наперед оплачено
Все, что завтра нами намечено.
Навели, понимаешь шороху
Что ни день, то прожекты новые
Знать давно не нюхали пороху,
Демократы мягкоголовые
Вы ж культурные в деле, мальчики
Чай стрелять по людям не станете,
А у нас свои неформальчики,
Кто-то в Люберах, кто-то в «Памяти»
Можем всех шоколадкою сладкою
Одурачить в одно мгновение,
А потом по мордам лопаткою,
Ежели будет на то решение
Отольется вам не водичкою
Эта ваша бравада статная
Нам достаточно чиркнуть спичкою
И пойдет карусель обратная
И пойдет у нас ваша братия
Кто колоннами, кто палатами
Будет вам тогда демократия,
Будут вам «Огоньки» со «Взглядами»
А пока резвитесь, играйтеся,
Пойте песенки на концерте мне
Но старайтеся, не старайтеся
Наше время придет, уж поверьте мне.
Время точно под горку катится,
Наш денек за той горкой светится
Как закажется – так и заплатится
Как аукнется – так и ответится.

 
  * * *
 
 
Я с детских лет не в силах разобраться

Я с детских лет не в силах разобраться
И часто спорю, вплоть до кулаков,
За что у нас так любят иностранцев,
В особенности, классовых врагов.

Для них везде улыбчивые лица,
Их носят на руках и на горбу,
И первые красавицы столицы
Мечтают с ними разделить судьбу.

Они забили лучшие отели,
Икру и крабов мнут, как саранча,
А мы едим то, что они не съели,
И ходим в шмотках с ихнего плеча.

Быть может, мы поедем к ним, когда-то,
И там уж обласкают нас в ответ,
Но Ленька, друг, недавно ездил в Штаты,
И говорит, что там такого нет.

Конечно, нам скупиться не пристало,
И я твержу себе в который раз:
Им там не сладко, в мире капитала,
Пусть хоть чуть-чуть расслабятся у нас.

К тому же это, как всегда бывает,
Имеет свой приятный оборот
Нам тоже кое-что перепадает
От этих интуристовских щедрот.

Мгновенья нам дороже и дороже,
В тот миг, когда Центральный ресторан
Был развалючен, но не обезвожен
Я чудом в нем успел хватить стакан.

 
  * * *
 
 
Дальше и дальше

Выпадут звезды, как снег
Станет как Солнце Луна
Скор и не слышен наш бег
Дальше и дальше…
Туда, где зима
Звуки застыли вдали
Вот и не видно коней
Вскачь, не касаясь земли
Дальше и дальше…
Туда, где темней
Ты слышишь, нам нельзя уснуть
Помоги повернуть
Спрыгнуть на полном скаку
И по среди тишины
Шагом по пояс в снегу
Дальше и дальше, прочь от земли.

 
  * * *
 
 
На семи ветрах

На семи ветрах,
В конечной точке всех дорог,
На краю Земли
Стоит хрустальная гора.

Там, на границе с небом,
Живет печальный мудрый Бог.
Глядит на нас с вершины,
Считает дни
И ждет меня.

Я собрался в путь,
И я прошел весь белый свет -
Я построил плот,
За морем край Земли нашел.

В тени горы хрустальной
Я прожил двадцать долгих лет,
И я поднялся к небу,
Но до вершины не дошел.

 
  * * *
 
 
Мой друг (лучше всех играет блюз)

Поднят ворот,
Пуст карман.
Он не молод
И вечно пьян,
Он на взводе - не подходи,
Он уходит всегда один.
Но зато мой друг,
Лучше всех играет блюз.
Круче всех вокруг
Он один играет блюз.

Он не знает умных слов
Он считает вас за козлов
Даже в морге он будет играть
На восторги ему плевать
Но зато мой друг,
Лучше всех играет блюз.
Круче всех вокруг
Он один играет блюз.

Ночь на выдох
День на вдох
Кто не выжил, тот издох
Обречено летит душа
От саксофона до ножа
Но зато мой друг,
Лучше всех играет блюз.
Круче всех вокруг
Он один играет блюз.

 
  * * *
 
 
Колыбельная

Спи малыш, пока зима,
Век не быть зиме.
Крепко спи, покуда мгла
Бродит по земле.
Черный конь копытом бьет,
Бледный конь за ним
Будь же ты от всех невзгод
Господом храним.
Будь же ты от бурь и бед
Господом храним.
Будет день и будет свет
И надежда с ним,
Долетит благая весть,
Только верь и жди.
И Иисус еще не здесь
Но уже в пути.

 
  * * *
 
 
Когда мы уйдем

Когда мы уйдем
В туманную даль
Ты оглянись и улыбнись,
Брось тоску, забудь про печаль.

Печаль отойдет осенним дождем
Сомнений нет, будет рассвет
Даже в день, когда мы уйдем
Ну и что за беда.

Если кто-то уснул, ну и пусть,
Ну а нам не до сна,
И, как в давние годы
Далек наш путь.

 
  * * *
 
 
У ломбарда

У Ломбарда по утрам людно,
У прилавка толчея, давка.
Это те, кому совсем трудно
На последний кон ставят ставки.
А я себе не вру - дохлый номер,
И надежды - чепуха, гнать их.
Я вчера, еще б чуть-чуть, помер,
Да похмелили кореша, мать их.
Ох, кривая ты моя тропка,
Я и бога и себя трушу.
Я к окошечку встаю робко,
Я прошу принять в заклад душу
Объявляют, слышу, мне цену,
И тишина такая, мух слышно.
Я гляжу в квиток, словно в стену,
Что ж так дешево у вас вышло?
Что ль из бревен у нее нервы?
Иль глаза у ней свело с жиру?
Раз не может разглядеть стерва
Золотой моей души жилу.
Только слышу: Гражданин - тише!
Так шумите, аж с лица спали,
Прейскурант теперь такой вышел,
Значит души дешеветь стали.
Я зажму в кулак пятак медный,
Выйду в мир, который мне тесен.
Я же вовсе не такой бедный,
Я ж бываю иногда весел.
И по ветру запущу ценник,
Не вернусь я за душой, бросьте
Раз цена ей пятачок денег,
Так нахрена ж она нужна вовсе?
И все путем, вот только червь гложет,
В душу плюнули - нет сил драться.
А я же тоже человек, боже,
Да за что ж они нас так, братцы...

 
  * * *
 
 
Песня Нестора

Велели пасть в ноги к учителям
И не смешить белый свет,
Но этот Храм я придумал сам
И больше такого нет.

Твердили очи воздев к небесам,
Что, мол, не пришла пора
Но этот Храм я построил сам
При помощи топора.

Шипели вслед, что мол проку нет
От этих блаженных идей.
Но все равно Храм увидел свет
Без помощи их гвоздей.

Положен на маковку уставной
Резной золоченый крест.
А мой осиновый, мой простой,
Но родом из этих мест.

Я крест поставил, и ждать не стал
Знаменье священных крыл,
Я просто стружку с пола убрал
И настежь врата открыл.

Семь лет прошло, словно семь минут,
Затих бесполезный спор.
Но нет, затаились, только и ждут,
Что брошу в воду топор.

Глядят и не верят своим глазам -
Никак не пробьет мой час.
А значит, Храм построил сам,
Дай Бог, не в последний раз.
Дай Бог, не в последний раз.

 
  * * *
 
 
Отчего так жесток свет?

Отчего так жесток свет?
Ничего-то у нас нет,
Все, что было - силком отняли,
Что осталось - тайком пропили.

Нету бога у нас - раз,
Нету веры в слова - два.
Нету силы начать заново,
Нету воли бежать за море.

Всем целковый, а нам грош,
Всем по ложке, а нам нож,
Рассчитались, да вновь заняли,
Разбежались, да вновь замерли.

Никогда не порвут пут,
Поведут как солдат - в ряд
По дорожке нехоженой,
По тропинке не топтаной.

 
  * * *
 
 
Не маячит надежда мне

Не маячит надежда мне,
То мелькнет, то куда-то денется,
И в загадочной этой стране
Ничего никогда не изменится.

И от этого даже легко,
Опосля, как пропустишь стопочку,
Референдум прошел под пивко,
Панихиды пройдут под водочку.

И причины искать не надо,
Просто любят бараны стадо.
Ну а то, что в стаде их режут,
Так ведь это не всех, так ведь это все реже.

И по кругу пойдет дорога,
Им баранам не нужно много.
Забросают в загон питание,
Вот и все проблемы бараньи.

Чтоб решать проблемы бараньи,
Существует голосование.
Все по карточкам, все законно,
Все, конечно, внутри загона.

А зачем баранам наружу,
Там ведь ум не бараний нужен.
Там ночами от страха жарко,
Там пастух и его овчарка.

Пастухи без особых хлопот,
Над баранами ставят опыт.
Не спросившись про их желания,
Ставят опыт на выживание.

Вечерами за шашлыками,
Громко цокают языками.
Удивляясь на стадо с кручи -
Ох, живучи! Ну и живучи!

 
  * * *
 
 
Я смысл этой жизни вижу в том

Я смысл этой жизни вижу в том,
Чтоб не жалея ни души, ни тела,
Идти вперед, любить и делать дело,
Себя не оставляя на потом.

Движенья постигая красоту,
Окольного пути не выбирая,
Наметив в самый край, пройти по краю,
Переступив заветную черту.

Не ждать конца, в часы уставив взгляд,
Тогда и на краю свободно дышишь.
И пули, что найдет тебя, ты не услышишь,
А остальные мимо пролетят.

В полночной темноте увидеть свет,
И выйти к свету, как выходят к цели.
Все виражи минуя на пределе
При этом веря, что предела нет.

Не презирать, не спорить, а простить
Всех тех, кто на тебя рукой махнули.
На каждого из нас у смерти есть по пуле,
Так стоит ли об этом говорить...

Не ждать конца, в часы уставив взгляд,
Тогда и на краю свободно дышишь.
И пули, что найдет тебя, ты не услышишь,
А остальные мимо пролетят.

 
  * * *
 
 
Дорога в небо

Сколько лет сражений, сколько лет тревог,
Я не знал, что уйти будет легко.
Нас зовут в окопы, скоро третий звонок,
Только мы от них уже далеко.

Там, где находится Южный Край Земли,
Там край, где уже не свернуть.
Там у причала стоят мои корабли,
В назначенный день мы тронемся в путь.

Мы выходим из круга, мы выходим на свет -
Это знак, что команда уже собралась.
Мы узнаем друг друга после долгих лет
По улыбке и по цвету глаз.

Дорога в небо лежит по прямой,
Дорога в небо - дорога домой,
Дорога в небо и все позади
И только свет на пути.

 
  * * *
 
 
Этот вечный блюз

Пойдем на тот конец,
Где балом правит вечер,
В этот адский рай,
Где жизнь через край, до утра.
В отель Разбитых Сердец
В кафе Нежданной Встречи,
По Бульвару Роз,
Пора, мой друг, пора.
Пока мы здесь, мы живем,
Пока не все забыто,
Давай с тобою вдвоем
Возьмем по двести
За все, что было.
Вот бар Разбитой Мечты
И Песни Неспетой,
Вот звучит отсчет
И выходит вперед трубач.
Он одинок, как и ты,
И он поет об этом,
Этот вечный блюз,
Налей, мой друг, и не плачь.

 
  * * *
 
 
Когда я был большим

Когда я был большим, я не боялся машин,
Мой папа - снежный барс, покоритель вершин,
И с девяти до пяти я работал героем.
Я вылетал из окна, лишь только цель видна,
Выпивал по два баллона молодого вина
И учил Брюса Ли кордебалету и хождению строем.

Я видел цель вдали, имел жену Натали,
Ходил на край Земли, и Сальвадор Дали
Никогда не торговался, покупая у меня картины.
И я летал по ночам, напоминая сыча,
Сочинил "ча-ча-ча" и лечил Ильича
От простуды, геморроя и скарлатины.

Когда я был большим я проглотил аршин -
Меня смотрел Чумак, но ничего не решил,
И я потом сто лет подряд не проходил в ворота.
Я изобрел рассвет, придумал группу "Секрет",
Нарисовал на стене Б.Г. то, чего нет, -
С меня писали портрет Архимед и Нино Рота.

И я ходил по домам очаровательных дам,
Со мною жил Моше Даян и Саддам -
Мы принимали "Агдам" и зимой, и летом.
Но только как-то раз беседа не задалась,
И тогда один другому взял и высадил глаз,
Но никогда потом не вспоминал об этом.

Когда я был большим я не курил анаши, -
Я покупал гашиш в конторе Чан Кай Ши,
И не тужил, и сладко жил, но все-таки помер.
Меня несли на руках все, кому не лень,
И по планете был объявлен нерабочий день,
И Владислав Третьяк в знак печали сменил свой номер.

И каждый колокол в стране потом звонил по мне -
Мое имя написали на Великой Стене,
Моей жене подарили Магадан и остров Вуду.
Но с той поры прошло уже две тысячи лет,
И я опять пришел на этот белый свет,
Но боюсь, что таким большим уже больше не буду.

 
  * * *
 
 
Рождественская песня

Когда окажется вдруг, вот-вот замкнется круг
И день уносится прочь и спускается ночь.
Когда уходит Стрелец и декабрю конец -
Листает книгу сердец наш Небесный Отец.

Время льет полночную мглу
Плавно, словно мед по стеклу,
Открывая Небо для нас,
В свой назначенный час.

Время - твой извечный конвой,
Шаги судьбы за спиной,
Дыханье Бога с тобой
И со мной.

Когда разгаданы сны, и в небе фаза полной Луны,
Мы на мгновенье Сыны Внеземной Страны.
И есть лишь миг, чтоб узнать - время плыть иль время ждать.

Время жечь мосты и взлетать или время спать.
Словно звук небесной струны,
Словно знак конца войны,
Словно свет далекой звезды.

Через будни и сны.
В полночь застывают часы -
Это время выверяет весы.
В миг затишья после трудов
Меж двух годов.

Видишь, как Столетья облетают прошлогодней листвой,
Видишь, как секунды застывают Стрекозой в Янтаре ...
И ты узнаешь тогда - пройдет любая беда,
И нету слов "никогда", и все суета.

Но мы с тобою все-таки есть
И наше место именно здесь,
И Время прочит добрую весть и дорог не счесть.
Словно звук небесной струны,
Словно знак конца войны,
Словно свет далекой звезды
Через будни и сны.

В полночь застывают часы -
Это время выверяет весы.
В миг затишья после трудов
Меж двух годов.

Время льет полночную мглу
Плавно, словно мед по стеклу,
Открывая Небо для нас,
В свой назначенный час.

Время - твой извечный конвой,
Шаги судьбы за спиной,
Дыханье Бога с тобой
И со мной.

 
  * * *
 
 
Знаю только я

Я
Увезу тебя туда,
Где от горя нет следа
И никогда
Летним днем
Нет ни гроз,
Ни дождей.

Там,
На далеком берегу,
Я сберечь тебя смогу,
И помогу
Позабыть
Хоровод
Серых дней.

Где мой дом,
Тут он или там?
Где мой дом,
Где мои друзья?
Как мне быть?
Как туда доплыть,
Знаю только я.

 
  * * *
 
 
Ночью больше усталость ...

Ночью - больше усталость.
И меньше злость,
За окном - осенняя вьюга.
Гостиница - это от слова "гость".
Все мы в жизни в гостях
Друг у друга.

Можно глотку драть,
Не жалея сил,
Утверждая, что все - невзначай, но
Всех нас кто-то когда-то
Сюда пригласил
Мы встречаемся не случайно.

И когда поверишь,
Что это так,
То рождается ощущенье,
Что любая встреча есть верный знак
Высочайшего назначенья.

Только что надежды?
Рассыпались в прах.
Ночь в окне туманом клубится.
Я опять в каких-то незваных гостях.
Спит хозяин.
Пора расходиться.

 
  * * *
 
 
Песня про первых

Все вехи наши на крови и нервах.
Не дай нам, бог, хоть раз забыть о них,
Но мы все часто прославляем первых,
Не ведая, что славим лишь вторых.

Когда решалось, кто в разведку боем,
И кто рискнет подставить пуле грудь,
Рискнули два и выпало обоим
Идти вперед, прокладывая путь.

И первый пер как танк, не зная брода.
Туда, где мрак и не видать ни зги,
Чуть не дошел, и камнем канул в воду,
И на воде оставил лишь круги.

А тот второй, что шел за первым следом,
Не утонул и шеи не сломал,
И путь прошел, и возвестил об этом,
И первым встал, и встал на пьедестал.

И мы с вторых печатаем портреты,
Хоть в этом, право, и не их вина,
Они наш флаг, и дети всей планеты
Проходят в школах эти имена.

Но я прошу, чтоб мы на этом свете,
Собравшись вместе, хоть когда-нибудь,
Не позабыли, славя первых этих,
Всех настоящих первых помянуть.

 
  * * *
 
 
Гололед

День напролет, год напролет,
В городе горе - гололед.
Ноль за окном, ни вверх и не вниз,
Мертвая точка, компромисс.

Ждут поезда, отложен полет,
Море закрыто - гололед,
Ветер унес нетронутый лист,
Шаг на полшага, компромисс.

Тихо в мире, дремлет Земля,
Где же силы
Сдвинуть весь мир с нуля?

 
  * * *
 
 
Девятый вал

Был день, белый день,
Неба голубой цвет,
И никто не знал:
В этот день шла война
На целый белый свет,
Как девятый вал.

Был бой, и снова бой,
Город превращен в прах,
И повержен враг.
Миллион бойцов, юных молодцов,
Дружно вознеслись в рай
С песней на устах.

Был день, и мир настал,
Войне пришел конец,
И никто не знал:
В сотый раз шла война
На целый белый свет,
Как девятый вал.

 
  * * *
 
 
От меня к тебе

Если в городе твоем снег
Если меркнет за окном свет
Если время прервало бег
И надежды на апрель нет.

Если в комнате твоей ночь
Притаился по углам мрак
И нет сил прогнать его прочь
Позови, я расскажу - как...

Над облаками, поверх границ
Ветер прильнет к трубе
И понесет перелетных птиц
Вдаль от меня к тебе.

А над городом живет бог
Сорок тысяч лет - и все сам
И конечно, если б он мог,
Он бы нас с тобой отдал нам.

Но сойдет с лица его тень
И увидит он, что я прав
И подарит нам один день
В нарушенье всех своих прав.

Над облаками, поверх границ
Ветер прильнет к трубе
И понесет перелетных птиц
Вдаль, от меня к тебе.

Из х/ф «Московские каникулы»

 
  * * *
 
 
Кошка, которая гуляет сама по себе

Если сто бегунов как один бегут,
Это можно назвать так и сяк.
У лошадей это будет табун,
У рыб это будет косяк.

Лишь в стаде баран доверяет судьбе,
За что он и прозван скотом,
Лишь только кошка гуляет сама по себе,
И лишь по весне с котом.

Даже волки, далекие братья собак
Выбирают себе вожака.
Да и стая собак не может никак
Без него обойтись пока.

У львов и у тигров есть главный в семье,
На нм и охота и дом,
Лишь только кошка гуляет сама по себе,
И лишь по весне с котом.

Перелетные птицы осенней порой
Не летают на юг по одной.
И олени, гуляя оленьей тропой,
Тоже ходят по ней толпой.

Да и люди, что век коротают в борьбе
Понимают, что легче гуртом,
Лишь только кошка гуляет сама по себе,
И лишь по весне с котом.

 
  * * *
 
 
Песня про миллионера

Я слышал, что миллионеры
Для всех на Западе в пример,
Я б тоже был для всех примером,
Когда б я был миллионер.

Сорил деньгами б я своими,
Имел заводы и поля,
Мое во всех газетах имя
И фотография моя.

Пять машин позолоченных
Ждут меня у крыльца,
Я сажусь с озабоченным
Выражением лица.

Жизнь, как сон.
Работы лучше не найду я,
Горит любовь в мильонах глаз.
Куплю я ванну золотую...

И изумрудный унитаз.

 
  * * *
 
 
Нас еще не согнули годы

Нас еще не согнули годы,
Мы бесстрашно глядим вперед.
Только даже прогноз погоды
Нам все чаще и чаще врет.

С детских лет мы обучены этому,
И спокойствие хоть куды.
Мы привыкшие и поэтому
Вроде, нету большой беды.

Ведь трудно разобраться
Где ясно, где туман
В потоке информации
С поправкой на обман.
Поверив оказаться
Обманутым опять,
Чтоб после не сорваться
И тоже не соврать.

И вот опять взираем не веря,
Каждый терпит на свой манер.
Так одно большое неверие
Губит тысячи робких вер.

И за этим даже не помнится,
То, каким был намечен путь.
Все забыто и лишь бессонница
Не дает по ночам уснуть.

 
  * * *
 
 
Она идет по жизни смеясь

Она идет по жизни смеясь.
Она легка как ветер, нигде на свете
Она лицом не ударит в грязь.
Испытанный способ решать все вопросы, как будто их нет,
Во всем видит солнечный свет.

Она идет по жизни смеясь.
Встречаясь и прощаясь, не огорчаясь,
Что прощанья легки, а встречи на раз.
И новые лица торопятся слиться в расплывчатый круг
Как будто друзей и подруг.

Она идет по жизни смеясь.
В гостях она как дома, где все знакомо.
Удача с ней, жизнь удалась.
И без исключенья все с восхищеньем смотрят ей в след.
И не замечают, как плачет ночами
Та что идет по жизни смеясь...

 
  * * *
 
 
Памяти А. Галича

Снова в мир весна кинулась,
И я поверить отважился,
Будто время вспять двинулось,
Или только мне кажется?
Словно бог нажал клавиши
Всех желаний несбыточных -
И я увидел нас, давешних,
Непохожих на нынешних.
Вот идут они, смирные,
И почти во всем первые,
И насчет войны - мирные,
И насчет идей - верные
И разит от них силою -
Здоровы душой, телом ли,
А я хочу спросить: милые,
Что же вы с собой сделали?
Ведь это ж только вам чудится,
Что все идет, как вам хочется...
А я искал его улицу,
Вспоминал его отчество.
И где его окно светится,
Я готов был ждать месяцы,
Только чтобы с ним встретиться,
Чтобы с ним живым встретиться.
Как же это вы, умные?
Что же это вы, смелые?
Чем же это вы думали,
Что же это вы сделали?
Вы в спокойствии тонете,
Но когда дурить бросите
Вы его еще вспомните,
Вы о нем еще спросите.
Только что ж теперь плакаться:
И просить о прощении
В край, куда он отправился,
Едут без возвращения.
Высыхает слез лужица
Зря роняете слезы вы...
Снова мир волчком кружится
Бело-голубой, розовый.

 
  * * *
 
 
Песня, которой нет

Часто бывает, ночь наступает
Так далеко рассвет,
Спетые песни спят по чужим домам.
Вновь в тишине я слышу голос
Песни, которой нет,
Какой ей быть не знаю сам.

И мне в сотый раз не понять мелодий
И не расслышать слов,
Вот она стихла, вот навсегда ушла.
Но нет, не уходит, и снова бьется
Бабочкой о стекло,
Вот бы понять, с какой стороны стекла.

Она уже вот-вот появится,
И может быть в начале дня,
Она в новый путь отправится,
И станет для всех - но уже не моя!

Как в океане сквозь дождь и туманы
Все же виден далекий свет,
Тот что зовет и не верить ему нельзя.
Пока в тишине ночной слышен голос песни, которой нет,
Я верю, все впереди, все не зря.

 
  * * *
 
 
Песня про розовые очки

День назад
Я был не рад,
Что родился на свет,
И считал,
Что я устал
И счастья в жизни нет.
Я, наверно,
Постепенно
Умер бы в ночи,
Только вдруг
Принес мне друг
Волшебные очки.

И беда навсегда
Станет нипочем,
Если ты надел очки
С розовым стеклом.

Все на свете
В новом свете
Стало вдруг кругом.
И ненастья
И несчастья
Стали пустяком.
И решил я,
Что спешил я
Горе горевать,
И очки свои
Решил я
Больше не снимать.

И беда навсегда
Станет нипочем,
Если ты надел очки
С розовым стеклом.

 
  * * *
 
 
По морю плавать…

По морю плавать - не по суше гулять
Но всех нас манит водная гладь
И вот в результате дела и слова
Новое судно почти готово
Есть и мачты, и ванты, и даже флаг,
Вот только судно из гавани - ни на шаг.

Резонно заметив, что все это странно,
Команда решила сменить капитана
Сказано - сделано, прошлому - бой,
И вот у штурвала капитан другой
Он и молод, и красив, и совсем не дурак,
Но только судно из гавани - ни на шаг.

Резонно заметив, что что-то неладно,
Капитан решил, что виновата команда
Новая метла чисто метет
И тысяча матросов получило расчет
И вот новая команда поднимает флаг
Но только судно из гавани - ни на шаг.

Резонно заметив, что что-то неверно
Решили, что судно покрашено скверно
Художнику дали задание, он
Все перекрасил в праздничный тон
Метался, старался, устал как ишак
Но только судно из гавани - ни на шаг.

По морю плавать - не по суше гулять
Стали думать над причиной опять
А было дело в одной причине -
Все забыли что паруса нет в помине,
Без паруса никак не объехать мир
И поможет или чудо, или буксир.

 
  * * *
 
 
Пони

Табун поднял пыль,
Копыта мнут ковыль
Возьмись догнать - едва ли.
А я ем овес,
Моих не видно слез
Меня опять не взяли

Табун держит строй
Там каждый конь - герой
Кино, стрельба, погони.
А вот мой удел -
Всю жизнь быть не у дел.
Ведь я не конь, а пони.

Мне снова снится грозный шум атак.
Но ночь растает, день настанет,
И все опять не так.

Друзья там, вдали
Решают судьбы земли,
Спасают жизнь друг другу.
А я б тоже смог,
Но вновь звенит звонок,
И я бегу по кругу.

Мне снова снится грозный шум атак.
Но ночь растает, день настанет,
И все опять не так.

 
  * * *
 
 
Реки и мосты

Который раз я вижу тот же сон:
Ночной пейзаж с рекою вдалеке.
И я иду, почти что невесом?
Дорогой, что ведет меня к реке.

И ждут меня на дальнем берегу
А над водой туман, как будто дым
И я стою, и крикнуть не могу
Мне для чего-то очень нужно к ним.

Во сне выход прост:
Я вновь строю мост
И мост мой из снов
Из нот, да из слов.

По этому мосту
Перехожу я реку ту.
Простившись со сном
Прошу об одном.

Хватило б сил на тысячу мостов,
Чтоб каждый раз, к реке спускаясь с кручи,
Жить верой в правду некоторых слов,
А также в силу нескольких созвучий.

 
  * * *
 
 
Старые друзья

Увы, постоянство теперь не в цене
Увы, не в цене обещанья
Нас ветром разносит по этой земле
Какие уж тут прощанья.

Не прощаясь, уходят из жизни сей
Не прощаясь, выходят в люди
Только в детстве мы встретили старых друзей
И новых старых не будет.

Пусть нас оправдают тысячу раз,
А мы уж себя непременно.
Но старых друзей все меньше у нас
И новые им не замена.

И как получилось, и кто виноват?
Нечистая чья-то игра?
Прощались мы тысячу лет назад,
А верили, что до утра.

Пусть день пройдет без забот о былом
И вечером этого дня
Я всех соберу за одним столом.
У одного огня.

Я с ними проблемы свои решу,
Те что не решил без них,
А после прощения попрошу
У старых друзей своих.

А наш костер никогда не гас,
И пусть невелик, ничего,
Не так уж много на свете нас,
Чтоб нам не хватило его.

 
  * * *
 
 
Увидеть реку

Увидеть реку, подойти к реке
К воде спуститься, над водой нагнуться
И зачерпнуть и в город свой вернуться
Что от реки построен вдалеке

И стать с кувшином в тень у старых стен
Людей созвать, пускай подходит каждый
И напоить всех тех, кто мучим жаждой
И ничего не попросить взамен

Когда взойдет вечерняя звезда
Оставить все и двинуться в дорогу
Другие реки где-то катят воды
И где-то ждут другие города

И так пройти семь тысяч городов,
Что б каждый раз к реке спускаясь с кручи,
Жить верой в правду некоторых слов,
А также в силу нескольких созвучий.

А также в волшебство созвучья слов.

 
  * * *
 
 
Избавленье

Я видел, как в комнату,
Не знавшую тревог,
Ворвался ветер,
Он поднял пыль,
Годами дремавшую в углах,
И в танце закружил
По коридору,
Сорвал он с окон шторы,
И в окна хлынул
Сумасшедший день,
И дом застыл,
Сияньем дня смущенный,
В надежде робкой
Снова скрыться в тень

Я видел, как в комнату,
Не знавшую тревог
Ворвался ветер,
Он поднял со стола
Листы бумаги,
В полете превратив их
В белых птиц,
И это было словно
Избавленье.
Я понял, что мой труд
Смешон
И мал, как миг.
Я бросил все
И стал самим собой.

 
  * * *
 
 
Шок

Я посетил её в определённый час,
Не в силах чувства нежные сдержать.
"Хозяйки дома нет, но есть письмо для вас,
В нём, очевидно, просят подождать".

Любимый почерк написал
Слова любви, слова прощанья -
Она в Анапу едет отдыхать.

Какой несчастный день, какой ужасный шок!
Мне предстоит остаться в пустоте.
Слова любви, как прах, погребены у ног,
Пришёл конец игре больших детей.

Пришлось свой галстук повязать и на вокзал бегом бежать -
Свою любовь искать в вокзальной суете.

Вокзал набит толпой, надежды больше нет.
Но тут увидел я её кашне.
А с ней стоит брюнет весьма солидных лет,
И я опять остался в стороне.

Не пил я пива много лет,
Но вот сейчас пойду в буфет -
Тогда быть может легче станет мне.

стихи - Геннадий Барихновский, музыка - Сергей Данилин

 
  * * *
 
 
Это было так давно

Это было так давно,
Что и вспомнить мудрено,
Это было очень много лет назад.
Дом был старый, как утес,
Он по окна в землю врос,
И за окнами шумел забытый сад.
Были дни тогда длинней,
Я не помню лучших дней,
Были добрые и верные друзья.
Я был сказочно богат,
Я имел забытый сад,
И не верил в то, что стану старше я.

Но час пробил, я битым был,
И бился в стену лбом.
И день и ночь все мысли прочь -
Я думал об одном,
Как вышло так что я дорос
Уж до седых волос,
Легко поверив в то,
Что нет ответа на вопрос.

Я молод был и верил в то,
Что будет много дней
И верил в то, что взрослый
Во сто крат умней детей,
Но час настал, я взрослым стал,
И тут увидел я,
Как много взрослых дураков
Живет вокруг меня.

И понял я,
Что на камнях не вырастет травы
И дети в парках и садах
Меня зовут на "вы",
Еще чуть-чуть пожить, вздохнуть
И вот, окончен путь
Я так хотел от этих дел
Немного отдохнуть.

И я помню, как теперь,
Что была открыта дверь,
Там был ясный день
И чистая вода.
А сегодня срок истек,
На двери висит замок,
Дверь закрыта,
Ключ потерян навсегда.

А вчера приснилось мне,
Что нашел я ключ во сне,
И упал замок,
И дверь уж отперта,
Я сдержать себя не смог,
И ступил я за порог,
И за дверью оказалась... пустота.

 
  * * *
 
 
Календарь

Снег растаял, все как будто в первый раз
Птичья стая с криком в небо поднялась
Тучи скрылись, а деревья там и тут
Распустились, и примерно так поют:
Мы пробились, победили холода,
Утвердились, распустились навсегда
Будет праздник от зари и до зари
В этот раз мы все сожжем календари
Сколько неба, сколько света, сколько тем
Все согрето, все вокруг доступно всем
Сто мелодий, сто надежд и сто дорог
Но проходит девяностодневный срок
Птиц не стало, тех, что правили весной
Обметало, желтизной как сединой
Флаги сбросил безнадежный листопад
Входит осень, и без боя город взят
Вновь ненастье, все как прежде, все как встарь
Беспристрастен черно-белый календарь
Рыбы, звери, все уснут и я усну
Всё же веря в предстоящую весну.

 
  * * *
 
 
Ветер над городом

Будет апрель, как избавление
Мартовский снег - больше не снег
Ветер над городом протрубит отход свой
Бросишь дела, выйдешь на улицу
Воздух промыт, как хрусталь
Ветер над городом разорвал блокаду туч
И умчал их прочь.

Ветер над городом
Все случится вновь,
Все еще не поздно
Ветер над городом...
Ветер унес отдельные здания
Эти места скрыла трава
Это не просто так
Это знак оставил он
Чтоб войти в весну.

 
  * * *
 
 
Продавец счастья

Вчеpа я шел домой в начале ночи,
Когда Москва затихла, наконец.
И видел как пpоходит чеpез площадь
Hа редкость необычный пpодавец.

Он был одет в пуpпуpные одежды,
Hад ним в тумане пели соловьи.
Он продавал нам лучшие надежды,
И счастье, и безоблачные дни.

И я хотел купить себе удачи,
И я полез за мелочью в каpман.
Hо он угрюмо буpкнул: Hету сдачи,
И не спеша, ушел в густой туман.

Сегодня я всю ночь пpовел в дозоpе,
И до утра бродил по тем местам.
И с кем угодно я готов поспоpить,
Что продавца не встретить больше там.

 
  * * *
 
 
Герои вчерашних дней

Что за скопленье народа?
Словно выставка - мода,
Один другого важней и главней
И вьется длинная очередь,
Которой не видно конца.
Здесь по субботам производят
Бесплатную запись героев вчерашних дней,
Срывая звезды с погон,
Стирая краску с лица.
Еще вчера вы занимали отдельное купе,
Через окно обозревали простор
Казалось, все вокруг дышало вечной весной.
А только, вдруг, на рассвете стук в дверь,
Это к вам идет общественный контролер.
Как вы могли не заметить,
Что кончился ваш проездной.

Герои вчерашних дней,
Герои вчерашних дней,
Давайте будем снисходительны
К героям вчерашних дней
Герои вчерашних дней,
Герои вчерашних дней,
Я не хотел бы быть записанным
В герои вчерашних дней

И вы один на перроне
Тут вы как на ладони
Вы мишень для пятаков и камней
Как дым, ушла былая слава,
Мне это, право, все равно.

А мимо пролетают
Красивые составы
С героями сегодняшних дней
Им доставляет наслажденье
Вас наблюдать в окно.

Герои вчерашних дней,
Герои вчерашних дней,
Давайте будем снисходительны
К героям вчерашних дней
Герои вчерашних дней,
Герои вчерашних дней,
Я не хотел бы быть записанным
В герои вчерашних дней.

 
  * * *
 
 
Опустошенье

Одинаковый взгляд
Одинаковых глаз
Одинаковый набор
Одинаковых фраз
Одинаковый стук
Одинаковых ног
Одинаковый звук
Одинаковых нот
Опустошенье…
Опустошенье…
Одинаковый бег
Одинаковых дней
Одинаковый век
Непохожего бей
Одинаковый взмах
Одинаковых рук
Одинаковый враг
Одинаковый друг
Опустошенье…
Опустошенье…

Одинаковый цикл
Одинаковых снов
Одинаковый смысл
Одинаковых слов
Одинаковый рок
Одинаковый панк
Одинаковый сапог
Одинаковый танк
Опустошенье…
Опустошенье.

 
  * * *
 
 
Опрокинутый мир летних снов

Не тревожьте ее,
Она не скажет ни «да» ни «нет»,
Для нее этот мир как кино.
Все, что есть у нее,
Это двадцать неполных лет
И опрокинутый мир летних снов.

День отходит как дым,
Ей опять говорят слова...
Ей уже не понять смысла слов.
Переулком пустым
Она уходит совсем одна
В опрокинутый мир летних снов.

Она уже в плену у летних снов…

Словно звуки без слов,
Словно тени чужой игры,
Недопрожитых дней суета.
Этот мир летних снов,
Как на самом конце иглы,
И вокруг все черней пустота...

Она уже в плену
У летних снов.
Она уже в плену
У маковых снов.

 
  * * *
 
 
Ветер надежды

Мы построились новым порядком чуть свет,
Мы похожи на стаю бескрылых птиц,
Был объявлен ветер, но ветра нет -
Ветер трудно поднять
Шелестом газетных страниц.

Шелестим до звона в ушах:
Как шагать еще быстрее и какими нам быть?
Но мы никак не решимся на первый шаг,
Я боюсь, что мы разучились ходить.

И пускай вопрос не похож на ответ,
И вроде бы нет шор на глазах,
И вроде бы дали зеленый свет,
Но кто-то держит ногу на тормозах.

И мы травим анекдоты под морковный сок,
Задыхаясь соломой своих сигарет,
И все никак не можем поделить кусок,
Которого, в общем, давно уже нет.

И мы смеемся сквозь слезы и плачем без слез,
И глядим за другими, не глядя за собой.
Из тысячи вопросов главный вопрос:
Кто крайний? - Я за тобой!

И со многих ртов уже снят засов,
И теперь многословию нет предела,
Слишком много красивых и славных слов,
Не пора ли, наконец, заняться делом!?

И пускай словами не разрушить стен,
И никто не верит в хозяйскую милость,
Но мы смотрим на небо и ждем перемен.
Это значит, что-то уже изменилось.

И я слышу вопрос и не знаю ответа,
Но когда я наконец, закрываю глаза,
Я отчетливо вижу полоску света
Там, где ветер надежды
Наполнит мои паруса.

 
  * * *
 
 
Там, где будет новый день

Там, где кончается ночь,
Обрывается дождь,
Разгорается новый день -
Там распустились цветы,
С высоты слышно пенье птиц.
Там я остаться не прочь,
Но зовет мене ночь,
Гонит прочь наступивший день -
Мой дом между ночью и днем,
Я в охране ночных границ.

Там, где будет новый день
Там, где скоро будет новый день

Я обхожу стороной
Город сумрачный твой -
В нем уже не случится дня,
Зря ты напрасно терял
В ожидании столько лет.
Вон вдалеке из-за туч
Виден солнечный луч -
Это снова зовут меня:
Лишь оставаясь в пути,
Есть надежда войти в рассвет

Там, где будет новый день
Там, где скоро будет новый день…

It's gonna be another day
It's gonna be another sunny day.

 
  * * *
 
 
Брошенный в небо

Годы тренировок, талант, азарт -
Это был вполне удачный старт.
Планка под тобою, время - замри,
Ты отлетел дальше всех от земли
Ты брошенный в небо.
Ты брошенный в небо.

Лучший результат, обеспеченный приз,
И ты уже забыл, где верх, а где низ:
Сердце на вершине, душа поет,
Но этот твой прыжок - еще не полет -
Ты только брошенный в небо.
Ты только брошенный в небо.

И вот ты замер, ты всего достиг,
Высшая точка, короткий миг.
Не забудь оглянуться и на землю взглянуть
Прежде чем пуститься в обратный путь, -

Ты лишь брошенный в небо.
Ты лишь брошенный в небо.

 
  * * *
 
 
Пьесы и роли

Пьесы и роли, сцены, гастроли
Вот и весь быт, как он есть
В радости, в плаче - наши удачи,
Наше бесчестье и честь.

Боль и усталость –
Вехи на нашем пути
Все, что осталось –
Честно играть и идти.

Поиски, споры
Происки, ссоры
Сладок наш хлеб – чисто мед!

Робости мерить,
Ты что, в самом деле?
Кто-то, бесспорно, дойдет
Наши сомненья с нами
А значит, не в счет
А откровенья в ад
Так что же еще?

Ну вот и, вкратце
Вся информация,
В принципе, все, как у всех
Та же работа, в капельках пота
Так же играет, как все
Вечер, дорога
Большего нам не успеть
Веры б немного
Чтобы дойти и допеть.

Стихи - Александр Зайцев (RIP)

 
  * * *
 
 
Посвящение артистам

Заполнен зал, в котором было пусто,
На сцене свет, а в зале меркнет свет,
Сейчас вас будут развлекать искусством,
Сегодня просто плановый концерт.
На два часа вы станете добрее,
"Быть иль не быть" решите в пользу "быть",
Чтоб, ни о чем потом не сожалея,
Уйти домой и все к чертям забыть.

На празднике на вашем,
Который вы встречали,
Весь город был украшен
Волшебными свечами.
И свечи так горели,
Так искренне, так ярко,
А к вечеру сгорели
Без дыма, без остатка.

Не дай Вам бог хоть раз зайти на сцену
С той стороны, где дверь "Служебный вход",
Где все имеет подлинную цену,
Где все не так, где все наоборот.
Как вы любили кости мыть артистам,
За водку и за низкую мораль,
И в личной жизни, мол, у них не чисто,
И часто, мол, спиваются, а жаль.
Как вам не стыдно, уберите лапы,
Не смейте лгать и верить тем, кто лгал,
А тихо встаньте и снимите шляпы
Пред тем, кто вас сегодня развлекал.

На празднике на вашем,
Который вы встречали,
Весь город был украшен
Волшебными свечами.
И свечи так горели,
Так искренне, так ярко,
А к вечеру сгорели
Без дыма, без остатка.

 
  * * *
 
 
Аэрофлотовская

Пристегните, граждане, ремни безопасности,
Мы - враги не гласности, равно как и косности.
В боевой готовности и в гражданской праздности
Отнеситесь к этому вы со всей серьезностью.

Пристегнитесь, граждане - разом все до одного.
Здесь ходить-то некуда, а коль пойдете даже вы,
Так не найдете ничего, кроме туалета, вы,
И не уйдете никуда дальше фюзеляжа вы.

Не волнуйтесь, милые - всех накормят вовремя,
Газировкой обнесут, как и было сказано.
Безопасности ремни нам важней, чем парашют,
Все мы в безопасности, если вы привязаны.

Пусть у нас по номерам каждый рассчитается,
Все застынут на местах - это дело легкое.
Управленье лайнером сильно облегчается,
Это обусловлено нашею центровкою.

Так пристегните, граждане, ремни безопасности,
И отдайте ключики нам для полной ясности.

 
  * * *
 
 
Багги

Скорость растет! Скорость растет!
Скорость растет! Растет! Растет!
Скорость растет! Скорость растет -
Что нам холмы, овраги!
Только вперед! Только вперед!
Только вперед! Вперед! Вперед!
Только вперед! только вперед -
То, что предел бывает - враки!

Багги - это багги!
Тот, кто струсил - вне игры!
Багги - это багги!
Это жизнь без мишуры!
Это жизнь без мишуры!

Тряска не в счет! Тряска не в счет!
Тряска не в счет! Не в счет! Не в счет!
Тряска не в счет! Тряска не в счет!
Хватит еще бензина в баке!
Ветер сечет! Ветер сечет!
Ветер сечет! Сечет! Сечет!
Ветер сечет! Лица сечет!
Лица сечет, но мы в атаке!

Багги - это багги!
Тот, кто струсил - вне игры!
Багги - это багги!
Это жизнь без мишуры!
Это жизнь без мишуры!

Кто-то уйдет! Кто-то уйдет!
Кто-то уйдет! Уйдет! Уйдет!
Кто-то уйдет! Кто-то уйдет!
Что ж, побеждать готов не всякий!
Сильный найдет! Сильный найдет!
Сильный найдет! Найдет! Найдет!
Сильный найдет! Сильный найдет
Счастье свое в летящем багги!

Багги - это багги!
Тот, кто струсил - вне игры!
Багги - это багги!
Это жизнь без мишуры!
Это жизнь без мишуры!

Кто-то уйдет, кто-то уйдет, кто-то уйдет, уйдет, уйдет
Думать начнет о личном благе
Только вперед, только вперед, только вперед, вперед, вперед
То, что предел бывает - враки!

 
  * * *
 
 
Первый из первых

Он был первым из первых,
Самым мудрым и верным.
Он боролся, страдал, побеждал.
Но бои отгремели,
Все вокруг поумнели,
Так случилось, что он не знал.

Шел в атаку как прежде,
И в борьбе, и в надежде
Пел, пугая мещанских жен.
Он взывал имя тщетно,
Он бежал из запретной,
В их глазах был немой укор.

Куда ты гонишь и что несешь?
О чем трезвонишь, кому поешь?
На что ты тратишь остатки сил?
Мой старый Мальчиш себя лишил.

Все в движеньи, так будет
Неизменны лишь люди
Только кто их осудит и в чем?
Лишь на фоне стоящих
И заметно спешащих
Слава, женщины им нипочем.

Да, он гнал себя рьяно
Вдаль уверенно, прямо
И вообще со священных мест.
Там в лице одиночки
Красной книговой строчки
И отдал верующим крест

Куда ты гонишь и что несешь?
О чем трезвонишь, кому поешь?
На что ты тратишь остатки сил?
Мой старый Мальчиш себя лишил.

 
  * * *
 
 
И. Иртеньеву

Увы! Прошли года, когда мы,
Учуяв сердцем верный тон,
Вгрызались юными зубами
В унылый брежневский бетон.

И дух крепчал в убогом теле,
Когда, дозволенность поправ,
В ночных ментовках мы сидели
И пели "All you need is love".

Был тонок луч, и голос светел,
И ветер голову кружил...
...Старик Державин нас заметил,
Но никого не заложил.

 
  * * *
 
 
Перед временем как прежде ...

Перед временем, как прежде,
Все бесправны и равны:
Гибнут лучшие надежды,
Рвутся старые штаны.

Новый ветер дует в лица,
Новый ливень будет лить...
Старым - нечего делиться,
Новым - нечего делить.

 
  * * *
 
 
Путь домой

По морям по всем на свете
Ветер нас носил шальной,
Мы помянем этот ветер,
Если мы придем домой.

Путь домой, путь домой,
Если мы придем домой.
Мы помянем этот ветер,
Если мы придем домой.

Белый парус, ветра полный -
Крыша нам над головой,
Мы помянем эти волны,
Если мы придем домой.

Путь домой, путь домой
Если мы придем домой,
Мы помянем эти волны,
Если мы придем домой.

Мы придем, но день настанет -
Тесен станет дом родной,
В море нас опять потянет,
Если мы придем домой.

Путь домой, путь домой,
Если мы придем домой,
В море нас опять потянет,
Если мы придем домой.

Из х/ф "Капитан "Пилигрима"

 
  * * *
 
 
При всем моем к закону уваженьи ...

При всем моем к закону уваженьи,
По улицам хожу я, не как все:
Поправ собой все правила движенья,
По встречной пешеходной полосе.

Тому я вижу лишь одну причину,
Простую, как колумбово яйцо:
Идя в потоке, видишь только спину,
Идя навстречу, видишь всех в лицо.

 
  * * *
 
 
Снова ночи короче дней ...

Снова ночи короче дней,
Сны весны легко отлетели.
Я прикован к судьбе своей,
Как смертельно больной к постели.

И напрасно лежит рука
На руле для успокоенья -
Все быстрее бежит река,
Не подвластная управленью.

Дальний берег возникнет вдруг
То по борту, а то напротив.
Круг за кругом, и уже круг...
Тонкой щепкою в водовороте.

 
  * * *
 
 
Там будет победа (Российской футбольной сборной)

Когда зима в твою стучится дверь,
Когда беда закроет свет в твоем окне,
Не верь зиме, мой друг, беде не верь -
Настанет день, когда мы будем на коне!

Когда пришла пора держать штурвал,
Когда за бортом стал девятый вал,
Держись, мой друг, не уступай волне -
Настанет день, когда мы будем на коне!

Там будет победа!
Горы зовут в небеса!
Взята вершина у самого неба -
И это ты сделал сам!
Будут открыты двери!
Будет расколот лед!
Это ты ждал, в это ты верил,
И все в этот день придет!

Когда труба зовет покинуть край равнин -
Пусть даже это слышишь ты один -
Вперед и вверх! Мой друг, доверься мне!
Приблизим день, когда мы будем на коне!

Там будет победа!
Горы зовут в небеса!
Взята вершина у самого неба -
И это ты сделал сам!
Будут открыты двери!
Будет расколот лед!
Это ты ждал, в это ты верил,
И все в этот день придет!

Там тебя ждет победа!
Горы зовут в небеса!
Взята вершина у самого неба -
И это ты сделал сам!
Будут открыты двери!
Будет расколот лед!
Это ты ждал, в это ты верил,
И все в этот день придет!

 
  * * *
 
 
Удивляются дети малые ...

Удивляются дети малые:
Отчего мы такие усталые?
От того ли, что пели много мы?
Иль измучены мы дорогами?

Отвечаю им с сожалением:
Нет, измучены мы не пением.
И не пением,
Н не танцами,
А хождением по инстанциям,
Уставая до измождения
От бессмысленного хождения.
И самим нам безумно хочется
Знать - когда же все это кончится.

 
  * * *
 
 
Щель

Снова сцепились полночь и день,
И лучше не жди воскресенья.
Меж ними, как бритва, проложена щель -
Это щель между светом и тенью.

И так уж случилось, и вышло так,
Что нет середины спорной,
И если не друг, то, значит, ты - враг,
И если не белый, то черный.

И вот справа свет, а слева темно,
И щель пролегла подо мною,
И часто мне хочется лишь одного -
Уйти в эту щель с головою.

И, кажется, мне устоять не суметь,
Но вот что особенно сложно:
Стоя на бритве, я вынужден петь
Все то, что считаю возможным.

 
  * * *
 
 
This happened to me

This happened to me
You said me goodbye
You did let me see
Then you let me bye
So, you let me bye
I know this can be
You know - I don't lie
This happened to me
Remember - we knew
I can't fit my mind
I'm feeling so blue
Why you telling "bye"
So, you let me bye
I know this can be
You know - I don't lie
This happened to me

This happened to me
You sad me goodbye
You did let me see
Then you let me bye
So, you let me bye
I know this can be
You know - I don't lie
This happened to me.

 
  * * *
 
 
Последние дни

Последние дни
Мы с тобою вдвоем
Ни знает никто - чья в этом вина
Последние дни
Все прошло, мы уйдем
Я буду один, ты будешь одна.

 
  * * *
 
 
Помогите

Помогите, помогите
Беда случилась со всеми
Посмотрите, посмотрите
С цепей сорвалось время
Вчера я с ним играл
И думал, что оно ручное
И никто не знал
Что случится вдруг такое
Помогите, помогите
Беда случилась со всеми
Посмотрите, посмотрите
С цепей сорвалось время
Знакомый врач сказал:
Что, может быть, оно взбесилось
День три дня стоял
И жизнь почти остановилась
Помогите, помогите
Беда случилась со всеми
Посмотрите, посмотрите
С цепей сорвалось время
И если бы ему
Вернуться вдруг не захотелось
Не ясно ни кому
Что людям всем пришлось бы делать
Помогите, помогите
Беда случилась со всеми
Посмотрите, посмотрите
С цепей сорвалось время.

 
  * * *
 
 
Я сегодня один

Я сегодня один,
Целый мир у меня друзей,
Город шумный затих
И опустел.

Мимо спящих машин
Мимо смолкнувших площадей,
Тихо-тихо пройдет завтрашний день,
Ты сейчас высоко паришь,
До тебя мне миллионы дней.

А лишь только вчера
Мы были вдвоем,
Целый город ночной
Расплескал океан огней
Но не гаснет окно
В доме твоем,

Ты сейчас не со мной
До тебя мне миллионы дней
А лишь только вчера
Мы были вдвоем
Дремлет город ночной
Расплескав океан огней
И не гаснет окно в доме твоем.

 
  * * *
 
 
Замок в небе

Я мог бы взять тебя в дальние страны
На целый мир посмотреть.
Только раз, я мог с тобой
Переплыть океаны,
Уйти в моря человеческих глаз

Если ты хочешь,
Но ты не видишь замка в небе,
Не слышишь голоса реки,
Я не смогу тебе все это объяснить.

Я для тебя рисовал бы рассветы,
Палитрой солнца картины небес,
И дал услышать симфонию ветра,
Когда поет для меня дальний лес

Если ты хочешь,
Но ты не видишь замка в небе,
Не слышишь голоса реки,
Я не смогу тебе все это объяснить.

 
  * * *
 
 
Я смотрю в окно

Я смотрю в окно,
Занятья лучше нет
Я смотрю в окно
И вижу целый свет
Проходят люди мимо
Как будто нет меня
Им совсем не нужен я.

И за мигом миг
Я вижу сотни лиц
Рожденных и родных
Убитых и убийц
И все они спешат
Прожить ненужный час
Пока их факел не погас.

Здесь ведут войну
За лучшие места
Здесь идут ко дну
Взмывают в небеса
Пусть не сегодня бог
А завтра ты никто
Я смотрю на вас в окно.

 
  * * *
 
 
Портрет

Я - лицо в картине на стене,
А вокруг - ночной отель.
Я смотрю как в тишине
Здесь на ощупь ищут цель,
Делят деньги и постель.

Делят в радость на свою беду,
Ждут от жизни волшебства,
Повторяя, как в бреду,
Различимые едва
Чьи-то пыльные слова.

Дай мне, Боже, в жизни шанс понять
Зачем я в жизни жил,
И как я должен жить
Дай мне, боже, сил принять
Все то, что я не в силах изменить.

Проклиная, здесь клянусь в любви
Или грусть пытались петь
Жгли дотла мечты свои
Позволяя мне смотреть
Не прощать, но все терпеть.

Дай мне, боже, в жизни шанс понять
Зачем я в жизни жил
И как я должен жить
Дай мне, боже, сил принять
Все то, что я не в силах изменить.

Стихи - Карен Кавалерян

 
  * * *
 
 
Принц на час

Ты с трудом учился жить
Но желанья все решить
Свои стремленья оправдать
Превратив надежды в цель
Замешав хмельной коктейль
Из двух случайных полуправд.

Ты сменил неволю
На словесный плен
Ты что-то отдал
Но что ты взял взамен.

Рассыпал за разом раз
Фейерверк блестящих фраз
Слуга на век и принц на час.

Ты гордился сам собой
Ты играл своей судьбой
Бил вопросом на ответ
Подбирал слова шутя
Не давал врагам житья
Но видел в них весь белый свет.

Взяв одну из ста преград
Ждал расплаты как наград
Что б слыть распятым на кресте
Жег костры, дарил мечты
Жег мосты
Строил замки на воде.

Ты сменил неволю
На словесный плен
Ты что-то отдал
Но что ты взял взамен

Рассыпал за разом раз
Фейерверк бунтарских фраз
Слуга на век и принц на час.

Стихи - Карен Кавалерян

 
  * * *
 
 
Держи меня

Я не знаю, что с тобою делать,
Мы знакомы только два часа,
Но ты взялась за дело так умело,
И бешеным огнем горят твои глаза.

Я с тобою справиться сумею,
Таких, как ты в судьбе моей не счесть,
Но если ты так хочешь быть моею,
Будь только не сегодня и не здесь.

Держи меня!
До завтрашней ночи, так будет мне проще,
Держи меня, у нас все впереди, немного подожди,
Держи меня!
Мы все наверстаем, мы все разыграем,
Держи меня, держи меня, но не спеши!

В этом доме все уж слишком модно,
Здесь так много любопытных глаз,
Мы встретимся с тобою, где угодно,
Где точно никого не будет, кроме нас.

Стихи - Карен Кавалерян

 
  * * *
 
 
Троянский конь

Ты променял дворы на дворцы
И нашел, то же, что все беглецы
Приют вместо дома,
И вместо друзей лишь знакомых.

Пусть с кем-нибудь, и шаг кое-как,
Ты не знал, что все свое отмечтал
Случайное счастье
Всегда дар судьбы черной масти.

Троянский конь унес тебя,
Туда, где ты и в мыслях не был
Троянский конь твоих удач
Унес тебя к чужому небу.

Ты так легко забыл слово "мы"
Веря в шанс, что был получен взаймы
Поверь, ты не первый решил для себя
Что все сделал верно.

Троянский конь унес тебя
Туда, где ты и в мыслях не был
Троянский конь твоих удач
Унес тебя к чужому небу.

Стихи - Карен Кавалерян

 
  * * *
 
 
Любовники Луны

Ночь, но я не зажигаю свет
Я вижу сны, которых нет
Ночь, из черной скатерти небес
Я ловлю хмельной бокал чудес
Я напиток наваждений пью
Взяв в подруги лишь печаль свою.

Здесь, меж небом и землею мы
С ней купаемся в фонтанах тьмы
Я не знаю, кто в тиши домов
Смог попасть во власть таких же снов.

Кто в уюте городских квартир
Сам себе придумал этот мир
Мир своих необъяснимых грез
Мир, где все непрочно, но всерьез
Ночь и только лишь одна луна
Но в скитаниях ночных верна.

Опьяняет теплый ветер
И уже окончен вечер
Город спит в объятиях весны
И в ночных виденьях тонут
В омуте пустынных комнат
Грустные любовники луны.

Ночь, но если б знать сейчас я мог
Кто не спит и также одинок
Но надежно сохранит луна
Все ночные наши имена
Днем вновь город нас возьмет в кольцо
Нам друг друга не узнать в лицо.

Мы лишь гости сказочной страны
Ночь, и мы любовники луны.

Опьяняет теплый ветер
И уже окончен вечер
Город спит в объятиях весны
И в ночных виденьях тонут
В омуте пустынных комнат
Грустные любовники луны.

Стихи - Карен Кавалерян

 
  * * *
 
 
Эпитафия

Причастившись от чужой свободы,
Стая лживых мудрецов,
Святейший сан богов.
И предав забвенью ложь преданий,
Сочиняла новый миф, где ищем, цели скрыв
Обыденный порыв.

Но по законам живущих,
Правда ушедших мертва,
Спокойствие стаи важней погребенного льва.

И все знали,
То, что лев когда-то,
Был древнейшим из царей,
И был он всех мудрей.

И стал царем зверей,
Но во имя всех лесных законов,
Будет знать его лихая рать,
И вся лесная знать.

В прошлое свежую правду,
Переиначит молва.
Спокойствие стаи важней погребенного льва.

К древней участи уже готовы,
Жертвы будущих забав,
Всесильный будет прав,
Таков звериный нрав,
Но в любом лесу царей сильнее,
Блажь дворцовых передряг,
И на дверной косяк повесит новый флаг.

Вновь запоздалая дерзость,
Станет в итоге права.
Спокойствие стаи важней погребенного льва.

Стихи - Карен Кавалерян

 
  * * *
 
 
Чужие глаза

Ты красой осветляешь утренний свет,
Вспоминая дела и адреса,
Ночь - это кров для двоих,
Но большего нет.

У рассвета всегда чужие глаза,
Ты уходишь туда, где все решено,
Где слова не слышны и врут голоса,
Ночь это радость взаймы,
Запомни одно:
У рассвета всегда чужие глаза

Все дальше,
Тянется твой чуть заметный след.
Все дальше,
Тянется жизнь по обломкам лет.

Ты уходишь туда, где все не шутя,
Где все делятся вмиг на "против" и "за",
Вдаль по размытым дорогам в шуме дождя,
У рассвета всегда чужие глаза.

Стихи - Карен Кавалерян

 
  * * *
 
 
Островитянка

Вот она, от мира вдалеке
На песке вновь рисует чье-то имя
Шлейф небес сжав в руке.

Ей не слышен даже океан
Сквозь туман видно яхту
И красив как юный бог, капитан.

В блеске света
В синем шелке волн
С нею он
Но как прежде, голос улиц глушит сон
Хрупкий сон.

Стихи - Карен Кавалерян

 
  * * *
 
 
Бог с тобой

Все решил, так решись,
Всех прости и простись,
И бегом за судьбой
Бог с тобой,
А потом, как всегда и беда не беда
Все свое взяв с собой, бог с тобой.

Ты за спиной ничего не оставил
Кроме долгов и случайных подруг
Крупных сомнений и маленьких разлук
Ты от прощальной улыбки избавил
Всех, кто когда-то ловил как и ты
Призрачный отблеск невидимой звезды.

Все решил, так решись
Всех прости и простись
И бегом за судьбой
Бог с тобой
А потом, как всегда и беда не беда
Все свое взяв с собой, бог с тобой.

Долгим окажется путь до распутья
То ты идешь, то летишь, то ползешь
И не известно тебе, что ты найдешь
Новой звездой очарованный путник
В мыслях своих ты уже далеко
Но, все равно, уходить тебе легко.

Стихи - Карен Кавалерян

 
  * * *
 
 
Танцы на крыше

Номера из незабытых глаз
Плещет шелестом из летних трав
И по каскадам крыш
Стелется, стелется время
В глубь темных луж
Звездная пыль наших ночных забав
Годы спустя, кто-нибудь станет прав
Сказанных слов не счесть
И не понять никому, что мы делаем здесь

Танцы на крыше
Над черным пролетом двора
Танцы на крыше
Всю ночь на пролет, до утра
Танцы на крыше,
А дождь плещет как из ведра
Танцы на крыше
Но нам ведь еще не пора

Я., наконец, найду в себе каприз
Кто-то, с тоски, смотрит с карниза вниз
В мыслях спеша домой
В детской наивности
Спутав небо с землей

Но до сих пор я не могу понять
Сон или явь, то что мне тридцать пять
Я же один из них
А значит все просто:
Нам тридцать пять на двоих

Танцы на крыше
Над черным пролетом двора
Танцы на крыше
Всю ночь на пролет, до утра
Танцы на крыше,
А дождь плещет как из ведра
Танцы на крыше
Но мне ведь еще не пора.

Стихи - Карен Кавалерян

 
  * * *
 
 
Кто со мной

Ночь как ночь
Только нет звезд
Им надоело светить
Я слишком долго смотрел на асфальт
Пытаясь не сбиться с пути
Я иду, слушаю ночь
Каждый мой шаг - путь к себе
То, что бесспорно - разрушено мной
Ищу доказательства вновь.

Кто со мной?
Я не верю, что темно
И потерян след
И пути нам нет
Кто со мной?
Только спящим все равно
Где разбудят свет,
Где погасят свет.

Я сажусь в старый фургон
Полный забытых идей
Новый романтик хлестнет лошадей
Пытаясь догнать горизонт.

Кто со мной?
Я не верю, что темно
И потерян след
И пути нам нет
Кто со мной?
Только спящим все равно
Где разбудят свет,
Где погасят свет.

Стихи - Карен Кавалерян

 
  * * *
 
 
Дай помечтать

Когда-то я мечтал достать до звезд
Спасти чужой корабль от черных скал
И ветер ввысь меня на крыльях нес
Я верил в чудеса, и я мечтал.

Дай помечтать и лишних слов не говори
Дай помечтать, три минуты, только три
Дай помечтать, за целый день я так устал
Дай помечтать, как я давным-давно мечтал.

А жизнь была как старый диафильм
Картинки те же и горсти слез
Но я о черных скалах не забыл
Я сумел построить мост до звезд.

Дай помечтать и лишних слов не говори
Дай помечтать, три минуты, только три
Дай помечтать, за целый день я так устал
Дай помечтать, как я давным-давно мечтал.

В одном кармане спрятан океан
В другом кармане спрятан "Семь ветров"
Но не волшебник я, а музыкант
Московских старых улиц и дворов.

Стихи - Маргарита Пушкина

 
  * * *
 
 
Рыбка в банке

Рыбка в банке на моем окне,
Эта рыбка в банке счастлива вполне.
Позабыла море - свой родимый дом,
И не знает горя в банке под стеклом.

Кверху книзу - недалекий путь,
Даже телевизор веселей чуть-чуть,
Шторм ни разу не был - полный штиль всегда,
Прямо с неба падает еда.

Мир как в рамке - тихо и тепло,
Он круглый, словно, банка, Ясный как стекло.
Но нежданно к ней пришла беда,
Как-то в банке высохла вода...

 
  * * *
 
 
Песня вожака стаи

Быть первым из первых,
Искусство на нервах,
Не знать поражений в борьбе,
Гореть, не сгорая, вести свою стаю,
Ту стаю, что верит тебе.

Вождем никогда ты не станешь по блату,
Тут шансы у всех равны.
На место его не возьмешь никогда ты
Кого-нибудь со стороны.

Вожак выбирает сам себя,
И сам себя утверждает,
И те, кто слабей, - с восхищеньем глядят ему в след.
Другого пути в этой жизни не будет и нет,
И стая, в которой назначен вожак проиграет.

Боями отмечен и век наш не вечен,
Тернист и не легок путь,
Без вашего брата не стая, а стадо,
Не знает, куда свернуть.

Лишь раз проиграешь, и ты погибаешь,
Так было и будет так,
Тебя заменяет твой верный товарищ,
Твой тайный заклятый враг.

Вожак выбирает сам себя,
И сам себя утверждает,
И те, кто слабей, - с восхищеньем глядят ему в след.
Другого пути в этой жизни не будет и нет,
И стая, в которой назначен вожак проиграет.

 
  * * *
 
 
Devastation

An identical look of identical eyes.
An identical set of identical cries.
An identical shuffle of identical feet.
An identical sound of identical beat.

Mind devastation...

An identical row of identical days.
An identical age, an unlike is to blame.
An identical wave of identical hand.
An identical foe, an identical friend.

Mind devastation...

An identical circle of identical dreams.
An identical sense of identical prays.
An identical rock, an identical punk,
An identical boot, an identical tank.

Mind devastation.

Перевод Н. Чубарова

 
  * * *
 
 
Внештатный командир земли

Когда восходит луна,
Ему совсем не до сна
Пока он с миром не закончил спор
Он открывает дверь
И, словно загнанный зверь,
Выходит на безлюдный простор.
И он обходит посты,
Что совершенно пусты
Прошли те дни, когда его берегли
Он бесконечно одинокий
Внештатный Командир Земли
И он готов для полета,
Которого не знала земля
Но он пилот без самолета
Он капитан без корабля
Его фрегаты затерялись вдали
Его солдаты все до хаты ушли
Он бесконечно одинокий
Внештатный Командир Земли
Другое время, другие дела
Все, что горело, догорело до тла
Все, что летало, камнем тянет на дно
И никому нет дела, кем он был давным-давно
И он готов для полета,
Которого не знала земля
Но он пилот без самолета
Он капитан без корабля
Стоят на рейде не его корабли
И больше некому скомандовать Пли!
Повсюду чудится насмешливый взгляд
Им наплевать, что он был Богом много лет назад
Другое время, другие дела
Все, что горело, догорело дотла
Все, что летало, камнем тянет на дно
И никому нет дела, кем он был давным-давно.
Стоят на рейде не его корабли
И больше некому скомандовать Пли!
Повсюду чудится насмешливый взгляд
Им наплевать, что он был Богом много лет назад.
Другое время, другие дела
Все, что горело, догорело дотла
Все, что летало, камнем тянет на дно
И никому нет дела, кем он был давным-давно.

 
  * * *
 
 
Наш остров

Пусть в море каждый одинок,
Пускай не легок круг сомнений,
Но больше в мире нет дорог
С такой свободой направлений.

И вечный ветер и вода,
И парус тот, что ветру верен.
И вновь уходит в никуда
Вчера открытый нами берег.

Это наш последний дом,
Кто расскажет нам о нем?
Хоть когда-нибудь,
И куда лежит наш путь?

И в чем секрет и чья вина,
Что дни прошли и стали с нами
И мы теряем имена,
Тех, кто ходил в походы с нами.

И сможем ли мы когда-нибудь
Собраться здесь легко и просто,
И, бросив якорь, отдохнуть,
Открыв забытый всеми остров.

 
  * * *
 
 
Подняв капюшоны штормовок ...

Подняв капюшоны штормовок
Мы выйдем в осеннюю мглу
И каждому предку потомок
Воздаст по заслугам хвалу.

А там, наверху, все благие
Отверзнут алмазную ширь
На головы наши хмельные
Прольется небесный чифирь.

Сгибаясь под тяжестью ноши
Прекрасно по лужам шагать
И думать, какой ты хороший
И вольные песни слагать.

И сами собой возникают
Полезных пословиц стада
Погода плохой не бывает
Одежда бывает худа.

И прочие - в этом же роде
Но мы их в расчет не берем
Иные в них мысли находим
И так, например, мы поем.

Коль режешь - так режь, как придется
Не надо семь раз отмерять
И воду не пей из колодца
В который наметил плевать.

Мы сами придумаем порох
Беде не откроем ворот
И кто угадает тот город,
Куда нас язык доведет.

Пусть хату ты выстроил с краю
Молясь о спасенье души
Ты все-таки многое знаешь
И ты кулаками маши.

Маши, хоть и кончилась драка
Мы ищем добра от добра
Нам волосы нужно оплакать
С голов, что скатились вчера.

И в кузов, никем не назвавшись
Мы лезем - и что нам сума
И крестимся мы, не дождавшись
Когда загрохочут грома.

А счастье - оно за горами
Где век не стоптать нам сапог
Не держим язык за зубами
Грибной доедая пирог.

В великое плаванье мчится
Без страха наш утлый корабль
И в небе прекрасней синица
Чем в руки попавший журавль.

Нам трезвым моря по колено
А пьяные мы промолчим
И ляжет дорога - до Праги, до Вены
Та самая, что от печи.

Подняв капюшоны штормовок
Мы выйдем в осенний рассвет
Оставив вопрос нерешенный
Семь бед - а что ждет нас в ответ?

 
  * * *
 
 
Когда откричат крикуны

Когда откричат крикуны,
А бандиты положат друг друга,
А правительство свергнет себя
И некого станет винить
Я оставлю остатки страны
И уеду далеко отсюда
В тропические моря
Достойно и медленно жить
Там место для одного
Там путь к роднику короткий
Там нет никаких новостей
Туда не доставят газет
И нужно всего ничего:
Простая и легкая лодка
И маленький дом на горе
Чтоб видеть закат и рассвет
И в час, когда рухнет крыша
Над вашим домом безмозглым
Из черной пасти вселенной
Потянет вниз с холодком
Навряд ли я вас услышу,
Я верю рулю и веслам
И южный ласковый ветер
Играет моим челноком.

Из х/ф "Шизофрения"

 
  * * *
 
 
Песня про надежду

В час, когда било вдоль, поперек
Било вслед и промеж
И тянуло ко дну,
И, казалось, спасения нет
Из друзей, козырей и богов
Я оставил Надежду,
И поверил в нее, и в дали замаячил рассвет
И когда жизнь виски мне
Сжимала тисками своими
И беда застилала глаза и немела рука
Из оставшихся сил я твердил,
Я шептал ее имя
И она отзывалась
Откуда-то издалека
Я ее не терял,
Даже смерть от меня отвернулась
Брел за ней, как в бреду,
Веря в сказку с счастливым концом
Я нагнал и окликнул ее
И она обернулась
Я увидел старуху
С чужим и недобрым лицом.

Из к/ф "Шизофрения"

 
  * * *
 
 
Да и нет

Ты устоишь - я упаду
Сдашься без боя - я пропаду
На вечное «да», обычное «нет»
Это было всегда.

Ты говоришь - я промолчу
Едешь в Париж, а я не хочу
На вечное «нет» опять будет «да»
Это было всегда.

Сотни дел не нужных, нет,
Сотни лиц в твоем окне,
Сколько раз я пробовал летать
И столько раз мне в след неслось «стоять»!

По кругу наш бег
Не выйти никак
Тебе нужен снег, а мне бы коньяк
Последует «нет» на явное «да»
Так будет всегда.

Сотни дел не нужных, нет
Сотни лиц в твоем окне
Сколько раз я пробовал летать
И столько раз мне в след неслось "стоять"!

Стихи - Е. Маргулис

 
  * * *
 
 
Джаз

Я в этот раз, глядя на вас
Слушаю джаз, впадая в экстаз
Мир не погас и ясно сознанье
Да, да, да, до свиданья.

Запах травы, шорох колес
С тобою на «вы» - по коже мороз
Я слушаю джаз и теряю сознанье
Да, да, да, до свиданья.

Я не хочу быть с тобой сейчас
Я где-то очень далеко
Я здесь один уже не первый раз
Мне так легко сказать «До свиданья».

Мой полет по небу из нот
Аккорды из звезд, а внизу только лед
И я остаюсь в остатке сознанья
Да, да, да, до свиданья.

Я не хочу быть с тобой сейчас
Я где-то очень далеко
Я здесь один уже не первый раз
Мне так легко сказать «До свиданья».

Стихи - Е. Маргулис

 
  * * *
 
 
Земляничные поляны

Земляничные поляны и молочные луга - все там
Тот, кто плавает в нирване, по себе находит страны
Или просто уплывает к облакам
В них купаясь, растворяясь
Или просто превращаясь в птиц
В виде ветра возвращаясь,
Чтоб потом упасть на землю,
Стать рекой без правил и границ

Все там...
Эти детские сны
Все там…
И былые мечты
Все там…
Эти детские сны
Все там…
И былые мечты
Все, что пройдено - проходит
Все, что сделано - пройдет сквозь сталь
Если что-то происходит
И не трогает тебя - не жаль
Улыбаясь, забываясь
Позволяя стать себе землей
Чтоб травой затем вернуться
Или спрятаться на время под водой

Все там...
Эти детские сны
Все там…
И былые мечты
Все там…
Эти детские сны
Все там…
И былые мечты

Земляничные поляны и молочные луга - все там
Тот, кто плавает в нирване, по себе находит страны
Или просто уплывает к облакам
В них купаясь, растворяясь
Или просто превращаясь в птиц
В виде ветра возвращаясь,
Чтоб потом упасть на землю,
Стать рекой без правил и границ.

Все там...
Эти детские сны
Все там…
И былые мечты,
Все там…
Эти детские сны,
Все там,
И былые мечты,
Все там...

Стихи - Е. Маргулис

 
  * * *
 
 
Когда ты уйдешь

Когда ты уйдешь
Совсем далеко
Я выпью вина
Мне станет легко
Потом закурю
И выпущу дым
Как в кайф иногда побыть холостым.

Дом станет моим
Моей и кровать
Я буду лежать и пеплом сорить
И мне наплевать
На все, что было твоим.

Пьянчуги друзья
Придут навестить
Увидят меня от счастья хмельным
Мы сядем споем
Эту песнь о тебе
Как в кайф иногда побыть холостым.

И вещи твои
Покинут мой дом
Помада, духи
Все исчезнет как дым
И в драной джинсе
Пою этот блюз
Как в кайф иногда побыть холостым.

Когда ты уйдешь совсем от меня
Я выпью вина
И стану хмельным
И в драной джинсе
Я пою этот блюз
Как в кайф иногда побыть холостым,
Как в кайф иногда побыть холостым,
Как в кайф иногда побыть холостым.

Стихи - Е. Маргулис

 
  * * *
 
 
Я еду по дороге

Я еду по дороге, я еде по дороге
Я еду по дороге, от солнца в глазах темно.
Другой был бы рад, что не стало преград,
Что можно вперед и можно назад,
Я тоже хотел бы, но, но, но, но мне все равно.

Я еду по дороге, я еду по дороге,
Я еду по дороге, вместо воды вино,
Другой бы был рад - он не виноват,
Он пьет, пока пьется, он этому рад,
Я тоже хотел бы, но, но, но, но мне все равно.

Все дальше по дороге,
Все дальше по дороге,
И я уже не гляжу в окно.
Другой бы был рад, что пейзаж иной,
И встречным машинам махал бы рукой
Я тоже хотел бы, но, но, но, но мне все равно.

Стихи - Е. Маргулис

 
  * * *
 
 
Снег

Снег шел первый день
И сводил с ума
Был свет, стала тень
Белая зима
Снег шел, и для нас
Выл свой блюз мороз
Был свет и погас
Дымом папирос.

Я не вернусь сюда
Не стоит ждать меня
Я не вернусь сюда, в этот город
Я соберу мешок и на исходе дня
Приму «на посошок» и поминай меня
И прощай, город без огня.

Снег шел десять лет
Десять долгих зим
Был свет, света нет
Или стал незрим.

Снег лед, словно страж
За окном мороз
То сон, то мираж
С дымом папирос.

Я не вернусь сюда
Не стоит ждать меня
Я не вернусь сюда, в этот город
Я соберу мешок и на исходе дня
Приму «на посошок» и поминай меня
И прощай, город без огня,
И прощай, город без огня,
И прощай, город без огня,
И прощай, город без огня.

Стихи - Фагот

 
  * * *
 
 
40 лет

Еще вчера я мог напиться
И сегодня продолжать
Ан нет, ан нет.
После к девкам завалиться
Или к черту на обед
Ан нет, ан нет.
Веселиться, материться
Протрезветь, потом забыться
Ан нет, ан нет.
Подружившись, разлучиться
И исчезнуть на каких-то 40 лет
Ан нет, ан нет.
Мне сегодня сорок лет.

Еще вчера я был так молод
Я влюблялся в то, в чем смысла нет
Ан нет, ан нет.
Утолив любовный голод
Мне до фени было будет завтра или нет
Ан нет, ан нет.
Потом по новой мог влюбляться
И ни о чем не сокрушаться
Ан нет, ан нет.
И мне в те дни могло казаться
Что всегда мне будет 20 лет
Ан нет, ан нет.
Мне сегодня 40 лет.

Еще вчера я мог проспорить
Целый воз несуществующих рублей
Ан нет, ан нет.
Мог гитару не настроить
И весь вер проиграть на ней
Ан нет, ан нет.
Мог в чем попало выйти в люди,
Не бояться, что осудят
Ан нет, ан нет.
И мне портвейн в любой посуде
Помогал забыть, что будет сорок лет
Ан нет, ан нет.
Мне сегодня 40 лет
Ан нет, ан нет.
Мне сегодня 40 лет
Ан нет, ан нет.
Мне и дальше будет 40 лет
Мне сегодня 40 лет.

Стихи - Е. Маргулис

 
  * * *
 
 
Подруга номер пять

Я не хочу тебя сегодня
Я хотел тебя вчера
Ты говорила, что свободна,
Но исчезла до утра
Ну и дела…
Ну и дела опять…
Ну и дела опять с моей подругой номер пять.

Тебе что поезд, что мужчина
Переедет, ну и что
Вполне обычная картина
Если врезать гамм по сто
Ну и дела…
Ну и дела опять…
Ну и дела опять с моей подругой номер пять.

Ты позвонила мне сегодня
А я ждал звонка вчера
Опять сказала, что свободна
Но исчезла до утра
Ну и дела…
Ну и дела опять…
Ну и дела опять с моей подругой номер пять.

Моя подруга номер пять
Моя подруга номер пять
Моя подруга номер пять
Моя подруга номер пять
Моя подруга номер пять
Моя подруга номер пять..
Такая в сущности ты ...

Стихи - Е. Маргулис

 
  * * *
 
 
Последняя

Все поют про вино, про дороги и баб
И про то, что было давно
Кто был сильным в любви
Оказался вдруг слаб
И в печали глядит за окно
Толи свет, толи тьма
А вокруг тишина
Кучи пыли закрыли дома
Кто-то бродит как кот
Кто-то сходит с ума
Если грустно, то явно зима
Мой корабль накрыло обломкам слов
Вместо мачты окурок дымит
На руках иногда килограммы оков
Да и скрипка ли соль не скрипит
Кто-то учит,
На в знаньях явный пробел
За собою ведет в никуда
И я тихо бреду, жаль удрать не успел
Уезжаю, мой друг, навсегда
Уезжаю, мой друг, от друзей и подруг
Если в рифму, то вдруг,
Если нет - просто так
Я решил отдохнуть
Это, право, пустяк
От стихов и поэм,
От богов и богинь
О наташ и анжел
От светлан и ирин
Вот, пожалуй, и все,
Ни пропеть, ни сказать
Ты послушай еще
А я лягу поспать

Я пою про вино, про дороги и баб.

Стихи - Е. Маргулис

 
  * * *
 
 
Когда на постылой веревке ...

Когда на постылой веревке
Затянут тугой узелок,
Я выйду красивый и легкий,
К началу бескрайних дорог.

Коллеги, улыбки на лица!
Я волен, поздравьте меня.
Я всем предлагаю напиться
По случаю этого дня.

Несите стаканы и водку,
И в миг, когда тост на устах,
Забацаем общую фотку
На память об этих местах.

А я встану где-нибудь с краю -
Так сладко стоять на краю! -
И всем на прощанье сыграю,
И всем на прощанье спою.

 
  * * *
 
 
Пусть я не разгадал чудес

Пусть я не разгадал чудес,
Только знаю наверняка ,
У нее в душе - темный лес,
У меня - лесная река.

В ночь, когда и надежды нет,
Я ломлюсь в ее бурелом
И бреду на призрачный свет,
Удивляясь, откуда он.

И не веря ни в рай, ни в ад,
В темной чаще ищу ответ,
Но всегда возвращаюсь назад,
Не дойдя до места, где свет.

А когда в голубом далеке
Солнца круг еще не высок,
Ты выходишь к моей реке
И ступаешь на мой песок.

Я смываю твои следы.
Я все ближе день ото дня.
Жаль, что ты боишься воды
И не можешь проплыть меня.

И когда под вечер закат
Разукрасит своды небес,
Ты подаришь последний взгляд
И уйдешь в свой сумрачный лес.

Видно дан мне удел такой,
Не считая ни дней ни лет,
Сквозь тебя проплывать рекой,
Удивляясь, откуда свет.

 
  * * *
 
 
Монолог бруклинского таксиста

Салют, Андрюха, или я ошибся?
Ты к нам надолго или навсегда?
Что без гитары? Где остановился?
Возьмем Нighway, тут ехать ерунда.
Что там в столице, - все в последнем стиле?
На чем торчит, чем дышит, чем живет?
Там, говорят, такое замутили,
Что наш Лас-Вегас чисто отдохнет.
У наших тут, конечно, не хоромы,
Но так нормально, bedroom, газ и свет.
Алё, ты видел эти гастрономы?
Питание, что надо, счастья нет.
Прикинь, час ночи, весь Бродвей гуляет,
Здесь есть, чем до утра себя занять,
А утром на работу похиляют,
Я это просто не могу понять.
Ты здесь, как личность, никому не нужен
И каждый за себя несет ответ,
А отдыхать умеем мы не хуже,
Вот вкалывать, еще пока что нет.
Вот мой братан, здесь просидел два года,
Терпел, терпел и вытерпеть не смог,
Наклал на эти ихнии свободы,
Сложился и обратно в Таганрог.
Но я его за это не ругаю,
Да будь здоров и горе не беда,
Но у меня mentality другая,
Я не могу порхать туда-сюда.
Я здесь осел, мне эта заграница
Почти родная, только иногда
Раз в год под утро что-нибудь присниться,
Проснешся и не деться никуда.
Тогда берет тоска и на рассвете
Я ухожу бродить к Гудзон-реке.
Вот ты скажи, - кто будут наши дети,
И на каком учить их языке?

 
  * * *
 
 
Подражание Вертинскому

Приснилось мне средь зимней вьюги,
В каком-то доме при огне
Собрались все мои подруги
И говорили обо мне.

Забыв про ревности остатки,
И про вчерашние бои,
Вслух обсуждали недостатки
И все достоинства мои.

Не говорили, просто пели.
То хор, то соло, то дуэт.
И сообща почти сумели
Составить полный мой портрет.

Там было все, и то и это,
Хватало тьмы, хватало света,
Палитры ночи, краски дня,
Тепло зимы и холод лета
Обогащали ткань портрета,
Там только не было меня.

Я лбом в стекло устал тереться,
Метель меня сбивала с ног.
Кричал, стучал, просил согреться,
Но достучаться к ним не смог.

 
  * * *
 
 
Я возьму тебя с собой в небеса

Я возьму тебя с собой в небеса,
До небес лететь всего полчаса,
Пронесу по всем кругам, погрущу,
А потом тебя назад отпущу.

Ты сто лет, как не со мной, я привык,
Но, если хочешь побывать в той стране,
Очень важно, чтобы ты в этот миг
Просто вспомнила бы вдруг обо мне.

И в момент, когда поддатый медбрат
Зафиксирует летальный исход,
Мы с тобой полетим на закат,
А напротив станет виден восход.

Проплывая в тишине голубой,
Прочь отбросив якоря наших тел,
Мы должно быть посмеемся с тобой,
Что про это я тебе уже пел.

Чуть повыше облаков наливных
Только небо без краев и границ.
Там ты встретишь всех ушедших родных,
А еще людей с повадками птиц.

Посмотри в последний раз в вышину.
Видишь, солнце бьет последний прибой.
Вот и все, а дальше мне одному,
Я был счастлив повидаться с тобой.

Я возьму тебя с собой в небеса,
До небес лететь всего полчаса,
Пронесу по всем кругам, погрущу,
А потом тебя назад отпущу.

 
  * * *
 
 
Бесплатно только птички поют

Она похожа на всех женщин,
Которых ты когда-то любил.
Она похожа на всех женщин,
Которых ты когда-то любил.
Она меняет свой рост, меняет цвет глаз,
Она именно то, что нужно здесь и сейчас.
Она похожа на всех женщин,
Которых ты когда-то любил.

Она знает в совершенстве
Дорогу под названьем "любовь".
Она знает в совершенстве
Телегу под названьем "любовь".
Она уверит тебя, что ты лучший на свете,
Она знает, что мужчины - это сущие дети,
И сведет тебя с ума,
Она знает эти несколько слов.

Она по миру пройдет
И на всех ее хватит,
В ее честь созидают, умирают и пьют.
А то, что ей иногда еще за это и платят -
Так бесплатно только птички поют.

У тебя было сто любимых,
Было сто несчастных любвей.
Всего каких-то сто любимых,
Каких-то сто несчастных любвей.
Всего каких-то сто раз ты про нее забывал,
Но она была спокойна, она знала, ты знал,
Что если рушится мир,
Ты прижмешься именно к ней.

Она по миру пройдет, и на всех ее хватит.
В ее честь созидают, умирают и пьют.
А то, что ей иногда еще за это и платят,
Так бесплатно только птички поют.
Она по миру пройдет, и на всех ее хватит.
В ее честь гремит новогодний салют,
А то, что ей иногда еще за это и платят -
Так бесплатно только птички поют.

 
  * * *
 
 
На Неглинке

На Неглинке - поминки.
В рыхлый лед вдоль Неглинки
Я шаги забиваю -
Я тебя забываю.

Шаг,
чуть-чуть отрываюсь,
Шаг -
почти улыбаюсь.
Шаг -
монетка в копилку,
Шаг -
цветок на могилку.
Потому что чем дольше,
Тем труднее держаться.
Потому что так больше
Не должно продолжаться.

Я
себя задуваю -
Я
надеюсь на чудо.
Я
тебя забываю.
И
никак не забуду.

То слова, то картинки,
То непрошеный запах...
Вниз да вверх по Неглинке -
Точно пес на трех лапах.

 
  * * *
 
 
Анимещанская песня

Однажды я пел на большой эстраде,
Старался выглядеть молодцом,
А в первом ряду задумчивый дядя
Смотрел на меня квадратным лицом.

Не то он задачки искал решенье,
Не то он был сотрудник газет,
Не то он считал мои прегрешенья,
Не то он просто хотел в клозет.

А в задних рядах пробирались к калошам,
И девочка с белым, красивым лицом
Уходила с парнем, который - хороший,
А я себя чувствовал желторотым юнцом.

Какие же песни петь на эстраде
Чтоб отвести от песен беду?
Чтоб они годились квадратному дяде
И этой девочке в заднем ряду.

Не могу понять, хоть ты вой, хоть тресни,
Что стало с песней в конце концов?
А может быть, братцы, кончилась песня?
И падает в землю белым лицом.

Ну хорошо, а что же дальше?
Покроет могилку трава-мурава...
Тогда я думаю -
"Спокойствие, мальчики,
Еще не сказаны все слова!"

Михаил Анчаров

 
  * * *
 
 
И опять мне снится одно и то же

И опять мне снится одно и то же:
За моим окном мерно дышит море
И дрожит весь дом от его ударов
(На моем окне остаются брызги)
И стена воды переходит в небо
И вода холодна и дна не видно
И корабль уже здесь
И звучит команда
И ко мне в окно опускают сходни
И опять я кричу: "Погодите, постойте!"
Я еще не готов,
Дайте день на сборы
Дайте только день,
Без звонков телефона
Без дождя за окном
Без вчерашних истин,
Дайте только день!»,
Но нет, не слышат
Отдают концы,
Убирают сходни
И скрипит штурвал
И звучит команда
(На моем окне остаются брызги)
И на миг паруса закрывают небо
И вода бурлит и корабль отходит
Я стою у окна и глотаю слезы
Потому что больше его не будет
Остается слякоть московских улиц,
Как на дне реки фонарей осколки
А еще прохожих чужие лица,
И остывший чай и осенний вечер.

 
  * * *
 
 
Меня очень не любят эстеты

Меня очень не любят эстеты
Мол, какой-то он стал не такой
Мол, судьбу бунтаря и поэта
Променял на колпак поварской.

За то, что я не подвержен зажимам
И с унисексом, увы, не дружу
И еще не воюю с режимом
И еще не курю анашу.

И что согласно традиции русской,
Помереть раньше срока не смог
И сорвался с тропиночки узкой,
По которой ползет русский рок.

Отвечаю им всем при народе:
Что за долгие годы и дни
Уж если я и мечтал о свободе,
То, в том числе, и от их болтовни.

И всегда, если мог, избавлялся
От того, что мешало ходьбе
И при этом собой оставался
И гулял только сам по себе.

И не спросясь у эстетов совета,
Сам решал, куда плыть кораблю.
Меня очень не любят эстеты - за это,
Я их тоже не очень люблю.

 
  * * *
 
 
Письма

Всё, старик, хорош, пора завязывать,
Тот, кто хочет, может продолжать.
Глотки рвать, бороться и доказывать,
Ну и с Богом, я не хочу мешать.

Хватит нас уж завтраками потчевать,
Это всё пустое, как вода...
Я уже пять дней как занял очередь.
Что куда?
Ах милый мой, туда...

Сколько нас уже пристало к берегу
И летят без боли, налегке...
Письма из Израиля в Америку
На великом русском языке.

Разве лучше прыгнуть с подоконника,
Если есть возможность под рукой.
Мы не диссиденты, мы покойники,
Мы хотим найти себе покой.

Требовать ответа всё равно с кого,
Раз уж нас отправили в утиль.
Ностальгия это фильм Тарковского
Между прочим, итальянский фильм.

Сколько нас уже пристало к берегу,
И летят без боли налегке...
Письма из Израиля в Америку
На великом русском языке.

Так зачем же нам на стену лезть
И гадать, а вдруг да повезёт,
Ой да ладно там, да какая там ненависть
Просто мы устали, вот и всё.

Стихи - Е. Маргулис, C. Миров

 
  * * *
 
 
Песня толстяка

Я не спец по разным снам и слухам,
Кто в приметы верит - пропадет!
Все, что надо, слушай брюхом, а не ухом,
Брюхо никогда не подведет.

Кто-то в речке нежится, странствует в песках,
Все на свете держится лишь на толстяках.
Хоть мал мой рост - зато я толст,
Хоть мал мой рост - зато я толст!

Сильные к твоим заботам глухи,
Плечи их круты, глаза остры,
Но имеешь брюхо - проползи на брюхе,
Ничего, поползай до поры.

Кто-то в карты режется - будет в дураках,
Все на свете держится лишь на толстяках,
Хоть мал мой рост - зато я толст,
Хоть мал мой рост - зато я толст!

На поклоны отвечаю сухо,
Я ведь лично вон какой теперь!
Мы свое получим, для чего нам брюхо?
Брюхом прошибем любую дверь.

Кто-то книжкой тешится, тонет в пустяках,
Мир, ей богу, держится лишь на толстяках,
И дворцы, и поля, и корона короля,
Ну а если приглядеться - и земля,
Куда ей деться, и сама земля,

Хоть мал мой рост - зато я толст,
Хоть мал мой рост - зато я толст!

Стихи - Вадим Черняк, для радиоспектакля Театра комедии "Принцесса и трубочист"

 
  * * *
 
 
Песня о новом доме

Сколько раз я думал о том,
Какой ты будешь строить дом
Ведь дом всегда таков, каков ты есть.

Их строят в силу ума и души,
А в общем, все дома хороши
Я сам понастроил столько, что не счесть
Строил дом у пруда и дом под замком
И старый дом из трех окон
И дом, где вечное лето и дом, где зима.

И каждый дом, почти без труда
Давался мне, но вот беда,
Время рушит старые дома
И каждый раз, когда рушится дом
Мы остаемся под дождем
Каким будет новый, надо спешить
Ну кто нам поможет это решить?

И вот, наконец, я обрел покой
Свой новый дом я беру с собой
Он для всех городов и даже дальних стран
Он сам собой был сделан за миг,
Он очень прост и совсем невелик
И легко влезает в мой чемодан.

Он там, где я
Я все время в нем
Или он во мне, мой новый дом
Его менять - не себя ли менять?
Ну кто нам поможет это понять?

 
  * * *
 
 
Когда-нибудь...

Когда-нибудь у предпоследнего порога,
Поймем и мы, что до конца идти немного.
Тогда назад мы на дорогу обернемся
И улыбнемся, но не вернемся.
И можно вспомнить каждый шаг, но вот задача -
Наш каждый шаг был сделан так, а не иначе.
И те места, где нас покинула удача,
Нам никогда не изменить, не возвратить.

Но будет солнце звенеть в желтую медь поздней листвы.
И будет ветер кружить запах травы и синевы.
И будет песня слышна, словно струна дальних лесов.
Еще без слов.

Настанет миг, когда со мной случится чудо.
Мой первый день придет неведомо откуда.
И я верну назад все встречи и прощанья,
И расставанья, и обещанья.
И я пройду дорогой той, что шла от дома.
Давно знакомый путь мне будет незнакомым.
И даже если все решится по-другому,
Мой самый первый день меня благословит.

И будет солнце звенеть в желтую медь поздней листвы.
И будет ветер кружить запах травы и синевы.
И будет песня слышна, словно струна дальних лесов.
Еще без слов.

Музыка - Марк Минков

 
  * * *
 
 
Про глупого льва, которого держали в тесной клетке

В зоопарке в клетке тесной
Содержался грозный лев.
Горевал о жизни светлой,
Разевая львиный зев.

Голодовки объявлял он,
Бился в стену лбом подчас.
И все это вызывало
Нехороший резонанс.

Говорили, что природа
Этим всем возмущена,
И что львиная свобода
Тут без прав ущемлена.

И тогда решеньем срочным
Был расширен клетки круг.
Там разбит был сад восточный
И устроен тихий пруд.

Прутья клетки расписали
Под закат и под рассвет
И на завтрак подавали
Льву из вырезки лангет.

Это все не видя сроду,
Лев польщен и тронут был.
И про львиную свободу
Очень быстро позабыл.

Он забыл о львиной силе.
И ручным он стал за час.
Говорят, его возили
За границу - на показ.

И у нас с тех пор узнали,
Как такой вопрос решить.
Чтобы звери не рычали,
Надо лучше их кормить.

 
  * * *
 
 
Песенка для спектакля «Республика на колесах»

Отгремели шторма роковые,
Повредив паруса корабля...
Что же стало с тобою, Расея,
Горемычная наша земля?

Все, что было, покрыто золою,
Все побито и нечего жрать,
И какому царю иль герою
Из огня тебя снова спасать?

Знать, в лучах рокового заката
Божья милость прошла стороной,
И несет нас, несет нас куда-то
Вместе с нашей несчастной страной.

 
  * * *
 
 
Я уже никуда не спешу (Белогвардейский романс)

Я уже никуда не спешу,
Что спешить, если вышли все сроки?..
Уж не снится шальной летний шум
Желтым листьям на черной дороге.

В тусклом небе осеннего дня
Песня та, что всегда не допета, -
Это клин журавлей от меня
Улетает в далекое лето.

Дай вам бог, долететь, не устать,
И вернуться весной ярко-синей;
Я без вас остаюсь зимовать
Под безжизненным небом России.

Я уже никуда не спешу.

 
  * * *
 
 
Из города уехало кино...(А. Стефановичу)

Из города уехало кино,
И это все уже непоправимо:
Теперь сто лет
Все будут ехать мимо -
В сто лет такое чудо суждено.

Из города уехало кино,
Погасли фонари размеров страшных,
И плачь - не плачь,
Волшебный день вчерашний
Назад вернуть природой не дано,

Мужчины в заграничном, где они,
Являющие чудо на экране?
Загадочные, словно марсиане,
Манящие как дальние огни.

И девушки несут в глазах тоску,
Так свойственную женской их природе.
Теперь никто их не возьмет в Москву
И даже не отснимет в эпизоде,
Но, главное, что не возьмут в Москву.

Из города уехало кино,
Оставив разговоров на полгода.
И в облаках случается окно,
А после снова дождь и непогода -
Так быстро закрывается окно!..

Из города уехало кино.
Но вот и всё.
Не стоит обольщаться.
Обломки деревянных декораций
Забыты и заброшены давно.

 
  * * *
 
 
Странный музей

Ворвавшись сквозь двери,
Сквозь щели в витрине
У старых картин разогнав грустный сон,
В забытую лампу протиснулся ветер.
И я вместе с ним в эти двери вошел.

И на стенах, побелевших от света,
Две странные тени сползли с потолка,
И это не догма и я привыкаю,
И вижу, что комната невелика.

Забытые мысли на полках лежат,
Забытые слезы людей
Как будто бы здесь кто-то создал музей
Из жизней моих же друзей.

Я точно, подметил
Что те, кто сейчас рядом, уйдут и вспомнят тебя.
И будут забыты все песни и сказки,
И что был нами построен шутя.

В забытых картинах увидел я нас
Избитых, но сильных людей
И пусть те, кто будут идти после нас
Заглянут в тот странный музей.

 
  * * *
 
 
Где найти подругу жизни?

Утром, знает каждый смертный,
Как не хочется вставать.
Где б найти подругу жизни,
Знать бы как ее искать?

Вечер томный, что же делать,
Где же правда, где же ложь?
Пить вино мне надоело.
Завтра высплюсь - завтра дождь.

Маски, краски, лживы сказки,
Мы в порядке, марионетки пляшут здесь.
Те же песни, те же ласки,
Эй, скрипач, смычок повесь!

Ах, подружка, где ж ты бродишь?
Мне скучно без твоих утех.
Мне бы знать чего ты стоишь?
Я смеюсь - ведь смех не грех.

Утро снова дождик сыплет,
Как не хочется вставать!
Где б найти подругу жизни,
Знать бы где ее искать?

 
  * * *
 
 
Я думал...

Я думал,
Что я упал случайно,
Горела
В груди моей надежда:
Все будет, как прежде,
И лучше, чем прежде.

И завтра
Опять настанет лето,
И утро
Окрасит новым светом.
Найдутся ответы,
Простые ответы

Ты снова
Забыл, что праздник
Кончен твой,
И снова
Ты бьешься
В стену головой,
Не скоро
Придет твой новый
Солнечный день.

Я думал,
Что я построю город
Над тихой
Задумчивой рекою,
Ворота открою
И двери открою.
И лучшим
Друзьям раздам по дому,
И в город
Впущу своих знакомых:
Пусть будут, как дома,
И лучше, чем дома.

Ты снова
Забыл, что праздник
Кончен твой,
И снова
Ты бьешься
В стену головой,
Не скоро
Придет твой новый
Солнечный день.

 
  * * *
 
 
Ангел

Ночь, дальний путь и черный снег
Вновь меня уносят прочь
Я покидаю все, что было здесь
Я оставляю ночь.

Между небом и землей
Ангел вьется надо мной
Белый ангел, дай ответ
Где тот край, где ясный свет.

И словно ток по проводам
Там путь за горизонт
Там с неба талая вода
Твой последний самолет.

Между небом и землей
Ангел вьется надо мной
Белый ангел, дай ответ
Где тот край, где ясный свет.

Музыка - Артур Пилявин. Группа "Квартал", альбом "Мир розовых кукол" 1998 г.

 
  * * *
 
 
Until the Candle Burns

Sometimes my life seems needless and abusive
I felt like I was parted from myself
No state of joy, no rhymes and no more music
Yet I was in no mood for seeking help.

I was about to yield to any rival
To shut the door and quit without return
But I believed there could be a revival
Until there is a light, until the candle burns.

No one on Earth could help me and incite me
No one could make me sing and ease my pain
But once the tune was rambling deep inside me
It’ll be so hard to try and silence me again.

And I couldn’t give the words another meaning
My blood is cold and the wind is stern
I will again begin from the beginning
Until there is a light, until the candle burns.

 
  * * *
 
 
Перекресток

Если сто раз с утра все не так,
Если пришла пора сделать шаг,
Если ты одинок,
Значит настал твой срок
И ждет за углом перекресток семи дорог.

Там не найти людей, там нет машин,
Есть только семь путей, и ты один,
И как повернуть туда,
Где светит твоя звезда,
Ты выбираешь раз и навсегда.

Перекресток семи дорог -
Вот и я.
Перекресток семи дорог -
Жизнь моя.
Пусть загнал я судьбу свою,
Но в каком бы не шел строю -
Все мне кажется - я опять на тебе стою.

Сколько минуло лет, сколько дней.
Я обошел весь свет, проплыл сто морей.
И вроде все, как всегда,
Вот только одна беда -
Все мне кажется, я на нем свернул в никуда.

Перекресток семи дорог -
Вот и я.
Перекресток семи дорог -
Жизнь моя
Пусть загнал я судьбу свою,
Но в каком бы не пел краю -
Все мне кажется - я опять на тебе стою.

 
  * * *
 
 
Где его носит теперь

Я бродил по кромке ночи и дня,
Я спускался из рая в ад,
Я опять потерял покой.
Я хотел бы встретить себя самого,
Лет двадцать тому назад,
Чтобы понять, кто он такой
Чтоб понять почему его река
Никогда не имела дна.
Чтоб понять почему он не сбрасывал газ,
Даже если перед ним стена.
Чтоб понять, почему его всегда
Манила только закрытая дверь,
Я хотел бы знать, где его носит теперь.

То рассвет, то закат, то вперед, то назад,
И мы уже не считаем дней
Кто не успел, тот опоздал.
Кто-то стал богаче, а кто-то умней
Кто-то стал здоровей и сильней...
Вот только лучше никто не стал.
Но я точно помню - его река
Никогда не имела дна.
И я точно помню - он не сбрасывал газ
Даже если перед ним стена.
Но я прошел через сотню открытых дверей
А он ломился в закрытую дверь...
Я хотел бы знать, где его носит теперь.

Но я точно помню - его река
Никогда не имела дна.
И я точно помню - он не сбрасывал газ
Даже если перед ним стена.
Но я прошел через сотню открытых дверей
А он ломился в закрытую дверь...
Я хотел бы знать, где его носит теперь.
Я хотел бы знать, где его носит теперь.
Я хотел бы знать, где его носит теперь.
Я хотел бы знать, где его носит теперь.
Я хотел бы знать, где его носит теперь.

 
  * * *
 
 
Мы будем вместе

Ему не надо ждать ее у подъезда под аркой,
А он не уходит и ждет.
Он носит ей то цветы, то подарки,
Она не берет.
Все слова были сказаны тысячу раз,
Куда уж ясней.
И только что-то на самом дне ее глаз говорит ему -
Он будет с ней!

Мы будем вместе,
Конечно,
Мы будем вместе.
Я знаю -
Мы будем вместе.
Мы в шлюпке с одного корабля.

Когда две реки с гор в долину сбегают,
Они сольются в одну.
Пусть они до поры друг о друге не знают,
Но все равно сольются в одну.
И ты можешь двигаться влево и вправо,
Мне все равно.
Поверь, все что завтра случается с нами -
Предрешено!

И мы будем вместе,
Конечно,
Мы будем вместе.
Я знаю -
Мы будем вместе.
Мы в шлюпке с одного корабля.

Мы будем вместе,
Конечно,
Мы будем вместе.
Я знаю -
Мы будем вместе.
Мы в шлюпке с одного корабля.

 
  * * *
 
 
Отпусти меня

Дорогая, отпусти меня,
Моя родная, отпусти меня,
Не читай мне мораль и не зови труды,
Не пои своим пивом - в нем много воды,
Дорогая, отпусти меня.

Ты обнимаешь, да так, что невозможно дышать,
Ты обнимаешь, а я опять хочу убежать,
Ты зовешь меня в строй и хочешь видеть героем,
Жаль, что я никогда не умел ходить строем
Дорогая, отпусти меня!

Не будем дуться,
А лучше выпьем посошок и на ход.
Я даю тебе слово - полюблю тебя снова.
Когда отчалит мой белый пароход.

Дорогая, отпусти меня,
Моя родная, лучше отпусти меня,
Я люблю твои большие и сильные руки,
Но поверь, нам обоим будет лучше в разлуке -
Дорогая, лучше отпусти меня!

Не будем дуться, а лучше выпьем посошок и на ход
Я даю тебе слово - полюблю тебя снова
Когда отчалит мой белый пароход
Дорогая, отпусти меня
Моя родная, отпусти меня
Я люблю твои большие и сильные руки
Но поверь нам обоим будет лучше в разлуке
Дорогая, лучше отпусти меня!
Моя родная, отпусти меня
Дорогая, ты слышишь, отпусти меня.

 
  * * *
 
 
По назначенью

Вы проходите мимо, я смотрю вам вслед
Вы проходите мимо своих же побед
И не глядя на небо, никого не любя
Вы проходите мимо самих себя
А я на месте стою, я просто стою.
Я стою и пою на самом краю
И вам не надо меня с собой звать -
Я в результате могу и послать

А вы проходите мимо, в этом ваша беда,
Что вы проходите мимо и совсем не туда
И вам талон на проход как счастливый билет
А я счастлив от того, что у меня его нет
И вы считаете деньги, считая шаги,
Вы считаете сдачу и чужие долги.
Вы считаете все, что не можете взять
Вы считаете, что очень важно считать.
А я на месте стою, я просто стою.
Я стою и пою, и я на самом краю
И вам не стоит меня с собой звать,
Я в результате могу и послать
По назначенью, по назначенью
По назначенью, по назначенью

А я на месте стою, я просто стою.
Я стою и пою на самом краю
И вам не стоит меня с собой звать,
Я в результате могу и послать
По назначенью, по назначенью
По назначенью, по назначенью
По назначенью, по назначенью
По назначенью, по назначенью.

 
  * * *
 
 
Страницы истории Российской империи

На пустые страницы истории Российской империи
То золою, то золотом наши ложатся года.
Так отдайте литовцам - Литву, Михайло Сергеевич,
Мил насильно не будешь, увы. Ну а кровь - не вода.

То-то бы было красиво, достойно, вот было бы здорово -
Высочайшим указом свободу даруем, мол, вам
Всем омоновцам дать по медали с портретом Невзорова,
Хорошо угостить, а потом отпустить по домам.

Будут новые стычки - поверьте, уж повод отыщется,
И опять у рязанского парня не дрогнет рука.
Отпустите литовцев - Вам это зачтется, запишется,
Все равно с них сегодня, пардон, как с козла молока.

Скоро кончатся дырки от бубликов - где уж там бублики!
Недоверье к словам рождено недоверьем к делам.
Лучше друг по соседству, чем враг в виде "братской республики".
Отпустите литовцев - ну что они сделали Вам ?

Под вопросом их глаз вам все больше и больше сутулиться
Может быть, мы и вправду - большая-большая семья,
Только что-то семье не живется без танков на улицах,
Без талонов на воздух, без каторги и без вранья.

Я бы много отдал, чтоб увидеть как все это кончится.
Отпустите их с Богом, причем не потом, а сейчас,
Пусть они улыбнутся в ответ - как мне этого хочется!
И тогда их улыбки счастливее сделают нас.

 
  * * *
 
 
Оловянные солдатики

Хороши оловянные солдатики -
Караул они несут в ряд построясь у стены,
Оловянные их автоматики
На врагов наведены,
Пушки есть, пулеметы, есть и конница,
Позади лихой горнист - он сейчас подаст сигнал,
И в далекий путь колонна тронется,
Перед строем - генерал,
В том строю каждый свято в дело верует,
Им дороги не страшны и тревоги - не про них,
Оловянными шагами меряют
По ночам посты свои,
Знают все - и стратегию, и тактику,
Хлеба вовсе не жуют, и друзей не предают.
Всем вообще хороши солдатики -
Жаль, что песен не поют.

 
  * * *
 
 

С всего того, что в нас переплелось
Порой самодовольство нами правит,
"Казаться" или "Быть" - вот в чем вопрос,
Который время человеку ставит.

"Казаться" кем-то или кем-то "Быть",
"Быть" смелым или делать вид, что смелый.
Ты жертвовал, творил, умел любить!
Или об этом лишь вещал умело ?

Робея самому себе признаться -
К чему стремишься "Быть", или "Казаться".

Что стоит жизнь в довольстве иль покое,
Когда ее пытаешься лепить
Фальшивя перед делом и строкою -
Легко "Казаться", очень трудно "Быть"!

 
  * * *
 
 
Портрет

Никого со мною нет - на стене висит портрет
По пустым глазам старухи бродят мухи, мухи, мухи
- Хорошо ли,- говорю,
- под стеклом, в твоем раю ?
По щеке сползает муха, отвечает мне старуха
- А тебе, в твоем дому, хорошо ли одному?

Арсений Тарковский

 
  * * *
 
 
Трава

Я сижу на траве
И смотрю как проходят дни, курю, привет, пока...
Восемь нот в голове
Не дают мне ответа. Никуда течет река...

Но зато вокруг меня
Много дыма без огня
И мало суеты...
И мало суеты...
На высоком берегу
Я почти что всё смогу
Того, что не можешь ты...
Того, что не можешь ты, ты, ты... Ты, ты, ты...

Приходили друзья
Захотели задать вопрос. Ушли. Придут в обед...
Собираюсь и я
Ну какой с меня нынче спрос. Пойду звонить. Привет...

Слышал я, что по утрам
Люди едут по делам
У них рабочий день...
У них рабочий день...
Но я пожалуй покурю
И за ними посмотрю
Пока мне не станет лень...
Пока мне не станет лень, лень, лень... Лень, лень, лень...

стихи - Евгений Маргулис

 
  * * *
 
 
Молитва

С давних лет
За счастье молились
Доброму Богу, которого нет.
И Бог их жалел,
Но скажи на милость:
За что сегодня Богу нас жалеть?

Цели у всех разные,
Души у всех грязные,
Правда и ложь - нам все равно.
Руки у нас грубые,
Мысли у нас глупые,
Всем мы твердим только одно:
Вот мой дом
С заколоченным окном.
Пусть мир встанет вверх дном.
Меня сохранит дом.

Как мне давно кажется,
Дело к беде катится:
Кто не успел спрятаться...
Но мне узнать хочется,
Чем это все кончится.
Я как и все, верю в одно:
Вот мой дом
С заколоченным окном,
Пусть мир встанет вверх дном,
Меня сохранит дом.

И с давних пор, и ночью и днем
И в летний зной и в зимнюю вьюгу,
Я сильных мира прошу об одном:
Ради Бога, не сердите друг друга.

Дай мне найти дорогу в ненастье.
Найти под снегом тепло,
Во тьме солнца луч.
Дай силы мне забыть все обиды
Сквозь шум бурь
Дай услышать мне
Звук дивных струн.

 
  * * *
 
 
I will back

Why it's so unjust
May be here or maybe where
They will wait for us
Wait in hope and wait despair

But I'm my way,
In the sun and in the rain
I will choose another day
I will surely come again

What? What so wrong,
Wasn't the vine you didn't drink?
Or it was it the song
You had no time to sing?

But I'm on my way,
In the sun and in the rain
I will choose another day
I will show and come again

And now, I will regret
In the near of days of blessed
Friends whom I have meet
I still wait for whom I miss.

 
  * * *
 
 
Bonfire

All will pass,
Wise man used to say
Every bonfire will someday burn away
First there are ashes went there no prize
But when the fire is kind of a flame
Every man keeps it in his own way
Some makes it smolder
And some make it blaze.
When nights are long
A small fire is just good
Efforts are spared, so in the firewood
You should be wise
To live at your supplies
But once in a while.

There will come some fool
This silly fool will not observe the rules
And his bonfire will rise up to the skies.
Some words still can't be said aloud
Some things still wait to be allowed
The sun can be seen above the hill
The fire is stil can thrill
And God preserves me still.

Wise man retained
The fire is for himself
Had not enough for charity and help
So he was save and feel no storm.

You've turn in winter night
To a summer day
And in a hour you fore is died away
But while it burned
All people were warm.

 
  * * *
 
 
Дай мне руку, душа моя

Она сегодня не пойдет в кино
Ни с ним, и даже ни с ним
За окном темно, она глядит в окно
Вечер тает, как дым.

Ни катастроф, ни удач впереди,
А в общем, все ничего.
И мужиков вокруг хоть пруд пруди
И все хотят одного, все хотят одного.

Она слишком горда, чтобы не верить в успех,
Но быстро катятся дни.
Она так хочет, чтобы все как у всех,
Но чтоб, при этом, не так, как они.

Она свободна, как и была,
Она умеет говорить слово "нет".
Но все больнее заедают дела
И уже не шестнадцать лет, уже не шестнадцать лет...

И жизнь такая упрямая -
Все решает за нее и за них.
Дай мне руку, душа моя,
У меня хватит сил на двоих.

Жизнь такая упрямая - все решает за нее и за них
Дай мне руку, душа моя
У меня хватит сил на двоих.
У меня хватит сил на двоих.

 
  * * *
 
 
Эпоха большой нелюбви

Когда стемнеет не по закону,
До срока и до поры.
Я выключу свет, и псом бездомным
Выползу из конуры.

Не бойся меня в этот сумрачный вечер,
Имя свое назови.
Я очень ценю случайные встречи
В эпоху большой нелюбви.

Тебе совсем не надо стараться
Держать неприступный взгляд
Ты тоже устала от всех отбиваться,
А я не клиент, а брат.

Надеюсь, ты примешь мое предложенье,
Мы выпьем и поговорим.
Я очень ценю тепло отношений
В эпоху большой нелюбви.

Ты все еще думаешь - я тебя клею,
Но это твои дела.
Поверь, что мне уже стало теплее
Похоже и ты ожила.

А все, что было, зачтется однажды,
Каждый получит - свои,
Все семь миллиардов растерянных граждан
Эпохи большой нелюбви.

 
  * * *
 
 
Странные дни

Это было давно - не вспомнить наверняка:
Когда еще читали книги и боялись ЦК,
Тогда не знали слово "киллер" и "прокладки ОВ" -
Один студент одной студентке объяснялся в любви.

Он ей сказал:
"Я вижу образ твой, рисуя цветы,
Ведь у меня на сердце двое: Джимми Хендрикс и ты,
И помни - я всегда с тобою, где бы ты не была.
Поскольку, beautiful people, all you need - is love!"

Странные дни.

Она сказала:
"Ты прикольный и хипповый чувак,
Но моя мама говорит - с тобою что-то не так.
В Стране Советов для тебя нет никаких перспектив,
Так что прости, я побежала на комсомольский актив.

А он кричал:
" Придет свобода для советских битлов,
Портреты лысого урода поснимают с домов,
Еще чуть-чуть переждать и наше солнце взойдет!"
Пока товарищ в чем-то штатском не зашил ему рот.

Странные дни.

С тех пор прошла тыща лет, сменили цвет времена,
Вокруг совсем другие лица и другая страна.
Но проходя по Тверской я вспоминаю их вновь -
Где тот студент и та студентка и где та любовь?

 
  * * *
 
 
Мой город

Дороги всех моих друзей
Обходят дальней стороной,
Пустой и пыльный, как музей,
Забытый Богом город мой.

Здесь каждый камень на стене
Хранит тепло ушедших дней,
А шум людской давно затих
И в темных окнах нет огней.

В пустых дворцах открытый прах.
Там даже днём таится ночь.
Мой город тает на глазах,
Не в силах я ему помочь.

Последний рушится дворец,
И не узнаешь даже ты,
Что я единственный певец
Его предсмертной красоты.

 
  * * *
 
 
Я так устал на войне

Марш за маршем, трамбуя дороги,
Постоянно живешь в состояньи борьбы,
Я уже сотню лет просыпаюсь в тревоге,
Если утром не слышу стрельбы.
И мир так хрупок, неверен и тонок -
Стоит снять сапоги и присесть у костра,
Вновь с экрана какой-то холеный подонок
Зазывает меня в штыковую с утра.

А я так устал на войне -
Мне б до дома, до хаты, к детям и жене,
Только дом мой сгорел, дети не рождены,
Это все за морями, за краем войны -
Кто сегодня у нас командир?

Что ни утро - доклад о победе,
Что ни вечер - салют в небесах,
Но откуда, скажи, такие странные дети
С этим волчьим свинцом в глазах?
И как только решишь, что не надо,
И хватит ждать катастроф от земли и небес -
На тебя уже движется новое стадо
С новым Лениным наперевес.

А я так устал на войне -
Мне б до дома, до хаты, к детям и жене,
Только дом мой сгорел, дети не рождены,
Это все за морями, за краем войны -
Кто сегодня у нас командир?

 
  * * *
 
 
Домажо

Один дружок мой спился,
Другой - вот-вот начнет.
Два года я крепился
Потом - наоборот.

Я в домажо! Я в до-мажоре жарю блюз,
И если нечего терять,
И стрелка в шесть - я выйду в пять,
И по дороге, все равно, оттянусь.

Один торчит от бабок,
Другой - от мужиков
Послать бы мне их на..на..на..,
Да жалко добрых слов.

Я в домажо! Я в до-мажоре жарю блюз.
И если нечего терять,
И стрелка в шесть - я выйду в пять,
И по дороге, все одно, оттянусь.

Одних кидает вправо,
Других ведет назад
Пройдет былая слава,
А я тому и рад!

Я в домажо! Я в до-мажоре жарю блюз.
И если нечего терять,
И стрелка в шесть - я выйду в пять,
И по дороге, все одно, оттянусь.

стихи - Евгений Маргулис

 
  * * *
 
 
Когда мы сойдем с ума

Я теряю с улыбкой, ты ищешь в тоске- не беда.
Время быстро уходит сквозь пальцы - на то и вода.
Ты еще видишь сны, а я вижу бетон,
Мы всю жизнь говорим, и всю жизнь не о том...
Знаешь, близится день, когда все мы сойдем с ума!

Она ходит на срочную службу, он - ходит с бубей.
Он богат, как султан, а у ней денег нет, хоть убей.
Она копит на жвачку, а он - на дома
Но кончается век, на исходе зима,
И настанет тот день - они оба сойдут с ума!

Есть предел, за которым вода превращается в лед
Если все стены в ружьях, поверь - хоть одно, да пальнет.
Ты закроешь глаза и откроешь глаза,
И ты можешь быть "против", а можешь быть "за",
Приближая тот день, когда все мы сойдем с ума.

Мы живем так давно, что мы можем уже не спешить.
И не важно, кто жил, чтобы петь, а кто пел, чтобы жить.
И мы, сидя на троне, над кучей дерьма
Наливаем друг другу дурного вина,
Отмечая тот день, когда все мы сойдем с ума.

Сойдем с ума...

 
  * * *
 
 
Лифт

Лифт идет почти бесшумно,
Он идет ужасно быстро,
От земли летит до неба
И от неба до земли.
У него в пути бывают
Три-четыре остановки
И на каждой остановке
Он задержится на миг.

Как на первой остановке
Пахнет елкой новогодней
Дети водят хороводы
И дерутся во дворе.
Пахнет радостью открытий,
Пахнет страхом наказаний,
Пахнет каплями от кашля,
Пахнет маминым пальто.

На второй этаж взлетаешь,
Без усилий, словно птица,
И твое предназначенье
Для тебя - как дважды два.
В голове вино и ветер,
Над тобой кружатся феи,
И хранит твоя подушка
Легкий запах их духов.

И ты еще глядишь на небо,
Где вчера кружили феи,
А они уже не феи -
Их делишки к сентябрю.
Пахнет сеном, а не маем,
Пахнет чьим-то урожаем,
У соседа снова праздник -
Вас впервые на зовут.

Дальше - все еще быстрее,
Впереди - этаж последний.
Пахнет палью и больницей,
И тоской, и тишиной.
Там неярко светит лампа
Там стоит ведро и швабра,
Танцовщицы сняли шали
И с лица стирают грим.

 
  * * *
 
 
Не плачь обо мне

Здесь ночами нет света,
Годами не бывает лета,
И кажется мне -
Все будто во сне.
Здесь время так улетает,
Что снега уже давно не тают.
Неделя пройдет - и опять Новый Год.

Не плачь обо мне, я не стану прощаться,
Так просто соврать, сказать, что вернусь,
Но что-то во мне не велит возвращаться,
И я не вернусь, прости и забудь.

Здесь привычно ждут горя,
Ни одна река не вышла в море,
Ну что ж, не беда -
Им не нужно туда.
Одинокая птица,
Как могла ты среди них родиться?
Но корни сильней -
Держись, хотя бы, корней...

Не плачь обо мне, я не стану прощаться,
Так просто соврать - сказать, что вернусь,
Но что-то во мне не велит возвращаться,
И я не вернусь, прости и забудь...

Не плачь обо мне - ветер все сильнее,
Пора улетать, скоро край.
В далекой весне, если я сумею,
Я вспомню тебя. Прости и прощай.

Прости и прощай.

 
  * * *
 
 
На абрикосовых холмах

На абрикосовых холмах, на ананасовых холмах
Я не бывал, ты не бывал, он не бывал.
Там танцуют звезды на облаках,
На медовых облаках. А я - не бывал.

Песни южных островов,
Песни дальних островов -
Словно вино, словно вино, словно вино...
В этих песнях нет придуманных слов -
В них поет сама любовь. Словно вино.

Сколько друзей мне говорят, что хотят пойти со мной!
Сколько людей с детства хотят обойти весь шар земной!
Жаль, что никто так и не смог никуда со мной пойти!
А я не хочу никого сбивать с пути.
Я еду один.

Сколько друзей мне говорят, что хотят пойти со мной!
Сколько людей с детства хотят обойти весь шар земной!
Жаль, что никто так и не смог никуда со мной пойти!
А я не хочу никого сбивать с пути.
Я еду один.

 
  * * *
 
 
Из Гельминтов

Ты помнишь, как давно отцвел наш вешний сад?
Как много утекло воды!
И пусть козлы твердят, что нет пути назад,
Я к саду отыщу следы.

Ты помнишь - яблони светились белизной,
Склоняя к нам свои цветы,
Все в том саду дышало негой и весной,
А вот теперь весне - кранты.

Пусть говорят, что это
Уходит вместе с летом,
Пусть ветер гонит тучи - ну и пусть.
Я знаю, что однажды,
А может быть, и дважды
Я в этот сад украдкою вернусь.

И я пройду один тропою меж дерев,
И вспомню тот весенний рай,
А после соберу, романс допев,
Слегка подгнивший урожай.

 
  * * *
 
 
Здравствуй, мой милый друг ...

Здравствуй, мой милый друг,
Здравствуй, мой старый друг.
Видишь, зима вокруг,
Видишь, метель вокруг.

Сядем с тобой за стол,
В кружки нальем вино -
Кажется, год прошел,
Год - это так давно.

Помнишь, стояло лето?
Вечным казалось лето.
Было ли важно это?
Было ли нужно это?

Помнишь, еще тогда,
Как мы кидались в бой!
Правда была одна,
И никакой другой.

Шел впереди отважный,
Мы поспевали дружно.
Было ли это важно?
Было ли это нужно?

Помнишь, как мы устали
И понемногу встали.
Снежные дни настали,
Зимние дни настали.

Стал отряд безоружным.
Друг боевой - бумажным.
Было ли это нужным?
Было ли это важным?

Помнишь, за холодами
Небо было бесцветным.
Дни казались годами,
Год прошел незаметно.

Друг!
Забудь о печали,
Все еще повернется.
Помнишь, нам обещали -
Скоро весна вернется.

Будет весна прекрасна,
Тут-то и станет ясно -
Было ли все напрасно?
Или не все напрасно?

 
  * * *
 
 
Посвящение В. Высоцкому - 2

Выйдет каждому срок,
Обрывается бег,
Размыкается круг,
И не сладить никак.
По ухабам дорог,
По излучинам рек,
Сквозь cплетение рук
На последних рысях.

И какие слова
Произносятся вслед!
Жаль, что времени ход
Не направить назад.
Зеленеет трава
Там, где нас больше нет,
Догорает восход,
И грачи голосят.

Кончен с временем бой,
И чудес мы не ждем.
Сколько быть нам в плену -
Может дней, может лет?
Мы вернемся травой
И с апрельским дождем,
Ты почуешь весну
И посмотришь нам вслед,
Ты увидишь весну.

 
  * * *
 
 
Все проходит по кругу ...

Все проходит по кругу:
Отвага, испуг,
Друг и недруг,
Любовь и разлука.
Все бывает не вдруг
И не сходит нам с рук -
Это круг.
И не выйти из круга.

 
  * * *
 
 
У каждого дела бывает начало ...

У каждого дела бывает начало,
Начало, когда еще сделано мало.
Начало - кольцо, нет конца у колец.
И все же началу приходит конец.

У каждого дела есть средняя часть,
Если поначалу не дали пропасть.
По камушку строим волшебный дворец,
Но и середине приходит конец.

У каждого дела бывает конец,
Хороший конец будет делу венец,
Но время проходит, и вот наконец
Даже концу приходит конец.

И мы вспоминаем, что было начало,
Начало, когда было сделано мало.
И чаще всего мы не можем понять -
Зачем надо было его начинать?

 
  * * *
 
 
Очередь

Я вышел в ночь задолго до рассвета,
Простившись тихо с очагом родным,
И в очередь попал в начале лета,
И был всего три тысячи вторым.

К обеду познакомившись с парнями,
И за рассказом полился рассказ:
Когда, зачем, в каких краях стояли,
В какие сроки и по скольку раз.

Сначала окликали пофамильно,
Но список канул где-то вдалеке.
Тогда на третий день я,
Чтоб исключить сомненья,
Железом выжег номер на руке.

Ночами жгли костры - прохладно было,
Дремали на лежанках из одежд,
В конце июля бурей нас накрыло,
Но ни один не бросил свой рубеж.

По воскресеньям делали привалы,
Делились хлебом, смоченным в слезах,
Семья меня два раза навещала,
Взрослели дети прямо на глазах.

А к сентябрю морозом прихватило,
Ряды редели и запал утих.
Доставку писем почта прекратила,
Решив, что, видно, нет меня в живых.

Порой казалось: нет конца кошмару,
И виделось в осенней темноте,
Как все стоим мы вкруг земного шара,
И сами у себя всегда в хвосте.

Но вот январь, последняя застава,
Вот, чуть дыша, к прилавку я иду
И получаю свой талон на право
Покупки пива в будущем году.

 
  * * *
 
 
Цензура

Не вечно все в безумном этом мире,
Проходим "на ура" вираж любой.
Так вышло, что цензуру отменили, -
Пиши, что хочешь, и что хочешь пой.

Работники пера в "Национале"
Три ночи и три дня не просыхали,
А как просохли - взялись за перо,
И вышла, как покойница из гроба,
Накопленная авторская злоба,
А больше, к сожаленью, ничего.

"Вот горе, братцы, ловко нас купили,
Позволив говорить про все и всем:
Ведь это что ж, цензуру отменили,
А значит, больше нет скандальных тем?

А как же быть с распространенным мненьем:
Раз ты гоним - то ты большой поэт?
А как же непечатные творенья,
Что мигом создают авторитет?

Вот это да! Надули так надули!
Закрыть бы пару тем иль хоть одну..."
И горько так писатели вздохнули
И принялись писать про целину.

Но к счастью, все не вечно в этом мире:
Случайно, а быть может, неспроста,
Цензуру в тот же день восстановили,
И все вернулось на свои места.

 
  * * *
 
 
О некоторых издержках преодоления эпохи застоя в советском эстрадном искусстве.

Время бодро меняет флаги;
Перемены градом по темени.
Только в песнях да на бумаге
Остается дыханье времени.

Бывших черных покрасили в белых,
Но и серые нынче в беленьких.
Отмолчала эпоха смелых,
Наступило время смеленьких.

Нынче велено: "Больше света!",
Нынче в моде хламиды опальные -
Ах, как хочется быть поэтам
Современнее да социальнее!

Небосвод как будто бы светел,
Ветер стал нормальным явленьем,
И запели под этот ветер
Все прозревшие по разрешению.

И взялися за день вчерашний,
Заходясь от собственной смелости...
Где ж вы были вчера, отважные,
Отчего ж вам тогда не пелося?

Ну никак не устроить драки
С тем, кто взял да и помер попросту, -
Но мы все-таки, как собаки,
Лаем вслед уходящему поезду.

А земля хрипит под ногами
Так, что стены порой качаются,
А ребят стреляют в Афгане,
И никак оно не кончается.

То Армению, то Эстонию
Лихорадит уже в открытую,
А мы все смеемся над Лёнею,
Потешаемся над Никитою.

Мы играем во что угодно,
Но играть - не значит пиликать,
И смеяться надо свободно,
Но смеяться, а не хихикать.

Отчего же, за что ни взяться -
Все выходит не так, как хочется?
... Я б и сам посмеялся, братцы,
Только что-то мне не хочется.

 
  * * *
 
 
Посвящение Александру Градскому

Сорок лет тому назад, а может быть и более:
До сих пор ведется спор, точных данных нет,-
Но былины нам гласят про то, как Божьей волею
Посреди уральских гор он увидел свет.

Вот один, к примеру, факт, из архивов поднятый:
Тридцать лет тому назад, обманув семью,
Он мотался, говорят, в Ливерпуль инкогнито
И учил битлов тайком петь про "I love you".

Двадцать лет назад тому. соблюдая этику,
И с утра, и в час ночной строго, не шутя,
Он учил нас мастерству в Клубе Энергетиков:
Он нам был отец родной, а мы ему - дитя.

Он успел и там и тут, он - кусок истории.
Дарованием своим покоряет свет.
За плечами институт, три консерватории,
Сорок дисков, сто картин и один балет.

Он в работе ночь и день, пот со лба не вытерев,
Он вполне развеял миф, мол, она не волк.
Он, конечно, главный член в Союзе композиторов-
Больше б членов там таких, больше был бы толк.

Он в вокальном мастерстве обошел Италию,
Хоть миланским тенорам равных в мире нет,
Так в Большом театре спел Звездочета арию,
Что Светланов сам сказал, мол, тушите свет.

Он на студии в сто крат выше Фила Спектора,
Спектор плачет всякий раз, слыша Сашин звук.
Он в своих рядах для нас воспитал директора
И отдал за просто так - вот что значит друг.

Он Россию просветил и к другому берегу
Свой тогда направил челн смело, ну а там,
Он, по слухам, покорил ихнюю Америку,
Жаль, у них все чаще он и все реже к нам.

Он не меньше, чем Сократ, в плане сочинительства,
Он за свой недолгий век победил стократ.
Только что не космонавт и не член правительства,
Не народный, не генсек и не депутат.

 
  * * *
 
 
Посвящение советским рок-группам

Недавно и нежданно
Снят железный экран,
И темным временам вышел срок.
Подпольная братва
Ранула за океан
За доллары играть русский рок.

И я совсем не против,
Если честно играть.
Одно вот только кажется мне:
Не надо красным молотом
Со сцены махать,
Которым били вас по голове.

 
  * * *
 
 
Уходит день...

Уходит день вчерашним днем,
Тихо дождь поет за моим окном,
Мешая мысли, размывая краски дня,
И этот вечер позовет меня.
И ночь меня возьмет с собой
Дорогой той, что не ведет домой,
Чтоб вновь увидеть миллион усталых лиц
И их читать, как миллион страниц.

Чтоб им сказать: "Забудьте страх,
Зажгите свет в своих глазах,
В дождливый вечер вам пути другого нет,
Поверьте в свет - и будет свет,
Когда на сердце страха нет,
И каждый может стать собой,
И, выиграв бой, найти покой,
И каждый встретит свой рассвет.

 
  * * *
 
 
Посвящение ВИДу

На исходе заката когда-то,
Может, год, может, больше назад
Как робел я от Вашего "Взгляда",
Как любил Ваш задумчивый "Взгляд".

Пусть сегодня былое забыто,
Но себе и годам вопреки
Я балдею от Вашего ВИДа-
Мы душой, как и прежде, близки.

 
  * * *
 
 
Скворец

Я вопросом озабочен:
Отчего скворец свистит?
- От того, что легкий
Очень-очень
И летит, куда хотит.
- Хочет!

От того, что все в природе
Предназначено ему,
От того, что он
От всех свободен
И не должен никому.

Куры-дуры так устали
Яйца и цыплят считать,
Что давно про небо
Думать перестали,
Им уже не полетать.

А он своей лишь песне верен,
И пускай он прост на вид,
Но не окольцован,
Никому не вверен
И нигде не состоит.

И от того с утра до ночи
Тут и там скворец свистит,
От того, что легкий
Очень-очень
И летит, куда хотит.
- Хочет!

 
  * * *
 
 
Когда ко дну идет баркас ...

Когда ко дну идет баркас
Или рыбачья фелюга,
Шаланда, шлюпка, словом, то,
Что не господствует в размерах,
Картина бедствия проста:
Седой матрос кричит: "Полундра!",
И, не теряя время на дебаты,
Весь экипаж, покинув борт,
Стремится к полосе прибоя.
Но если вдруг ко дну идет
Трансокеанский лайнер
В двенадцать с лишним этажей,
Картина бедствия иная:
В машинном - паника. Вода
Все туже давит в переборку,
Искрит проводка,
Гаснет свет...
А наверху еще гуляют,
Горят огни, играет джаз,
Стюард, надушенный не в меру,
Разносит "Брют", и нет причин
Для огорчений и тревоги.
И мне все чаше снится сон:
В машинном - паника. Вода
Все туже давит в переборку,
Искрит проводка, гаснет свет,
Я остаюсь один в отсеке,
И вот уже соленый лед
Дошел почти до подбородка,
Через двенадцать этажей
Я слышу музыку и смех,
И мне до них не докричаться.

 
  * * *
 
 
Мы все своей дороги ждали ...

Мы все своей дороги ждали,
И каждый верой жить привык.
Мы так спешили в эти дали
И опоздали
лишь на миг.

Уже зима с природой спорит,
И дни ее недалеки.
Река ушла в седое море,
И сушат сети
рыбаки.

Нам никогда не будет плохо -
Мы все изведали с тобой.
Пусть за эпохою эпоха
Грядет,
одна дурней другой.

Не навести на глину глянца!
И я давно уже готов
Всю жизнь играть себе на танцах
В краю взбесившихся рабов.

 
  * * *
 
 
Между раем, землей и адом ...

Между раем, землей и адом
Нет лазеек - сомненья прочь.
Правит ночь Гефсиманским садом,
Беспробудная, злая ночь.

Ночь усталым сомкнула вежды,
Тишиной напоила сад,
И соратники безмятежны,
И сподвижники крепко спят.

По челу разлита усталость -
Не услышат не помянут...
А Ему до беды осталось,
Может, пять с небольшим минут.

Он недвижен. Он ловит звуки.
На мгновенья разбиты дни:
Вот Пилат умывает руки,
Вот толпа, что кричит: "Распни!",

И Голгофа, и та осина,
Где Иуда прервет свой род...
До чего же невыносимо
Видеть ход вещей наперед!

Бесполезно учить чему-то -
Все уйдет, как вода в песок.
Бесполезно считать минуты -
Все исполнится точно в срок,

Все исполнится неизбежно:
Взят. К злодеям причтен. Распят.
А соратники безмятежны!
А сподвижники сладко спят!

И пока в тишине звенящей
Был слышен доспехов звон,
Все слова о какой-то чаше
Повторял беспрестанно Он.

Только нет в небесах ответа,
Ни движенья, ни звука нет.
Лишь мгновенья бегут, и это
Было принято как ответ.

У пророка одна дорога.
Суд над нею - лишь Высший суд.
И осталось ему немного -
Слава Богу, уже идут.

 
  * * *
 
 
Лето изношено ...

Лето изношено
Смято и брошено,
Как на позор,
В желтый цвет
Окрашено.
В осени нет
Ничего хорошего
Ни для ума,
Ни для сердца
Нашего.

Осень похожа
На поражение,
То, о котором
Знаешь заранее.
На прекратившееся
Движение.
На осложнение.
На опоздание.

И не могу я
Понять поэтому
Как это осень,
Такая лишняя,
Воспринимается
Всеми поэтами
Как нечто духовное
И возвышенное?

 
  * * *
 
 
Былые дни

Если год назад я мог себе замечать,
Как быстро пролетают дни, -
Теперь я вижу это сам.
Дни летят вперед, как в море корабли,
Теряясь в голубой дали,
И нету им пути назад.

И каждый раз мне, однако,
Хочется горько заплакать,
Как вспомню я былые дни...

За окошком листья падают давно,
И дождик плачет проливной.
Я завтра выйду в чистый луг.
Караваны дней былых в последний раз
Промчатся завтра надо мной.
Опишут свой последний круг.

И каждый раз мне, однако,
Хочется горько заплакать,
Как вспомню я былые дни...

Каждый год и каждый день я жду весны,
И нетерпенью нет границ,
Я жду, когда придет весна.
Может быть, былые дни на этот раз,
Как стаи перелетных птиц,
На лето вновь вернутся к нам?

И каждый раз мне, однако,
Хочется горько заплакать,
Как вспомню я былые дни.

 
  * * *
 
 
До свиданья, друг

Лишь два слова на прощанье
Ну, пока, пожатье рук.
До свиданья, друг,
До свиданья, друг.

И в минуту расставанья
Слов не нужных порван круг
До свиданья, друг,
До свиданья, друг.

Километры, расстоянья,
Неизвестность и недуг.
Среди ночи ожиданий
Свет надежды вспыхнет вдруг
До свиданья, друг,
До свиданья, друг.

Ну а вместо обещаний
Стук колес и сердца стук
До свиданья, друг,
До свиданья, друг.

Нас судьба так больно ранит
Сколько ждет таких разлук?
До свиданья, друг,
До свиданья, друг.

Километры, расстоянья,
Неизвестность и недуг.
Среди ночи ожиданий
Свет надежды вспыхнет вдруг
До свиданья, друг,
До свиданья, друг.

Стихи - Е. Маргулис, К. Покровский, С. Кавагое, Д. Рыбаков

 
  * * *
 
 
Ваше право

Давай танцуй,
Забудь про все, что было
В тот длинный срок
Бездумно прожитых дней
Давай крутись,
Потоком дело смыло.
Давай, давай,
Ведь стало явно теплей.

Кому налились,
Те растворились.
Кого давили,
Тех ославили вновь.
Но сохранились те,
Кто схоронились.
Они сосут, как прежде
Свежую кровь.

Ваше право,
То не ваше дело.
Те, кто справа
Встаньте в левый ряд!
Лево, право
Дело пропотело,
Всем забава
Танцуем все подряд.

Подходим к делу,
Как в жизни, смело
В застойном омуте пустые слова,
Но лишь теченье даст очищенье,
Конечно, если в нем прозрачна вода.

Ваше право,
То не ваше дело.
Те, кто справа
Встаньте в левый ряд!
Влево, вправо
Дело пропотело,
Всем забава
Танцуем все подряд.

Стихи - М. Орлов, Е. Маргулис, Д. Рыбаков

 
  * * *
 
 
Смех и грех

Ты посмотри, каким ты стал
Ты в сорок лет своих заблеял металл!
Смех и грех,
Грех и смех
Пугаешь этих,
Cтращаешь тех,
От десятилетних отбою нет!

Ты раньше пел и выпивал
Да так, что в зеркале
Себя не узнавал.
Смех и грех,
Грех и смех
В трико спортивном ты крепче всех.
Орешь как мерин
И громче тех
И этих.

Ты никогда не замечал
Как ты от жизни безнадежно отстал.

Смех и грех,
Грех и смех,
Звенишь цепями ты круче всех.
Метальный шквал в башке застрял
Премудрый лоб скрыт от морщин
Ты, безусловно, краше многих мужчин.

Страх и смех,
Смех и страх,
Консервных банок жесть в твоих ушах.
В тисках зажим - болты от шин.

Послушный череп
Под ним металл
Причем внутри не замечал
Смех и грех,
Грех и смех,
Твой череп крепче чем орех,
Внутри металл, жиреть устал.

Стихи - Е. Маргулис, Д. Рыбаков

 
  * * *
 
 
Милочка

Под перезвон бутылочный,
Под гогот и под стон
Тебя назвал я милочкой,
И обещал потом...
Потом с тобою встречусь,
Женюсь и разведусь
Скажу, что это вечность
Соврал, что это грусть.

А ты сидела хлопала
Ушами и душой
И, между делом, лопала
Конфеты с анашой.
Я пошутил - поверила,
Соврал - влюбилась ты.
Я понял, ты неверная,
Раз у тебя мечты...

Мечтай, коль не противно,
Но будешь век одна
Ведь ты же примитивная
И вся насквозь видна.
Видна ты как наклейка,
Что на твоих очках.
Тупа как канарейка,
Что в клетке - просто страх.

На что ты посягаешь?
Когда ума чуть-чуть
О чем со мной болтаешь?
Прислушайся, ведь жуть!
Ведь жуть, когда не можешь
Ты двух слов связать
Хоть в такт
А если вдруг не сможешь
Молчи, ведь это мат!

Под перезвон бутылочный
Под пьяный ор и пыл
Тебя назвал я милочкой
А зря, перехвалил.

Стихи - Е. Маргулис, О. Вилбикин

 
  * * *
 
 
Старый учитель

Кто ты такой?
Маленький мальчик,
Взрослый мужчина?
Старый учитель,
Ты учишь детей
Что как и что где.
Уверенный голос,
Гранича с усмешкой
Не зная добра,
Не изведав порока
В наивные души
Ты сеешь добро и порок

Глупый и гений родятся на свет
Одинаково слепы.
У Гитлера - зверя ведь тоже была
Добродушная старая мама.
Будущий врач кукле выколол глазки,
Будущий вор по труду получает пятерки.

Старый учитель
Старый учитель

Делим людей, по привычке
На умных и глупых
Сами, порою, не умея ни в чем разобраться
Добрых, под час,
Презирая за слабость,
С восторгом толпа
Рукоплещет злодею.
Только за то,
Что он не подвластен сомненью.

Старый учитель,
Вот перед Вами маленький мальчик.
Старый учитель,
Вот перед Вами взрослый мужчина.
Старый учитель,
Старый учитель...

Стихи - Е. Маргулис, А. Романов

 
  * * *
 
 
Дуба - юба

На траве плясали мухи,
Так, от скуки - буги-вуги
У корней большого дуба
Раздавалось Дуба-юба!

Так скакали две недели
И от скачки одурели
Вместе с ними дал дуб дуба
Он не мог без Дуба-юба!

Стихи - Д. Рыбаков

 
  * * *
 
 
По дороге дней

По дороге дней
Длиною в жизнь
Забыв усталость
Может, слишком быстро
Мы бежим, сколько нам осталось?
Может быть, еще немного
И закончится дорога,
Там темно и пусто,
Нет там ни души

Наберись чуть-чуть терпенья
Задержись в одно мгновенье
Может, слишком
В самом деле, мы спешим.

Подожди, я больше не могу
Бегать так же быстро
Ты спешишь догнать свою судьбу
Край дороги близко

Может быть, еще немного
И закончится дорога,
Там темно и пусто,
Нет там ни души

Наберись чуть-чуть терпенья
Задержись в одно мгновенье
Может, слишком
В самом деле мы спешим.

Опьяненье скоростью пройдет,
Только нет возврата
Потеряем в этой жизни все
Так спеши куда-то.
Может быть, еще немного
И закончится дорога,
Там темно и пусто,
Нет там ни души

Наберись чуть-чуть терпенья
Задержись в одно мгновенье
Может, слишком
В самом деле, мы спешим.

Стихи - Е. Маргулис, К. Покровский, С. Кавагое, Д. Рыбаков

 
  * * *
 
 
Ты Радость моя!

Горькое горе
По свету столетье скиталось.
В муках людских для себя утешенье ища.
С кем-то осталось на век,
Кое с кем распрощалось,
Кто-то вздохнул с облегченьем,
Кто ждет трепеща.
Радость стыдливая
Скрылось за горы и море
К нам не спешит,
Поищите, кому есть нужда.
Рады тому, что нету поблизости горя,
Рады тому, что от нас в отдаленьи беда.

Ты, Радость моя,
Будь поскорее поближе.
Ты вечный судья пригрешеньям людским.
Мы все же друзья,
Пусть я устал и обижен,
Ты Радость моя,
Я хочу быть твоим.

Грусть приберет и того,
Кто светился от счастья.
Светлая грусть и глухая тоска - две сестры.
Рады мы, если лишь
С грустью проходят ненастья,
Знаем, что если тоска,
Это все до поры.

Я пережил,
И счастливые дни и невзгоды,
Свет животворный и тьму.
Видел трущобы
И храмов нетленные своды.
И честно скажу, рад тому,
Что на свете живу.

Ты, Радость моя,
Будь поскорее поближе.
Ты вечный судья пригрешеньям людским.
Мы все же друзья,
Пусть я устал и обижен,
Ты Радость моя,
Я хочу быть твоим.

Стихи - Е. Маргулис, C. Андреев

 
  * * *
 
 
Не везло

Не везло
Мне с попутным ветром,
Как назло.
И несло меня в даль слепую.
Как смола,
Ночь собой все заволокла,
Просолила ветер волна.
И, казалось, не будет конца
Бесконечнм просторам морей.
Лишь прямая кругом полоса
Горизонта,
В бескрайнем тумане ночей.

И, когда,
Помню, заливала трюм вода,
Когда в вихре бурь все стонало
Штормовой,
Ветер буйный, вольный и лихой
Мою песню нес за собой.
И лишь только смолкала гроза,
С глаз усталых сползала слеза.
На спокойной и тихой волне,
Снились сны о родной,
Но далекой земле.

Но вернувшись вновь в дом,
Покидал,
И как прежде свой парус спускал.

По соленым ветрам штормовым,
По волнам, чистым и голубым.

Стихи - Е. Маргулис, Д. Рыбаков

 
  * * *
 
 
Вспомни

Вспомни,
Дул нам ветер вольный.
Вспомни,
Светла ночь от молний.
Сколько было в эти дни нам лет,
На двоих было сорок лет
Мы легко дышали,
Мы себя считали взрослыми себя вполне.

Вспомни,
Вечер был то поздний
Вспомни,
Ветер злой и дождь с ним.
Вспомни как от света жгло глаза,
Как застала нас в лесу гроза.
Только нам казалось,
Все пройдет, но стала
В воздухе летать зола.

Посмотри в след
В след своих бед,
Помни, нам с тобой
Туда возврата нет.
Позови дым,
Пепел лишь зрим.
Но теперь рождался
Новый лес под ним.

Вспомни,
Нам год казался долгим,
Вспомни,
То явью было с новью
Но ты вспомни, как прошли те дни
Лес до тла сгорел
Остались пни,
Только нас, казалось,
Это не касалось
Все осталось позади.

Посмотри в след
В след своих бед,
Помни, нам с тобой
Туда возврата нет.
Позови дым,
Пепел лишь зрим.
Но теперь рождался
Новый лес под ним.

Вспомни.

Стихи - Е. Маргулис, Д. Рыбаков

 
  * * *
 
 
Дороги разошлись

Дороги наши разошлись
И мы не встретимся случайно
Надежды наши не сбылись
И ненадежны обещанья.

Ты понял, твердою рукой
Судьба карает безответных
И уповать на Бога тщетно
Богам дороже свой покой.

Ты скажешь, прошлого не жаль,
И веришь - будущее свято,
Былая прошлая печаль
Отныне брошена и смята.

И к новой жизни устремясь,
Раздуй бушующее пламя
Укрась бумажными цветами
Вокруг бушующую грязь.

И в мире, выдуманном вновь,
На троне утвердишься прочно
И будет новая любовь
Как ты, тверда и непорочна.

Отныне сам себе молись
И освещай себе дорогу
Счастливый путь и слава Богу,
Дороги наши разошлись.

стихи - Алексей Романов
музыка - Евгений Маргулис

 
  * * *
 
 
То, что любовь беда ...

То, что любовь - беда, а не награда,
Я понял поздно - на исходе дня.
Все те, кого любил сильней, чем надо,
Однажды уходили от меня.
И я кидался вслед, стучался в окна,
И знал, что зря, и становился плох,
Жалел себя, и все казалось - сдохну,
И подыхал, И все-таки не сдох.
... Земля мала, и - круглая, как блюдце.
Круги все уже, как я погляжу.
Настанет день - и все они вернутся.
Вернутся все.
И что я им скажу?

 
  * * *
 
 
All I Can Say is Hello (To Five Billion Child)

Well, hello, five billionth child,
Did you come in time?
Are you going to win
Or to be the last in the line?
Will you see the rain when you open your eyes
Or you see the snow?
I don't know.
All I can say is "hello"

Well, come on, five billionth child,
Is it not too late?
All the rules are well-known
But the games still can be played
Is it you who will help us to stay alive
Or you'll help us to blow?
I don't know.
All I can say is "hello"

Well, hello, five billionth child
Will you see the light?
All the words have been told
But the sky still isn't bright
Do the waters of time go too fast
Or they are going too slow?
I don't know.
All I can say is "Hello".

 
  * * *
 
 
Skipping

Time has come for us to start the race again.
Round and round the horses run, they've gone insane.
Some are good, and some are bad, and some still worse.
And again I see - I'm ridding the wrong horse.

(Does this people act so wise?) They understand,
They prefer to bet on horses, not on men.
Just a few of us can manage to succeed,
Coming around and on the horse they're really need.

But all of us foretell much better chance
If it could rebuild some common sense
and it wouldn't have a reason to remorse.

It would be a dream, a magic dream
(One will seek excitement, act supreme)
If one could be free in choosing it's own horse.

I have always chosen horses with success,
But one day my luck return on to the less.
(I'm elute a race and mind a little help around)
And I'll see some other rider on my mount.

But all of us foretell much better chance
If it could rebuild some common sense
and it wouldn't have a reason to remorse.

It would be a dream, a magic dream,
One will seek excitement, act supreme,
If one could be free in choosing it's own horse.

 
  * * *
 
 
It will be another Shiny Day

Oh, I'm at the edge of the night,
At the end of the rain,
Where the sun starts another day.
I'm watching new flowers grew,
Birds are singing so fare and bright.

I'd rather stay in the light,
Day that come seems so right,
But the night holds it back again.
I'm in the mist of the dawn
Got to get through another night.

Ooh-ooh, It's gonna be another day.
Ooh-ooh, It's gonna be another sunny day!

I pass your (clement home by),
There is no hope you can find
Is sunshine it took still there?
You spent two years in vain
With no way of staying through the night.

(Know there are people away
And I'm going to stay
with no dog house and time to heal.)
Got to be brought in along
Just to get it to broad day light.

Ooh-ooh, It's gonna be another day.
Ooh-ooh, It's gonna be another sunny day!

Ooh-ooh, It's gonna be another day.
Ooh, Oh yeh! It's gonna be another sunny day!

Oh, I'm at the edge of the night,
At the end of the rain,
Where the sun starts another day.
I'm watching new flowers grew,
Birds are singing so fare and bright.

I'd rather stay in the light,
Day that come seems so right,
But the night holds it back again.
I'm in the mist of the dawn
Got to get through another night.

Ooh-ooh, It's gonna be another day.
Ooh, Oh yeh! It's gonna be another sunny day!

Another sunny day!

 
  * * *
 
 
Звезды не ездят в метро

Серый рассвет, серый проспект
Ночью прошла гроза.
Мокрый асфальт,
Город продрог со сна.
В серой толпе, сама по себе,
Полуприкрыв глаза,
Снова в метро спешит она...

Тесный перрон, синий вагон
Желтый подземный свет,
Черный тоннель,
Поезд летит во тьму.
В сумке на дне сложен вдвойне
Смятый заветный билет.
Завтра она идет на концерт
К нему...

Ниточка дней все не кончается,
Мы - бусы на ней,
Мы бьемся как рыбы в стекло.
Встретиться с ним не получается,
Звезды не ездят в метро.

Ночь, тишина,
Лопнет струна,
Как натянутый нерв.
Он дома один
И снова ночь без сна.
Он всех послал, он так устал
От этих накрашенных стерв.
Он помнит, что где-то в метро - она.

Ниточка дней все не кончается,
Мы - бусы на ней,
Мы бьемся как рыбы в стекло.
Встретиться с ней не получается,
Звезды не ездят в метро.

 
  * * *
 
 
Место где свет

Этот город застрял во вранье,
Как "Челюскин" во льдах,
Погрузившийся в ад
И частично восставший из ада.

Наше общее детство прошло
На одних букварях,
От того никому ничего
Объяснять и не надо.
Отчего ж мы кричим невпопад,
И молчим не про то,
И все считаем чужое,
И ходим, как пони, по кругу?

Вы не поняли, сэр,
Я отнюдь не прошусь к вам за стол,
Мне вот только казалось -
Нам есть что поведать друг другу.
Этот город застрял в межсезонье,
Как рыба в сети -
Стрелки все по нулям,
И не больше не меньше.

Мы почти научились смеяться,
Но как ни верти -
Что-то стало с глазами
Когда-то загадочных женщин.
Хочешь, я расскажу тебе сказку
Про злую метель,
Про тропический зной,
Про полярную вьюгу? Вы не поняли, мисс, -
Я совсем не прошусь к вам в постель,
Мне вот только казалось -
Нам есть, что поведать друг другу.
Мне никто не указ,
Да и сам я себе не указ -
Доверяю лишь левой руке,
Маршруты рисуя.

Ну а тот, кто - указ,
Он не больно-то помнит о нас,
Да и мы поминаем его в беде или всуе.
Что казалось бы проще -
Вот Бог, вот порог,
Что же снова ты смотришь
В пустынное небо с испугом?
Вы не поняли, Лорд, -
Я отнюдь не прошусь к вам в чертог,
Мне лишь только казалось -
Нам есть, что поведать друг другу.

Место, где свет
Было так близко, что можно коснуться рукой,
Но кто я такой,
Чтоб оборвать хрустальную нить -
Не сохранить, прошло столько лет,
И нас больше нет в месте, где свет.

 
  * * *
 
 
Оставь меня

Я всегда был вольный стрелок,
И свободен и одинок,
Как же вышло так? Какой я был дурак,
Пустив тебя на свой порог!

Ты смотришь на меня, как удав,
И, может быть, я где-то не прав,
Но ты подходишь ближе,
И я прекрасно вижу,
Что я уже в твоих зубах...

Оставь меня,
Не ставь меня в музей своих побед.
Оставь меня,
Представь меня, как то, чего здесь нет.
Не надо театральных речей,
Горячих рук и влажных очей,
Давно пора понять, что масть нельзя менять,
Прости, но я по жизни ничей.

Ты следуешь за мной по пятам,
Не спрятаться ни здесь и ни там,
И, как я ни темню, мы десять раз на дню,
Встречаемся по разным местам.
Но если я желаю уйти,
То лучше не стоять на пути
Я бросил берега, меня несет река,
И в эту реку не войти.

Оставь меня,
Не ставь меня в музей своих побед.
Оставь меня,
Представь меня, как то, чего здесь нет.
Не надо театральных речей,
Горячих рук и влажных очей,
Давно пора понять, что масть нельзя менять,
Прости, но я по жизни ничей.

 
  * * *
 
 
Крылья и небо

Она однажды жила,
Она сходила с ума,
А ты был рядом,
Но так и не шел.

Она звонила тебе,
Она хотела детей,
И говорила, что все хорошо.
Последний поезд метро
И ей уже все равно,
Куда он едет, куда он идет.

Она сходила с ума
Она стреляла сама
Ее никто нигде больше не ждет.
Дай ей все, что ты можешь ей дать
Дай ей все, что не в силах отнять
Дай ей крылья и небо.

стихи - С. Костров, музыка - Андрей Державин

  * * *
 
 
Мы расходимся по домам

В жизни подвигу мало места,
Но много мест для дурных идей.
Он придумал себе принцессу,
И отнес свое сердце ей.

И, конечно, ей лестно было,
Что такого с ума свела,
Но она его не любила,
Не любила - и все дела.

Она держала его на стальном поводке,
Но не ближе известных границ,
Ей совсем был не нужен журавль в руке,
Ей вполне хватало синиц.

И пока он понял, что нечего ждать,
Прошло слишком много лет.
Даже если время вернется вспять -
Все равно, моста уже нет.

Солнце ниже, длиннее тени,
Тени движутся прямо к нам.
Забывая цветы на сцене,
Мы расходимся по домам.

В этой жизни не много смысла,
И в основе, увы, печаль.
И никто не падал с карниза,
И никто не летал по ночам.

И никто даже послан не был -
Ночь, звонок, разговор пустой...
Просто умер ангел и где-то в небе,
Стало меньше одной звездой.

 
  * * *
 
 
Посвящение ОРТ

Подняв бокал за вас,
Согласно этикету,
Я знаю, что причин для грусти нет.
Что там три года,
Детский возраст это,
"Машине", между прочим, -
Тридцать лет.

Пусть путь тернист,
Воспоминанья сладки,
А опыт не занять и не купить.
Теперь я столько знаю про прокладки,
Что сам почту за счастье их носить.

Давайте жить,
Беречь друг другу нервы,
И пусть удача озаряет путь,
И чтобы первый оставался первым,
Все остальное купим как-нибудь.

 
  * * *
 
 
Я устал от вас, братцы

Я устал от вас, братцы,
От желания лично вести пароход,
От стремления сниматься,
И от ваших тупых и уверенных морд.

Вы капризны как дети,
Сто идей, сто затей,
Каждый день, каждый час,
Есть ли место на свете,
Где живут и не ведают вас.

Вы парите над нами,
Мы - по пояс в дерьме,
Вы - почти в небесах.
Вы сидите над нами,
С депутатским мандатом
И ложкой в руках.

Вы лежите над нами,
И уже до предела прогнулась кровать,
И вы решаете сами,
Куда слить наши деньги
И с кем нам воевать.

И как крепости дачи,
И охрана как псы,
И как мед голосок.
Основная задача -
Урвать от остатков пожирнее кусок,
И в больших кабинетах,
Вы забыли о нас,
Протирая штаны.
И чего у вас нет -
Это чувства вины
Да и чувства страны.

Мы ж вас сделали сами,
Мы несли вам надежду,
Поверив в мираж,
Что ж случается с вами,
Стоит только взобраться на верхний этаж?

Вы капризны как дети,
Сто идей, сто затей,
Каждый день, каждый час.
Я хотел бы заметить тот момент,
Когда мы превращаемся в вас.

 
  * * *
 
 
Начало

Я все на свете не могу,
Уж не судите строго,
И мы сидим на берегу,
И как река дорога.

Я до конца дойти не смог,
Но помнить не мешало,
У самой главной из дорог,
Всегда свое начало.

А вдоль нее бежит река,
Легко с равниной споря,
В конце она, наверняка,
Свое находит море.

И подарив себе до дна,
Счастливым и усталым,
Вдруг вспомнит гору,
Где она взяла свое начало.

А мы, то с горки, то подъем,
И что когда, не ясно,
И от того всю жизнь бегом,
И иногда напрасно.

И ты опять сменил причал,
Но как бы не качало,
Ты должен помнить тех,
Кто дал тебе твое начало.

У нас опять с утра пурга,
Поземкой заметает,
И весь февраль идут снега,
И климат холодает.

Но ты увидишь день и час,
Когда весна настала,
И жизнь опять, в который раз,
Возьмет свое начало.

И ты увидишь день и час,
Когда весна настала,
И жизнь опять, в который раз,
Возьмет свое начало.

 
  * * *
 
 
Утренний ангел пустых бутылок

Утренний ангел пустых бутылок
Он слаб, он слегка не в себе
Он дышит мне чем-то вчерашним в затылок
Он крайне не склонен к борьбе
Он смотрит печально, как я просыпаюсь
В сумерках буднего дня
Утренний ангел пустых бутылок
Не покидай меня…

Ведь я все чаще с утра сомневаюсь
Что там, за окном, - Земля
И нашу убогую шхуну качает
А в ней – только ты и я
И я боюсь, что придет в движенье
Вчерашний табачный дым
И ты растаешь в то же мгновенье
И я останусь один…

И хочется верить, что есть еще порох
И, что запал не остыл
Пока я слышу неслышный шорох
Твоих перепончатых крыл
Куда бы мы ни брели с тобою
Я – первый, ты – чуть позади
Всегда и повсюду нас было двое
Пожалуйста, не уходи

Мой бедный бледный ночной товарищ,
Когда протрубит беда,
Возможно, ты меня и оставишь,
А я тебя – никогда
И если вдруг тебе станет худо,
Хотя, куда уж еще, -
Не уходи, будь со мною всюду,
Держись за мое плечо.
Утренний ангел пустых бутылок.

 
  * * *
 
 
Иногда я пою

Иногда я пою,
Иногда я читаю,
Иногда я не сплю,
Иногда забываю.

Забываю любить,
Забываю встречаться,
Забываю ходить,
Забываю смеяться.

Иногда я курю,
Иногда я танцую,
Иногда говорю,
Никогда не рисую.

Никогда не торчу,
Никогда не ломаюсь,
Никогда не стучу,
Никогда не ругаюсь.

Иногда в никуда,
В никуда ниоткуда,
А оттуда сюда,
А сюда от верблюда.

Это я о себе,
О себе о родимом,
Я сижу на трубе,
Между небом и дымом.

Между небом и дымом
Я сижу на трубе
Я сижу на трубе
Я сижу на трубе
Между небом и дымом.

стихи - Евгений Маргулис

 
  * * *
 
 
Вверх

Вверх!

От земных оков
Мы уходим вверх
Выше облаков.
Ближе к небесам –
Тише голоса.

Вверх!

В горние моря,
Якорь гнет к земле -
К черту якоря!
Ветру на крыло,
В синее стекло.

Сколько слов и сколько дел ты бросил в пустоту!
Слышишь, нас опять зовут подняться в высоту?!

Вверх!

Не смотри назад
Нас уносит вверх.
Что же ты не рад?
Воздух свеж и чист,
Жизнь как белый лист.

Сколько слов и сколько дел ты бросил в пустоту!
Слышишь, нас опять зовут подняться в высоту?!

Вверх!

Не смотри назад
Мы всплываем вверх,
Что же ты не рад?
Воздух свеж и чист,
Жизнь как белый лист,
Чистый белый лист.

 
  * * *
 
 
Меня заказали

Меня заказали, сегодня к обеду,
Машину подали, и я уже еду,
Намеченным курсом, увидеться с вами
Ребята со вкусом, ребята с деньгами.

Меня ожидают, везде и повсюду,
Меня предлагают, как главное блюдо,
В финале концерта, просчитанный вызов,
После десерта, перед стриптизом.

Меня заказали, и все без обмана,
В торжественном зале, накрыта поляна,
Бокалы и дамы, улыбки и тосты,
Под «Все очень просто», под «Солнечный остров».

Боксеры от злости не чувствуют боли,
Мне хочется костью, встать у них в горле,
Но кость проглотили, мала была, каюсь,
И счет оплатили, и я улыбаюсь.

Меня заказали, на вечер купили,
Всего облизали, и чуть не убили,
Спасло только чудо, самая малость,
Меня не доели, и что-то осталось.

 
  * * *
 
 
Не надо так

Ты думаешь, что я исчез – не надо так,
Ты думаешь, что я подлец – не надо так,
Ты думаешь, что мне конец – не надо так,
А я добрался до небес – мне надо так

Ты думаешь, что я запил – не надо так,
Ты думаешь, что я копил – не надо так,
Ты думаешь, с ума сошел – не надо так,
А я в другую дверь зашел – такой пустяк

Ты думаешь, попал в беду – не надо так,
Ты думаешь, найдут в пруду – не надо так,
Ты думаешь, друзья сдадут – не надо так,
А мне наскучил твой уют – такой пустяк.

Ты думаешь, что я звонил – не надо так,
Ты думаешь, посуду бил – не надо так,
Ты думаешь, совсем пропал – не надо так,
А я в другие сны попал – хорош пустяк.

стихи - Евгений Маргулис

 
  * * *
 
 
Рыбак рыбака

Все в этом мире не ново,
В гору не закатится шар
Доктор в каждом видит больного,
Пожарный всюду видит пожар.
Летчик видит синее небо,
Пограничник видит врага,
Странник видит край, где он не был
И только рыбак – рыбака.

Пьющий видит все, что не пили,
Кошка всюду чует мышей,
Оперу мерещится киллер,
Киллер в каждом видит мишень.
Адвокат в каждом видит клиента,
Прокурор в каждом видит ЗеКа,
Электрик видит синюю ленту,
И только рыбак – рыбака.

Истина в вине, вино в магазине,
У магазина вертится пьянь.
Янь всю ночь мечтает об Ине,
Иню всюду видится Янь.
Сталин всюду видит измену,
Ленин видит пленум ЦК,
Трагик видит новую сцену,
И только рыбак – рыбака.

 
  * * *
 
 
Пустым обещаньям...

Пустым обещаниям и сказкам не верьте,
И Спас не спасёт от сумы да тюрьмы,
Но Жизни на свете чуть больше, чем смерти,
И Света на свете, чуть больше, чем тьмы.

И пусть испытания сулит нам дорога,
Пусть новым прогнозом пугают умы,
Но дьявола всё-таки меньше, чем Бога,
И Света на свете, чуть больше, чем тьмы.

Пусть спорят Закат и Рассвет в Поднебесье,
Пусть старые догмы затёрты до дыр,
Меж чёрным и белым всё ж нет равновесья,
И это приводит в движенье мир.

Пусть зло проползло из столетья в столетье,
И небо опять закрывают дымы,
Но Жизни на свете чуть больше, чем смерти,
И Света на свете, чуть больше, чем тьмы.

 
  * * *
 
 
Песенка про счастье

Когда порой зелёною,
Влюблённый был в Алёну я,
То даже часа без неё я выдержать не мог,
Как в воду был опущенный,
А будучи допущенным,
Носил за ней в песочницу,
Ведёрко и совок.

Когда ходили в ясли мы,
Мы с нею были счастливы,
И, чтобы память сохранить о той золотой поре,
Мы закопали фантики,
В коробочке под стёклышком,
Под старой - старой вишнею,
В Алёнином дворе.

Потом мы стали взрослыми,
Во всю махали вёслами,
И каждый думал -
Он один на истинном пути,
Сходились - расходилися,
Женились - разводилися,
И всё, казалось, сбудется,
и счастье впереди,
Мы приняли участие в игре по ловле счастия.

Жаль, не дошли до финиша,
В весёлой злой игре,
А счастье - это фантики,
В коробочке под стёклышком,
Сто лет назад зарытые под вишней во дворе,
Потом мы стали старыми,
Солидными, усталыми,
В гостях уже всё хуже нам, а дома - хорошо
Забыв о днях загубленных,
Нашли себе возлюбленных,
А я вот как ни пыжился, да так и не нашёл

Был связан дружбой близкою,
С моделью и с артисткою,
Но вспоминал как правило под утро на заре,
Что счастье - это фантики ,
В коробочке под стёклышком.

Сто лет назад зарытые,
Зарытые-забытые под вишней во дворе.

 
  * * *
 
 
Когда нам не светили перемены... (Посвящение Розенбауму - 2)

Когда нам не светили перемены,
Восьмидесятый год уныло шёл,
Я вдруг в такси услышал про Сэмена,
И про себя подумал: хорошо.

Потом на съёмках на какой-то лодке
Среди артистов он меня нашёл.
Мы за знакомство хлопнули по сотке,
И, видит Бог, нам стало хорошо.

Встречались на бегу, общались мало -
В том не было, увы, ничьей вины.
Меня, как и его, тогда мотало
С гитарой по колдобинам страны.

Приедешь в город - слышишь только эхо,
Афиши сняли и тайфун прошёл,
А Саша только день назад уехал.
Как отработал? - Очень хорошо.

Его не назовут звездой эстрады,
В журналах модных не его портрет,
Его не ставят в наши хит-парады -
И слава Богу, что его там нет.

Он сам собою, он другого теста,
Ему плевать на красочное шоу,
А в зале не найти пустого места -
И видит Бог, что это хорошо.

И летом, и зимою - по любой поре
Он едет к людям, словно врач по вызову.
И если нету Саши в телевизоре,
То это минус только телевизору.

А на Дону, на Волге и на Каме
Пьют казаки - и шлют привет ему.
Так подружить евреев с казаками
Ещё не удавалось никому.

Конечно, пятьдесят уже не двадцать:
Кто сдулся, ну а кто совсем ушёл.
А он ещё умеет улыбаться -
И видит Бог, что это хорошо.

 
  * * *
 
 
Последняя - 2

Я перестал искать зерно в дерьме,
Спасать добро от зла.
Реветь про то что мы во тьме,
И все сойдем с ума.

Что правды нет - одно вранье,
И мы одна семья,
И я забил на все и вся,
И я играю просто для себя.

Уходят жены и друзья,
И год похож на день.
Полжизни просвистело зря,
Общаться с прошлым лень.

И глупых песен не пою
Тебе скажу любя
Ведь я забил на все и вся
И я играю просто для себя.

Иных уж нет, а те кто есть
Свихнулись на понтах
Бубновый туз, казенный дом
Читается в глазах
А я пустой, как коридор.

И гулкие шаги слышны,
Слова просты, как дважды-два,
Ведь я забил на все и вся,
И я играю просто для себя.

Стихи - Е. Маргулис

 
  * * *
 
 
У зеленых листьев

У зеленых листьев
Летом на деревьях
Есть свои мечты
Есть лихие планы.

Я в надежность дружбы
Тоже свято верил
Только где они?
Листья под окном
Осенью опали.

Россыпи алмазов
Яростно блестящих
Привлекают взгляд,
Ближе подойди -
Стекла от бутылки.

И стеклянным взглядом
Точно настоящим,
Чучело совы
Смотрит на меня,
А внутри - опилки.

Ярче настоящих
Яблоки из ваты
И ласкают взор
Звезды из пластмассы.

Мы с тобою в этом
Вряд ли виноваты
Что любовь - обман.
Так зачем же нам
Так спешить прощаться.

Может быть случайно,
Может быть нарочно,
Кто-то нам внушил,
То, что в мире есть
Вечные законы.

Все пройдет, поверь мне
Это знаю точно
В знак своей любви,
Я тебе дарю
Розы из картона.

У зеленых листьев
У зеленых листьев
Летом на деревьях
Есть свои мечты
Есть лихие планы.

Я в надежность дружбы
Тоже свято верил
Только где они?
Листья под окном
Осенью опали.

Стихи - Кирилл Покровский

 
  * * *
 
 
Старый волк

Я помню время, ты был силен и смел,
Ты жил удачей и жил ты, словно пел.
Ты в дебрях судеб искал себе любви
И что за сила была в твоей крови.

Старый волк, кем ты был?
Старый волк, ты остыл.
Старый волк, кем ты стал?
Старый волк, ты устал.

Ты прячешь робость от уличных волчат,
Ты осторожен и ничему не рад,
Ты потерялся в калейдоскопе лиц,
Ты слишком дряхлый для молодых волчиц.
Ты портишь нервы, ругая их за нрав,
Но ты же верил, что только сильный прав...

Старый волк, кем ты был?
Старый волк, ты остыл.
Старый волк, кем ты стал?
Старый волк, ты устал.

 
  * * *
 
 
Юрий Ильченко

Дождь

Открой глаза на мир - не стал ли он светлей,
Когда друзья вдали, они всегда милей, чем рядом.
Не прячься от дождя, подставь дождю лицо.
Чем слезы, лучше дождь, люби, люби его.

И снова легкой рукой меня благословя,
Находит кто-то покой, от солнца уходя.
Закрытые глаза покрыты пылью лет,
Застывшие уста сказать готовы: "Нет".

Ты любишь боль свою, как воду, как восход,
Я знаю, ты уйдешь, я знаю, все пройдет.
Забудь свои слова, забудь свои дела,
Забудь своих друзей, забудь себя.
Сегодня будет дождь, не он ли нужен нам,
Уж лучше быть дождю, чем быть слезам.

 
  * * *
 
 
Юрий Ильченко

Певец

Послушайте певца, как дивно он поет,
Но никому и дела нет,
Но никому и дела нет,
нет дела до того,
Что его никто не ждет,
нигде не ждет.

Вот смолкла песня и один остался он,
И вы забыли как его любили
Когда он пел.
Когда он пел Весь мир звенел
и радовался дню.
И в светлый час окутал вас своим теплом.

Он песню кончил и унес с собой
В волшебный мир, в который заглянуть,
Вам удалось....
Но вы забыли все,
но вы забыли все
И в одиночество, и в одиночество
И в одиночество, и в одиночество
его проложен путь
его проложен путь
и так всегда.

 
  * * *
 
 
Юрий Ильченко

Когда мне одиноко

Когда мне одиноко, когда и солнце мне не светит,
Когда мне одиноко, когда и солнце мне не светит,
Я беру гитару в руки и играю этот блюз.

Когда я сказал одному человеку: "Я люблю тебя",
Когда я сказал одному человеку, я не помню, кому:
"Пойдем со мной",
Я услышал смех в ответ и сам смеюсь, сам смеюсь до сих пор.

Когда погаснет свет, когда погаснет в этом зале свет,
Вы все уйдете домой, и только этот блюз останется со мной.

 
  * * *
 
 
Юрий Ильченко

Ты лети

Если труден путь, если ноша нелегка
Если каждый шаг как рожденье и смерть
Если руки в крови и смеется толпа
И ты ползешь, ты ползешь и не можешь взлететь.

Оторви на миг глаза от земли
И к солнцу подними лицо
И ты, конечно, прочтешь в ярких красках дня
Пей свою чашу пей до дна.

Тебе хорошо и ты не один
И в счастливом полете не чувствуешь ног
Радостен день и ты себе господин
И свободен ты и с тобою бог.

Ты лети, лети и не думай о нас
И к солнцу подними лицо
И ты, конечно, прочтешь в ярких красках дня
Пей свою чашу пей до дна.

Ты лети, лети и не думай о нас
И к солнцу подними лицо
И ты, конечно, прочтешь в ярких красках дня
Пей свою чашу пей до дна.

 
  * * *
 
 
Сергей Данилов - Посвящение одной известной московской группе

Я вижу дом,
Не а в доме том не гаснет свет,
В окне маячит
Твой кудрявый силуэт.

Твой дом открыт
И в нем наккрыт бескрайний стол,
Но кончен бал
И твой последний друг ушел.

Окончен бал
И ты упал лицом в салат,
А за окном
Привычно вянет листопад.

Ты будешь прав
Себе воздав хвалу и честь
В любом паденьи
Доля взлета тоже есть.

Ты много лет искал ответ
На свой вопрос,
Но до сих пор
Ответа так и не нашлось.

Вот ты один и цепь причин
Тебе ясна,
И вслед за музыкой
Приходит тишина.

И ты привык к тому
Что сник твой парус в штиль
И кораблю на смену
Встал автомобиль.

Ты все же зря свои моря
Сменял на пруд,
Где неплохие караси
Под час клюют.

И ты достиг того, чего хотел!

 
  * * *
 
 
Скорый поезд

Успели все на скорый поезд,
И дорога без конца и без начала,
А за окном столбы мелькают,
Ведут отсчет прожитым дням.

И что же взять с собой в дорогу?
Деньги, почитать в постели и надежды?

Что за путь? - счастливый путь?
И поезд мчит без остановок,
И платят за проезд душой и телом.
И если ты билет не купишь,
Ты выйдешь вон и поезд твой уйдет.

И едут все и никто не знает,
Какой ценой он платит за дорогу.

Что за путь? - счастливый путь?
И поезд мчит без остановок,
И платят за проезд душой и телом.
И если ты билет не купишь,
Ты выйдешь вон и поезд твой уйдет.

 
  * * *
 
 
Основа жизни

И сейчас не прожить без хлеба,
Хлеб как прежде - основа жизни,
И сейчас не прожить без хлеба,
Как и тысячу лет назад.

И сейчас не прожить без зрелищ,
Все сильней стадионов рокот,
И сейчас не прожить без зрелищ,
Как и много веков назад.

И сейчас не прожить без пушек,
Каждый держит в руках оружие,
Только вместо пищалей древних,
Век придумал страшнее смерть.

Нынче можно прожить без Бога,
И хоть жить без него труднее,
Все же можно прожить без Бога,
Мы ведь знаем, что Бога нет.

Можно даже прожить без счастья,
Счастья просто на всех не хватит,
И не каждый увидит счастье,
И не каждый найдет любовь,

Но сейчас не прожить без правды,
Правда людям важнее хлеба,
И я верю, что мир решится,
Правду Богом своим избрать!

Стихи Н. Добронравова

 
  * * *
 
 
Через стекло

Никто не верит в то, что его убьют,
Особенно если время его истекло.
Я долго сидел и думал
Куда нас теперь пошлют,
Послали смотреть через стекло.

Там кто-то должен быть в центре,
А как же без них?
Как бы страдая, как бы живя и любя.
Потом расположен ты.
И ты смотришь сквозь стекло на них
А все остальные при этом глядят на тебя

И самое главное ты упустил,
Зато прекрасно видны детали,
Ясно видны детали через стекло.
Конец света, поверь мне, уже наступил,
И он совсем не такой, как мы ждали.
И мы продолжаем двигаться в такт,
Будто ничего и не произошло.

А страсти кипят, его уже не уберечь,
Щас будет интим,
Ой, что она сделает с ним...
Наблюдения за наблюдающим -
Весьма пикантная вещь.

И даже приятно, что ты в стране не один.
И кажется ты на пороге мечты
И осталось совсем немного,
Еще один шаг и вот оно - волшебство.
И стоит попасть в этот ящик,
Тебя завтра признают богом,
Или на худой конец божеством.

И самое главное ты упустил,
Зато прекрасно видны детали,
Ясно видны детали через стекло.
Конец света, поверь мне, уже наступил,
И он совсем не такой, как мы ждали.
И мы продолжаем трахатьcя в такт,
Будто ничего и не произошло.

И все обман, и ждешь как обмана весну,
Где правда становится правдой и наоборот
И лед толи движется, толи тает,
И дети играют в игру,
Где как бы в башню как бы попал самолет.

И самое главное ты упустил,
Зато прекрасно видны детали,
Ясно видны детали через стекло.
Конец света, поверь мне, уже наступил,
И он совсем не такой, как мы ждали.
И мы продолжаем двигаться в такт,
Будто ничего и не произошло.

 
  * * *
 
 
Тем, кто ушел

Тем, кто ушел - уже хорошо,
Сто лет как высохли слезы,
А тем, кто остался,
Давно на все наплевать.

Мы сами слепили из нашего Бога
Что-то типа Деда Мороза,
Который за деньги
Приносит потанцевать.

Ты помнишь еще вчера была такая игра -
Стоять чуть-чуть вне закона,
Бодаться с совком в тупой черно-белой стране?
Любая гитара в красном углу светилась,
Словно икона,
А стала лопатой для гребли в зеленой волне.

Скажи мне, Майк, куда ушли те времена?
Да не просто скажи, а покажи рукой.
И если время это река, то куда утекла она?
И где это море, вскормленное рекой?

А Элвис - вымышленный герой,
А битлов почти не осталось,
Да и то - линялыми фотками на стене.
Свобода накрыла нас с головой,
И нам казалось, что все состоялось,
Но мы проиграли в этой войне.

Кабак назвали эстрадой,
А блатняк окрестили "шансоном",
Фанера в зубах весьма повышает удой.

Джанис Джоплин однажды сказала мне,
Что не хотела бы стать Мадонной,
Она знала все, и предпочла умереть молодой.

Скажи, куда ушли те времена?
Да не просто скажи, а покажи рукой.
И если время это река, то куда утекла она?
И где это море, вскормленное рекой?

Так что не плачь, братан, улыбнись в экран,
Нам ли грустить о разлуке?
Софиты горят, и будет оплачен счет.
И ты по привычке складываешь слова
И подбираешь звуки,
Стараясь забыть,
Что, кроме звуков и слов,
Там было что-то еще.

 
  * * *
 
 
Наливай

Наливай, нет причин для грусти,
нам еще не назначен срок,
И еще не умолкли гусли,
И пока не нажат курок.

И еще какие-то люди,
Вспоминают, поют и ждут.
Я один, словно хрен на блюде,
Все промчалось как пять минут.

Сколько раз за спиной шептали,
Называли нехорошо,
Сколько раз в лицо посылали,
Сколько раз я туда не шел.

И ни с кем не в любви, не в ссоре,
И уже не держа весла,
Я почти потерялся в море
Умноженья добра и зла.

Я носился как лошадь в мыле,
В суете, словно в пустоте,
Я любил и меня любили,
К сожаленью, совсем не те.

Но и те и другие дамы
Одинаково хороши
Без зазренья били ногами
По тамтаму моей души.

Наливай, что еще осталось,
Запах листьев, осенний цвет.
И как дохлый хорек усталость,
И надежда, которой нет.

Этот мир не так уж чудесен,
Не щадит никого из нас,
И прошу вас, не надо песен,
Если можно, поставьте джаз.

 
  * * *
 
 
Нашим лодкам

Нашим лодкам не встретиться
Видно, никак.
Унесло за большие дела, за беду.
Я с почтовыми рыбами шлю тебе знак,
Что по0прежнему жив и пока еще жду.

Я, как прежде, в пути между "здесь" и "нигде",
Я срываю цветы среди россыпи льда,
Я рисую гусиным пером по воде,
И движенья пера долго помнит вода.

Я уже не прошусь ни к кому на постой,
Я смотрю на закат и плыву на Восток,
И порой старый Эльм, полоумный святой,
Зажигает на мачте моей огонек.

 
  * * *
 
 
Море любви

Я с детства пил лишь то, что любил,
А вовсе не то, что полезней,
Я просто не знаю как я уцелел,
Из всех расставленных в мире сетей
Я боялся любви и болезней,
Поэтому, видимо, часто болел.

И всякий раз со стрелой между глаз,
Когда уже все было ясно,
Я весла бросал и меня уносило рекой.
И я напрасно себя уверял,
Что эта болезнь прекрасна,
Забыв о том, если ты больной,
Кому ты нужен такой?

Ветер любви ласкает нас,
А сети любви пленяют нас,
И каждый раз как в первый раз,
Так заведено.
И грезы любви смущают нас,
А слезы любви иссушают нас,
А море любви качает нас,
И мы с песней уходим на дно!

И я горевал, но не помирал,
Не резал вены в сортире,
И если тонул, то сам умел выплывать,
Вот только от каждой убитой любви
В душе остаются дыры.

И прав был старик Дон Хуан,
И их уже не залатать,
Но жизни река, наверняка,
Течет по единым законам.

И то, что убавилось там, прибавится тут,
Зато я без страха теперь
Летаю над любым полигоном,
И твердо знаю, что даже случайно,
Они меня не собьют.

Ветер любви ласкает нас,
А сети любви пленяют нас,
И каждый раз как в первый раз,
Так заведено.
И грезы любви смущают нас,
А слезы любви иссушают нас,
А море любви качает нас,
И мы с песней уходим на дно!

 
  * * *
 
 
Вот и все

Вот и все, замыкается круг,
Корабли возвращаются в порт,
Уходя не грусти,
Никого не буди,
Докури посошок
И вперед.

Вот и все,
Моют пол, тушат свет,
Не всегда
Все как хочется нам,
Каждый спел, то что спел,
Получил, что хотел.

А теперь всем пора по домам
Небо на Востоке светлей,
Море - бесконечная гладь.

Никогда я не верил в то,
Что Господь создал этот мир для людей,
Потому что без них он настолько хорош,
Что не передать.

Вот и все,
Скоро будет рассвет,
Мы пройдем по песку вдоль воды,
Может быть, кто-нибудь,
Через тысячу лет
Разглядит на песке эти следы.

 
  * * *
 
 
Музыкант (Б. Окуджава)

Музыкант в лесу под деревом
Наигрывает вальс.
Он наигрывает вальс
То ласково, то страстно.
Что касается меня,
То я опять гляжу на Вас,
Вы глядите на него,
А он глядит в пространство.

Целый век играет музыка,
Затянулся наш пикник
Тот пикник, где пьют и любят,
Плачут и бросают.
Музыкант приник губами к флейте.
Я бы к Вам приник.
Но Вы, наверно, тот родник,
Kоторый не спасает.

А музыкант играет вальс,
И он не видит ничего.
Он стоит к стволу березовому
Прислонясь плечами.
И березовые ветки
Вместо пальцев у него.
И глаза его березовые,
Строгие и печальные.

Третий век играет музыка,
Затянулся наш роман,
Он затянулся в узелок,
Горит он, не сгорает.
Ну давайте успокоимся,
Разойдемся по домам,
Но Вы глядите на него,
А музыкант играет.

 
  * * *
 
 
В тот день, когда окончится дорога...

В тот день, когда закончится дорога,
Земля сотрет с лица золу и кровь,
И станет чистой для любви и Бога,
Поскольку Бог и есть любовь.
И всем, кому в пути пришлось расстаться
Забудут боль разлук, оставят страх
И их сердца навек соединятся
На небесах.

 
  * * *
 
 
Если я спрошу...

Если я спрошу - кому из нас в пору
Море переплыть
И с места двинуть гору?
Все вокруг решат, что я чудак.
Это сделать одному никак нельзя.

Если нас при этом будет двое,
Сладим мы и с морем, и с горою,
Если взяться с самого утра,
С места может сдвинуться гора,
Тогда чуть-чуть.

Если нас при этом будет трое,
Сладим мы и с морем и с горою.
С скажу вам честно, без прикрас:
Это будет легче в тридцать раз для нас.

Если вчетвером за дело взяться,
Море с лужу может показаться.
Если взяться с самого утра,
С места может сдвинуться гора,
Тогда чуть-чуть.

 
  * * *
 
 
Было не с нами

Было не с нами, будет со всеми
Осенью с неба падает время
Медленно, не спеша,
Тихо листвой шурша.

Стылое небо ниже и ближе,
Ангелы мерзнут на мокрых крышах,
Жмутся у труб, где тепло,
Их не поднять на крыло
До весны...
Где ты теперь, я не слышу.

Небо смотрит на мир без любви,
Осень у нас в крови
Мы все тише.
Тонким лучом, редким дождем
Расскажи, что с нами будет потом,
Что с нами будет потом.

Будет со всеми, было не с нами
Осень роняет желтое знамя,
Медленно не спеша
Бледные лица, остановиться,
Их не спасти, можно только молиться,
То ли на стрелах бег,
То ли на белый свет, до весны.
Где ты теперь, я не слышу.

Небо смотрит на мир без любви,
Осень у нас в крови
Мы все тише.
Тонким лучом, редким дождем
Расскажи, что с нами будет потом,
Что с нами будет потом?
Я не слышу...

 
  * * *
 
 
Будет недолгой ночь

Сколько прожито дел, cколько сказано слов,
Сколько сыграно пьес и картин.
Сколько сломано стрел и наломано дров,
Но все позади...
Смотри - мы уже летим!

Будет недолгой ночь и бесконечен день
Солнца луч падает в тень и тень уходит прочь,
Будет недолгой ночь, будет недолгой ночь.

И ляжет ковром земля,
И реки найдут моря,
И ветер любви нам протянет свою ладонь.

А вечером этого дня
Мы сядем вокруг огня
И будем смотреть как ярко горит огонь.

Будет недолгой ночь и бесконечен день
Солнца луч падает в тень и тень уходит прочь,
Будет недолгой ночь, будет недолгой ночь.

Из х.ф. "Бременские музыканты"

 
  * * *
 
 
Будь рядом со мной

Будь рядом со мной,
Не дай мне упасть.
Дорога темна и тревожна,
И ночь опустилась в полет.
И звуки застыли
И спит и не дышит земля.

Будь рядом со мной,
Не дай мне упасть.
Окликни меня, и я обернусь.
Поверь мне, никто не заметит
Что нас больше нет за столом.
Останься со мною
И я никогда не вернусь.

Будь рядом со мной,
Не дай мне упасть.

 
  * * *
 
 
Не плачь

Не плачь,
Я больше не хочу уезжать,
Слоняться по перронам и ждать,
Когда сквозь этот город опять
Пройдет мой поезд.

Вновь смотреть в окно вагона до слез,
Дышать чужим дымком папирос,
И слушать перестука колес
Пустую повесть.

Вновь,
отчалит от вагона перрон,
И это так похоже на сон,
В котором мне отпущено мало.

Опять,
Остаться без тебя в пустоте,
Строчкою на белом листе,
Точкою на старом холсте
Вокзала...

Не плачь,
Я больше не хочу умирать.

Вновь,
отчалит от вагона перрон,
И это так похоже на сон,
В котором мне отпущено мало.

Опять,
Остаться без тебя в пустоте,
Строчкою на белом листе,
Точкою на старом холсте
Вокзала...
Не плачь.

 
  * * *
 
 
Посвящение БГ

Я не знаю, зачем это нужно,
Но тугие расправив крыла
Стало время с часами недружно
И летит, закусив удила.

Только снег за окошком растает,
А уж в листьях сквозит желтизна
Вновь снарядом зима пролетает,
И на флейте играет весна.

Вспоминаю, как брода не зная,
Через свет, через ад, через рай,
Мы стремились добраться до края,
Ну где он теперь этот край?

Вновь под нами смеется дорога
И велит толи пить, толи петь,
Жаль, что вскачь успеваешь немного,
А пешком и того не успеть.

Жаль, что небо не ближе, а выше,
Даже если рассудку в упор,
С каждой съехавшей питерской крыши
Станет виден святой Бангалор.

Жаль, что в прах рассыпаются грезы,
Оставляя нам радость и страх,
Оставляя причудливость позы,
И гранатовый вкус на губах.

Я люблю эту зимнюю скрипку,
Это ставший июлем январь,
Эту странную полуулыбку,
И тибетско-славянский словарь.

Вьется лента дорогою дальней,
Равнодушно к труду и борьбе,
И любимая в маленькой спальне
День и ночь говорит о тебе...

Спит любимая в маленькой спальне
И во сне говорит о тебе.

 
  * * *
 
 
Не повод для слез

Не всем интересно, что я имею в виду
Но всем интересно с кем и куда я иду,
И если быть окончательно точным и сузить этот круг проблем,
То не всем интересно куда, но всем интересно – с кем.

И, как не верти – все мы пошли от коров,
И в каждом стаде по сорок тысяч голов
И пока одни идущие вместе идут целовать президента,
Другие идущие вместе валят с футбола мочить мусоров.

И не надо ругать пустыню за зной и рыбу за отсутствие меха,
Не надо лошадь кормить углём и запрягать паровоз
И если все смеются до слёз – это не причина для смеха
И если всем приказано плакать – это не повод для слёз.

Всё то, что покажут тебе – определено
Но я слыхал, что бывает другое кино.
И я не пойму – откуда у нас так много смешных юмористов –
Страна хохочет с утра до ночи, а мне, хоть убей, не смешно.

Ты можешь плыть по течению, не думать вообще ни о чём,
Или бороться с течением, его раздвигая плечом.
А я плыл и плыву не за и не против, а туда, куда собирался,
Мне, может быть, труднее и проще, но течение тут не при чём.

 
  * * *
 
 
Спой со мной

Спой со мной про небо, лодку, море
Спой про дом, дорогу и тоску
Спой со мной о счастье или горе
Спой про то, как ходишь по песку
Спой, как ты не понял, что так просто
Спой про то, что все идет не так
Спой со мной про землю или остров
Спой про то, кто друг твой или враг
Спой со мной про сны, привычки, числа
Спой про то, как скучно по утрам
Спой, как ты сказал "Прости, не вышло"
Как ты сказал: "Прощай, так лучше будет нам"
Спой со мной обо всем,
Спой со мной о себе,
Хочешь - пой о своем...
Спой со мной про жизнь, про смерть, про бога,
Спой со мной о всех, кого любил
Спой со мной, осталось нас немного
Спой со мной, пока хватает сил.

стихи - Евгений Маргулис

 
  * * *
 
 
Только этого мало... (А. Тарковский)

Вот и лето прошло, словно и не бывало,
На пригреве тепло, только этого мало,
Все, что сбыться могло, мне, как лист пятипалый
Прямо в руки легло, только этого мало,
Жизнь брала под крыло - берегла и спасала,
Мне и вправду везло, только этого мало,
Понапрасну ни зло, ни добро не пропало,
Все горело светло, только этого мало,
Листьев не обожгло, веток не обломало,
День промыт, как стекло, только этого мало...

 
  * * *
 
 
Портрет (Арсений Тарковский)

Никого со мною нет - на стене висит портрет
По пустым глазам старухи бродят мухи, мухи, мухи
- Хорошо ли,- говорю, - под стеклом, в твоем раю ?
По щеке сползает муха, отвечает мне старуха
- А тебе, в твоем дому, хорошо ли одному?

 
  * * *
 
 
Река Сугаклея уходит в камыш... (Арсений Тарковский)

Река Сугаклея уходит в камыш,
Бумажный кораблик плывет по реке.
Ребенок стоит на песке золотом,
В руках его яблоко и стрекоза.

Покрытое сеткой прозрачной крыло
Звенит, и бумажный корабль на волнах
Качается. Ветер в песке шелестит,
И все навсегда остается таким

А где стрекоза? -Улетела. А где
Кораблик? - Уплыл. Где река? - Утекла.

 
  * * *
 
 
Поэту (А. С. Пушкин)
Читалось Фаготом перед песней "Памяти А. Галича"

Поэт! Не дорожи любовию народной.
Восторженных похвал пройдет минутный шум;
Услышишь суд глупца и смех толпы холодной,
Но ты останься тверд, спокоен и угрюм.

Ты царь: живи один. Дорогою свободной
Иди, куда влечет тебя свободный ум,
Усовершенствуя плоды любимых дум,
Не требуя наград за подвиг благородный.

Они в самом тебе. Ты сам свой высший суд;
Всех строже оценить умеешь ты свой труд.
Ты им доволен ли, взыскательный художник?

Доволен? Так пускай толпа его бранит
И плюет на алтарь, где твой огонь горит,
И в детской резвости колеблет твой треножник.

 
  * * *
 
 
С всего того, что в нас переплелось...

С всего, что в нас переплелось
Порой самодовольство нами правит,
"Казаться" или "Быть" - вот в чем вопрос,
Который время человеку ставит.

"Казаться" кем-то или кем-то "Быть",
"Быть" смелым или делать вид, что смелый.
Ты жертвовал, творил, умел любить!
Или об этом лишь вещал умело ?

Робея самому себе признаться -
К чему стремишься  "Быть", или "Казаться".

Что стоит жизнь в довольстве иль покое,
Когда ее пытаешься лепить
Фальшивя перед делом и строкою -
Легко "Казаться", очень трудно "Быть"!

стихи - Юрий Воронов

 
  * * *
 
 
Как длинный вавилонский сонник... (Арсений Тарковский)

С всего, что в нас переплелось
Порой самодовольство нами правит,
"Казаться" или "Быть" - вот в чем вопрос,
Который время человеку ставит.

"Казаться" кем-то или кем-то "Быть",
"Быть" смелым или делать вид, что смелый.
Ты жертвовал, творил, умел любить!
Или об этом лишь вещал умело ?

Робея самому себе признаться -
К чему стремишься  "Быть", или "Казаться".

Что стоит жизнь в довольстве иль покое,
Когда ее пытаешься лепить
Фальшивя перед делом и строкою -
Легко "Казаться", очень трудно "Быть"!

 
  * * *
 
 
Время пробует меня на зуб

Прижмись к стене,
Задержи дыхание,
Выключи свет,
Я черная кошка
В комнате, которой нет.
Я полжизни потратил,
Примеряя чужие лица.
Знаешь,
Похоже, нам уже никуда не скрыться.
Когда я улыбаюсь,
Я похож на труп,
Это время пробует меня на зуб.
Я уходил под воду,
Я камнем взлетал в небеса,
Я купил себе вечность,
Не хватило всего полчаса.
От звонка до звонка,
Спасите тела и души,
Знаешь, похоже, у этих стен
Есть не только глаза и уши.
Тебя поздравляют,
Тебе снова добавили срок.
Пока еще смотрит,
Он даже не взвел курок.
Улыбайся,
Даже если ты в ловушке,
Даже если ты на мушке.
Время пробует меня на зуб.
(Не упусти свой шанс)
В центральной газете написано:
Кто ты такой?
На стене в туалете написано
Кто ты такой?
В твоем интернете подробно написано
Кто ты такой.
Каждый на свете узнает
Кто ты такой.
Время пробует тебя на зуб.

 
  * * *
 
 
Круги на воде

Год за годом видится мне,
Эта жизнь,
Эта смерть
И эта любовь.
И только лишь круги на воде
На темной воде.
Я смотрю и вижу.

Вновь, шаги в пустоте,
Круги на воде.

Можешь осмотреться вокруг,
Видеть вверх и видеть вниз
И по сторонам.
Но где твои родные, мой друг?
Пусто вокруг.
Все ушли, оставив нам

Шаги в пустоте,
Круги на воде.

Закатай меня в асфальт свое любви,
Где догорают огни.
И осыпается небо.
Пронеси меня стрелой
Сквозь длинный серый строй,
Душ, испепеленных тобой,
Туда, где я еще не был.

Здравствуй, город съехавших крыш,
Этот бег, эта гарь и эта печаль
Некуда бежать - ты молчишь,
Снова молчишь,
Видишь как уходят вдаль.

Шаги в пустоте,
Круги на воде,
Шаги в пустоте,
Круги на воде.

 
  * * *
 
 
Кто из них я

Один решил, что лучше быть первым,
Другой решил, что будет вторым.
Еще один берег свои нервы,
И не пошел ни с тем, ни с другим.

Один решил, что лучше быть честным,
Другой решил, что проще украсть.
А третий знал и время, и место,
Куда все это может упасть.

Run and run,
Up and down we go
Go again.
И всех пока еще носит земля,
И я уже не знаю кто из них я.

Один решил, что лучше быть вместе,
Другой решил, что в кайф одному,
Еще один все рвался к невесте,
Но попадал все время в тюрьму.

Один пошел за правдой к Богу,
Другой решил, что и так хорошо,
Третий шел такою дорогой,
Что Бог искал его, но не нашел.

Run and run,
Up and down we go
Go again.
И всех пока еще носит земля,
И я уже не знаю кто из них я.

 
  * * *
 
 
Дип Перпл Ин Рок

Он поет свои песни, которым сто лет,
Забывая слова, ложится на пол.
Достает портсигар, забивает косяк,
И глядит в потолок, там немое кино.

В нем Битлы и война, лица старых друзей,
Пионерский салют и советский народ,
Он похож на царя первобытных зверей,
Он один пережил ледниковый период.

Век откинул копыта, хоть толком не прожит,
Все что плыть помогало отныне на дне.
Это только гитары с годами дороже,
Гитаристы с годами теряют в цене.

Он не слышит слова, он не видит ухмылки,
Есть любимые звуки, остальное - мираж,
Его жизнь выпускает шасси и закрылки,
И идет не спеша на последний вираж.

Он живет, под собою не чуя земли,
И его не волнуют ни "против" ни "за".
Его дом как дредноут сидит на мели,
И афиши и постеры как паруса.

Он заснет в новый год без снов и без сил,
И во сне он услышит в прихожей звонок,
Джими Пейдж принесет ему батл текилы
И виниловый новый Deep Purple "In Rock".

стихи - Евгений Маргулис и Андрей Макаревич

 
  * * *
 
 
Эти реки никуда не текут

Эти реки никуда не текут,
Они забыли о море.
В них не вьется трава,
Их не тревожит весло,
Вода застыла в них
Словно стекло.
Мне очень жаль, мама,
Но эти реки никуда не текут.

Эти птицы никуда не летят.
Они забыли про небо.
Если жить по расчету
И наверняка,
То крылья усыхают
И врастают в бока,
Мне очень жаль, мама,
Эти птицы никуда не летят.

Эти люди никуда не спешат,
Они забыли про время.
Когда звонит последний звонок,
Поздно считать,
Что ты смог и не смог.
Мне очень жаль, мама,
Эти люди никуда не спешат.

Эти реки никуда не текут,
Они забыли про море.
Эти птицы никуда не летят,
Они забыли про небо.
Эти люди никуда не спешат,
Они забыли про время.
Мне очень жаль, мама,
Но эти реки никуда не текут.

 
  * * *
 
 
По барабану

По барабану,
Играю день и ночь до утра.
По барабану,
Такая жизнь, такая игра.

Не по карману
Багамы, BMW и хай-фай.
Но это по барабану,
Не унывай,
Давай, давай, наливай.

Маги, шаманы
Из южных, слаборазвитых стран.
С пьяну, с дурмана
Придумали большой барабан.

Не перестану я сам им ночью и днем.
Все в мире по барабану,
Гори оно зеленым огнем.

И если завтра погаснет
Небесный свет,
То никаких причин для паники нет,
И мы сидим, пьем с барабаном вдвоем,
Идем и ждем...

Всем по стакану,
Гуляй себе с утра до темна.
Па-па-па-па барабану
Живет и процветает страна.
Смотрят рекламу,
Отъехав головою в экран,
По-барабану,
Пока не отберут барабан.

 
  * * *
 
 
Не дай мне упасть

Будь рядом со мной,
Не дай мне упасть.
Дорога темна и тревожна
И ночь опустилась в поля.
И звуки застыли
И спит и не дышит земля.

Будь рядом со мной
Не дай мне упасть.
Окликни меня
И я обернусь,
Поверь мне, никто не заметит,
Что нас больше нет за столом.
Останься со мной,
И я никогда не вернусь.

Будь рядом со мной,
Не дай мне упасть.
Ты слышишь сигнал?
Это ветер пропел в камышах.
Ты ни мне ни себе не простишь
Несделанный шаг.

Смотри на меня,
И я буду жив.
И день будет долог и светел,
И город растает вдали.
Лишь только дорога
И свет от небес и земли.

Будь рядом со мной
Не дай мне упасть.

 
  * * *
 
 
К Малой Бронной

Можно уже успокоиться,
За поворотом мой дом.
Старая улица, грустная,
Грустная сказка
Со счастливым концом.

Годы сложись километрами,
Я завершаю свой путь,
Снова сегодня, случайно,
Я спас этот мир
И могу отдохнуть.

Вновь ветерок над моей головой
Гонит листья по наклонной
Вновь я живой, возвращаюсь домой,
К Малой Бронной.

Здесь ничего не кончается,
Сколько раз ни сосчитать,
Я уходил чтоб вернуться,
И не возвращался опять
И рождался опять.

Праздники и поражения,
Те, что застыли в годах.
Жизнь кружение.
Все это лишь отражение
В Патриарших прудах.

Вновь ветерок над моей головой
Гонит листья по наклонной
Вновь я живой, возвращаюсь домой,
К Малой Бронной.

 
  * * *
 
 
Прости сегодня за вчера

Прости сегодня за вчера,
Я плохой солдат.
Я громче всех кричал "ура",
Но повернул назад.

Я потерял ружье и флаг,
Такие скверные дела.
Вокруг меня ликует враг,
А я в чем мама родила.
Прости меня, моя любовь,
Прости сегодня за вчера.

Прости сегодня за вчера,
Вчера попал я в плен.
Меня пытали до утра
И я пропал совсем.

Я шел ко дну,
Но нету дна.
Я потерял остатки сна
И камнем на душе вина.
Ты горько плачешь у окна,
Прости меня, моя любовь,
Прости сегодня за вчера.

Я завтра разобью врагов,
Верну угасший пыл.
Прости меня, моя любовь,
К тебе я сутки плыл.

И я скажу тебе "привет"!
Ты улыбнешься, нам пора.
И как всегда любви волна
Качать нас будет до утра.
Прости меня, моя любовь,
Прости сегодня за вчера.

стихи - Евгений Маргулис

 
  * * *
 
 
Сакура-Катана-Сакэ

Я пришел к тебе с приветом
Рассказать, что солнце встало,
Что оно горячим светом
Жарит как печь.

На вопросы нет ответов,
Можешь думать, что попало,
Но меня прибил сушняк
И негде прилечь.

Мы с Серегой самураем,
Третий год как мир спасаем.
Сна себя лишаем,
От темна до темна.

Я пробился сквозь кордоны,
Я убил и съел дракона,
И по случаю такому
Даже выпил вина.

Сакура - Катана - Сакэ,
Сакура - Катана - Сакэ,
Сакура - Катана - Сакэ,
Сакура - Катана - Сакэ.

Утро красит нежным светом
Впрочем, стоит ли об этом?
Я спешу к тебе с приветом,
Пивом звеня.

Выпьем, бедная подружка
Где моя большая кружка?
Что же ты, моя старушка,
Cнова пьешь без меня?

Сакура - Катана - Сакэ,
Сакура - Катана - Сакэ,
Сакура - Катана - Сакэ,
Сакура - Катана - Сакэ.

 
  * * *
 
 
То, что люди поют по дороге домой

Дули ветры и последние метры
Мне давались с трудом,
Но дорога кончается там,
Где начинается дом.

И когда путь уже за спиной
Улыбнется тебе дом родной.
От того люди часто поют по дороге домой.

Мой мотор тарахтит и гудит,
Мой бензин на нуле,
Но машина летит и летит,
Параллельно земле.

Между небом и этой землей,
Я иду по короткой прямой,
И пою, то что люди поют
По дороге домой.

Если ты когда-нибудь,
Ты решишь, что твой окончен путь,
Не спеши -
Ведь мы еще не спели с тобой.
Не допели то,
Что люди поют по дороге домой.

 
  * * *
 
 
Наконец-то я не моден!

Наконец-то я не моден!
Сбросив груз и слов и дел,
Наконец-то я свободен
От всего, чего хотел!

И никто костьми не ляжет
На алтарь моей души,
И никто уж не прикажет:
«Ну-ка Филька, черт, пляши!»

Дивный возраст! Слава Богу,
Что поспели пироги,
Что еще люблю дорогу
И уже раздал долги.

Годы – пташки. Люди – мошки.
По проторенной дорожке
Не зовите – не пойду:
Я играю на гармошке
У прохожих на виду.

 
  * * *
 
 
Рассмеши меня, Петросян

Рассмеши меня, Петросян,
До соплей меня рассмеши,
Я хочу быть весел и пьян
На поминках мятежной души.

Мне наскучил неравный бой,
Плетью, обухом не перебить,
Не хочу быть самим собой,
Я таким как все стану быть.

Разменяв серебро на медь,
Чтоб веселье - так в полный рост!
Стану с Веркой Сердючкой петь,
В окружении "фабрики звезд".

Стану петь что она поет,
И кивать на простой народ,
Делать нечего, мол, иду
У народа на поводу.

Ежели, хочешь попасть в струю,
Нужно просто заткнуть свою,
От того сообща поют,
Находясь в едином строю.

Что за прелесть единый строй,
Встал на место - проснись и пой,
Обалдеть, какая моща,
Получается сообща.

Сообща позаклеить ртов,
Тех, что вздумали нас учить,
Сообща не любить жидов,
Олигархов в сортире мочить.

Сообща наверх сообщать,
Если где притаился враг.
И еще сообща молчать,
Если что-то, пардон, не так.

Сообща включить дурака,
И вздохнуть со страною в такт,
И попив с "Толстяком" пивка,
с головою уйти в "Аншлаг".

Так рассмеши меня, Петросян,
До соплей меня рассмеши,
Я хочу быть весел и пьян
На поминках мятежной души.

 
  * * *
 
 
Посвящение Олегу Табакову

Как свет без тьмы,
Как телек без рекламы,
Как пруд без рыб,
Как рыба без воды,
Танцор без ног,
Певец без фонограммы,
Как Сталин без усов,
Как Маркс без бороды.

Как инь без янь,
Как Боль без Мариотта,
Как ночь без звезд,
Как церковь без креста,
Так наша с вами жизнь без Табакова,
Бессмысленна, печальна и пуста.

 
  * * *
 
 
Старый самолет

А я сегодня не могу летать
А я наверное, свой мотор сломал
Меня пытались в цепи заковать
Я всех подальше от себя послал.

А мне разбавили бензин водой
И у меня заклеен скотчем винт
И нету дыма над моей трубой
И на хвосте мой флаг похож на винт.

Я старый самолет
Я толстый самолет
Я Джамба
Ла-бамба.

А я шестой десяток разменял
Менты забрали у меня права
Мой экипаж уже как год слинял
Ах, мама как же ты была права.

И я стою как одинокий пес
И вою, вою на луну
Хочу чтоб кто-нибудь меня увез
Из грязи в князи
Из зимы в весну.

Я старый самолет
Я толстый самолет
Я Джамба
Ла-бамба.

 
  * * *
 
 
Полный контакт

Этот город пахнет тем же,
Что и сто лет назад,
Здесь на каждый рассвет
Уже отписан закат.
Свинья не выдаст,
А бог не съест,
Поскольку здесь на всех живых
Уже поставили крест.
В моём телевизоре что-то не так,
Достали танцы...
Иду на полный контакт.

Пока ещё держится мода
Говорить невпопад,
Но это свобода ухода
От там, где едят.
Дозволено в Бентли
Разъезжать по тюрьме,
По пояс в баксах,
По горло в дерьме.
У власти добрый,
Проницательный взгляд
Вчера разминка,
Завтра полный контакт.

А над тобой
Небо стеной
Небу никто не указ.
Как ни кричи
Небо молчит
Небу нет дела до нас
Отсутствует полный контакт.

Здесь не знают,
Что делать как и сто лет назад,
Зато любая собака скажет тебе,
Кто виноват.
Здесь не придется бороться
За тождество лиц
Здесь отличают инородцев
По оттенку ресниц,
Стремленье двигаться строем -
Генетический факт
Слова не катят...
Остался полный контакт.

 
  * * *
 
 
Улетай

Улетай
Этот город уже обречён,
Все гуляют, и никто ни при чём,
И только «что почём» на умах,

Улетай
За весельем часто прячется страх,
И неправда заблудилась в словах,
И слишком много папах
И мигалок на больших головах.

На рассветном небе ждёт твоя звезда
Если ты там не был значит нам туда,
Этот порт не для нас
Есть только "здесь и сейчас"
И ты, который рождён побеждать.

Улетай
От промозглой московской зимы,
От ползущей с востока войны
От чужой вины на плечах,

Улетай
"От винта!" и винты запоют,
Выбрать якорь дело пары минут,
Кто решился тот прав,
Даже если неправ в мелочах.

 
  * * *
 
 
То, чего больше нет

Он всё время бежал
То туда, то оттуда,
Как будто ждал
Какого-то чуда
И глаза его глядели туда,
Где ничего нет.

Но когда он на сцене,
Застыв на минутку
Подносил к губам
Золотую дудку
Становилось ясно,
Зачем он пришёл на свет.

Он работал по клубам,
Он спал в понедельник,
Не хватало любви,
Не хватало денег.

Он засыпал и просыпался один,
Хотя играл как бог.
Это раньше птичек
Манило искусство,
А теперь они всё чаще там,
Где капуста
А не драные джинсы
И пустой кошелёк.

Я точно помню,
Что всё это было зимой,
И падал мокрый снег,
И рано зажигали свет.
Я не помню точно, с кем это было -
С тобою или со мной,
И стоит ли помнить то,
Чего больше нет
Чего больше нет.

Время вечно приносит
Недобрые вести,
А мы всё бежим
И бежим на месте
И сами себе твердим -
Ещё чуть-чуть и вот-вот.

Он хлебал в перерывах
Дешёвое пиво,
А душа его бродила
По краю обрыва,
Замирая от дальнего эха
Божественных нот.

Он ещё забивал
На субботу работу,
Ещё занимал
Бабло до субботы,
Он ещё не знал,
Что это уже не вернуть.

Он ещё жевал
Бутерброды с парашей,
Ещё набирал
Какой-то Наташе
А душа его
Уже собиралась в путь.

Я точно помню,
Что всё это было зимой,
И падал мокрый снег,
И рано зажигали свет.
Я не помню точно, с кем это было -
С тобою или со мной,
И стоит ли помнить то,
Чего больше нет.

И под утро,
Когда сцена была пустая
Он играл один,
Уже почти взлетая,
И земной его путь оборвался,
Как скверный сон.

И Всевышний был
К нему благосклонен
Недолго держал его
На перроне
И с почётом провёл
В самый лучший вагон.
Я не помню точно, с кем это было -
С тобою или со мной,
И стоит ли помнить то,
Чего больше нет.

 
  * * *
 
 
Слива

С самых юных лет я узнал секрет,
Как снискать успех.
Ни минуты я не потратил зря
Всё стремился вверх.
Я бродил в горах, побеждая страх,
Грыз гранит наук,
Но момент настал, я на вершине встал
И посмотрел вокруг.

В ниве зацветает слива,
В небесах поют орлы,
Плавно и неторопливо
Мы спускаемся с горы.
Здравствуй, плата за старанье,
Здравствуй, результат труда.
Видишь в позе ожиданья
Встали стада.

Я был полон сил, я вперёд спешил,
Не смыкая глаз.
Я пахал весь день, побеждая лень,
Как в последний раз.
Я тонул в волне, я горел в огне,
Я хлебнул беды.
Но это всё вчера, а теперь
Пора собирать плоды.

 
  * * *
 
 
Пой

Он приходит в место,
Где ему должно петься,
Место занято,
Он стоит по соседству,
В три ручья из глаз тишина.

Время сладко шепчет
Новые сказки,
И, прикрыв ушами
Свиные глазки,
Спит большая, как кит, страна.

Улетела птичка,
Уснула рыбка
Сохранилась привычка
Считать улыбкой
Этот странный оскал на лице.

И уже под уклон
Понеслась дорога
Сколько там осталось?
Спроси у Бога
Бог живёт на другом конце.

И только маленький мальчик,
Не затоптанный строем,
Не знающий слова "страх"
Очень хочет быть новым
Последним героем
С красивой гитарой в руках.

Запрокинута вверх голова,
Он не дышит
Он слышит слова:
Только помни,
Ты будешь один,
И на самом краю,
Только помни,
Что правда всегда победит,
Даже если погибнет в бою.
Береги каждый день
Пока ты живой
И пока твой ангел с тобой,
Пой.

Эти бедные голые
Божьи созданья
Из Эдемского сада
До конца мирозданья
Выгнанные взашей
Размножались и жили
В любви и печали
И кругами кружили,
И с годами мельчали
И смельчали до серых мышей.

Они кричат о свободе,
Но любят палку,
Так что после кнута
И пряник не жалко
Сабантуй от поста до поста.

В головах у них пусто,
На душе у них чисто,
Им стругают новых
Фанерных артистов
Из отделочного листа.

И только маленький мальчик,
Не затоптанный строем,
Не знающий слова "страх"
Очень хочет быть новым
Последним героем
С красивой гитарой в руках.

Запрокинута вверх голова,
Он не дышит,
Он слышит слова:
Только помни,
Ты будешь один,
И на самом краю,
Только помни,
Что правда всегда победит,
Даже если погибнет в бою.
Береги каждый день
Пока ты живой
И пока твой ангел с тобой,
Пой.

 
  * * *
 
 
Ночь за твоим плечом

Этой ночью всё непрочно
Не идут слова и счёт неточен
Ты гадаешь, ты не знаешь
Отчего ты так боишься ночи.

Люди - тени, двери - стены,
И уходят в никуда дороги
День не вечен, кончен вечер
Бьют часы и полночь на пороге.

Эта ночь за твоим плечом
Тихо-тихо плачет
Все замки, что хранят твой дом
Ничего не значат.

Дальше - ближе, выше - ниже
Невидимый снайпер бьёт по цели,
Тише, мыши, кот на крыше,
Ты бежишь и ты опять в прицеле.

Эта ночь за твоим плечом
Тихо-тихо плачет
Все замки, что хранят твой дом
Ничего не значат.

 
  * * *
 
 
Простите

Простите, простите
Насколько хотите,
Насколько готовы простить,
А если хотите -
Вы только взгляните,
Вам не о чем будет грустить.

У нас все новины, элитные вина,
И есть чем порадовать слух
Мне холодно жить в этом мире,
Мой друг.

Мы сказочно рады -
У нас гей-парады,
Танцуй, и на всё наплевать!
Кто там из Ирана
С карманным Кораном
Придёт, чтоб тебя убивать?
Рвануло опять не у вас, а напротив -
Cаечку за испуг.
Мне холодно жить в этом мире,
Мой друг.

А в армии пушки,
Побриты макушки
Лизать сапоги дембелей.
Как странно узнать,
Что иные игрушки
Живут дольше игравших
В них в детстве людей.
Салют генералам,
Увешанным салом -
Каждый потянет за двух
Мне холодно жить в этом мире,
Мой друг.

Все мы вышли
Неведомо из кого
И превратились в то,
Что мы есть.
Жизнь и раньше
Не стоила ничего,
Но ценилась
Хотя бы честь.
Ты крутой,
Ты пока на плаву,
Ты не слышишь,
Как я зову.
Реклама как средство
Созыва под флаги,
Как мост от земли до небес,
Купи сто рулонов
Cортирной бумаги -
Есть шанс получить Мерседес
Врубайся, вливайся,
Cоси, улыбайся -
Ты замкнут в магический круг.
Мне холодно жить в этом мире,
Мой друг.

 
  * * *
 
 
Новая весна тебя убьет

Жил на белом свете,
Всё бродил по краю
Назло.

Ставил всё на ветер,
Думали играю,
Везло.

Запускал по небу сентября
Жёлтые листы календаря.
Снег сначала тает
Опускаясь с неба
Как дым.

Жалости не знают
Командиры снега
К своим.

И уже всё тише тишина
Над тобой стеной стоит зима.
Замело, светло, белым-бело,
Унесло весло воды стекло.

Не пытайся выбраться на лёд
Новая весна тебя убьет.
За последним краем
Снег беззвучно тает
Забудь.

Бьёт апрель фонтаном
Чтоб тебя обманом
Вернуть.

В тех краях тебя никто не ждёт,
Новая весна тебя убьёт.

 
  * * *
 
 
Кил - Бил

Жил-был Кил-Бил
Не был мил Бил
На всё забил Бил
Пил Бил
И курил Бил
Матом крыл Бил
Гадом был Бил.

Редкая кобыла
Не любила Била,
Только Билу было мало.
У него стояло, как шпала
Лишь одна его подставила,
Нарушила правила.
Свалила и для Кила-Била
Шансов не оставила.

У попа была собака,
Он её любил,
Кил-Бил не забыл,
Отомстил,
Чуть было не убил,
Однако.
Но не тут-то было,
И кобыла с пылу
Замочила Била,
Говорили Билу -
Добивать надо было.

 
  * * *
 
 
Небо напомнит

Те, что тебя надули, станут тебе верны.
Выпущенная пуля вернётся с другой стороны.
Съехавший с места встанет на место,
Булка опять превратится в тесто,
А небо напомнит, что все перед ним равны.

Дождь упадёт на небо, судья не найдёт вины.
Былью окажется небыль и мухами станут слоны.
Каплей росы окажется иней,
Оранжевый цвет превратится в синий,
А небо напомнит, что все перед ним равны.

И не думай, что мы идем во тьму, где ни сердцу и ни уму
Скоро настанет расцвет умов и сердец.
И раб, победивший своих господ, сам себе построит тюрьму
И Красная шапочка с волком пойдут под венец.

Чернильница-непроливайка научится проливать,
Аргентина-Ямайка сыграют со счётом ноль-пять,
Царским мундиром станет рубаха,
В прах уйдем и выйдем из праха
И небо нам всем о чём-то напомнит опять.

 
  * * *
 
 
Ангел

Где ты бродишь, ангел мой,
Сто четыре дня?
Может, ты ушёл домой,
Позабыв меня?

Может, ты среди моих друзей,
Или у врагов,
Может, загулял
И был таков.

Без тебя мне, ангел мой,
Можно обойтись,
Просто ты махни рукой
Или обернись.

Мне бы только знать,
Что ты придёшь
Всё равно когда,
Ну, а если нет,
Так не беда.

Мы с тобой похожи,
Cпору нет,
Ты совсем как я,
Небрит и сед,
Старый ангел,
Защищающий от бед.

Нам осталось времени чуть-чуть,
Впереди у нас нелегкий путь,
Старый ангел,
Ты не должен обмануть.
Мне наверно ангел мой
С кем-то изменил,
Удалился на покой,
Телефон сменил.
Видно, мне придется без тебя
Доживать свой век
Ты же, ангел, тоже человек.

 
  * * *
 
 
Корабли

Вслед за снегом
Ты придёшь на край земли
Видишь небо
А на небе корабли
Тают в воздухе голубом,
На одном из них теперь мой дом.

Расставанье,
Пусть уйдут тоска и грусть,
До свиданья,
Это значит, я вернусь.

Из далекого далека
Если ветер разгонит облака,
Я не знаю, кому задать вопросы
Я не знаю, кто дарит мне ответы.

И кто ведёт меня
Через свет и тьму
Туда, куда иду.

Оставайся,
Беззаботной и святой,
Улыбайся,
Видишь, я уже с тобой.
Ты увидишь парус мой
Там, где небо сходится с землёй.

 
  * * *
 
 
Тридцать лет тому назад

Они встречаются раз в году
Там, где их не знает никто
Он целует ее, она говорит "Привет"
Они садятся за столик в углу,
Он молча глядит на нее,
Она молчит, улыбаясь ему в ответ.

Они садятся за стоик в углу,
Он молча глядит на нее,
И кружится мир, и время летит назад,
И он не видит, что это время почти убило ее,
И ей уже не сорок и не шестьдесят.

А музыка пела, а песня летела, били басы под дых,
Кому, скажите, какое дело до пары седых гнедых?
Огни заказали из скучного рая в грешный веселый ад
Куда они мчали, не чуя края, лет тридцать тому назад?

И так они говорят без слов, пока не наступит ночь.
Она улыбнется, он тихо скажет "Привет".
И выйдут за дверь и в разные стороны
Молча двинутся прочь
И вот уже как будто были и нет.

 
  * * *
 
 
Из-за угла

Весна напала на город
И город выбросил белый флаг,
Дороги стали сухими, как порох,
Коты горланили на углах,
Студенты пили на улицах пиво
Забросив дела.
Она убила его красиво
Из-за угла.

Она так мило оборонила
Что с этого мига дорожки врозь,
Он не моргнул, когда пуля пробила
Бедное сердце его насквозь.
У стойки бара зевали халдеи,
Сюсюкала Лель,
Был будний день, начало недели,
Обычный апрель.

Рвитесь, струны души моей
Он всю жизнь пробродил за ней,
Он в любом закутке земном
Как дурак, искал ее дом.
Словно фотку любимой в бой
Всю ее он носил с собой,
В каждой видел ее одну,
Шел ко дну.

Она иcчезала из вида,
Он был женат тридцать восемь раз
Ни зла в душе, ни обиды,
Ни слова вслед, ни слезы из глаз.
Он прожил жизнь за каменной дверцей
То с кем-то, то врозь,
Нося в себе пробитое сердце
С дырою насквозь.

Рвитесь, струны души моей
Он всю жизнь пробродил за ней,
Он в любом закутке земном
Как дурак, искал ее дом.
Словно фотку любимой в бой
Всю ее он носил с собой,
В каждой видел ее одну,
Шел ко дну.

Все мы живы до тех пор, пока
Живы те, кто нас любит, кто помнит нас с вами.
Над Москвой круглый год облака,
И не видит нас Боженька за облаками.

 
  * * *
 
 
Вдалеке от высоких холмов

Я живу не на самом высоком холме
Вдалеке от высоких холмов
Может быть там теплей и не так небеса далеки.
А мой холм невысок даже встав на мысок
Не дотянешься до облаков,
Но, зато с вершины рукой подать до реки.

Лето время гостей и невинных страстей,
Я гулял по холмам, где хотел,
И гостил на вершинах, и неба касался рукой.
Там, где я побывал, что ни день карнавал,
Что ни ночь то салют, то расстрел,
Там оркестры гремят и шампанское льется рекой.

Там уходят печали прочь,
Там и я танцевал всю ночь
Но под утро всегда
По знакомой реке
Возвращался на холм
Что стоит вдалеке
От высоких-высоких холмов.

 
  * * *
 
 
Новая опера

Они встречались по вечерам в кафе
"Атара". Чмок! И шли в синема
Как вчера все
Еще он носил галифе
Так вчера, что сойти с ума.

Он был умней своего народа
Она вообще не читала книг
Очки эта курвова их порода
Они вам конечно наденут фиг.

Никакая она была не полячка
Чуть не румынка. А насчет
Что ихи маманя была скрипачка
Вы мне рассказывайте еще.

Он повесил английского офицера.
Бежал. Она вышла за "Глюк и Ко."
У нее было два или три адюльтера
Один из них громкий и широко.

Он вернулся. Он не находил себе места.
Мы пару раз зашли в синема.
У меня шел бюст, я была невеста
Чья не помню сама.

У папы был бизнес в полуподвале
Закройщик их и нашел.
А был и сыночек Глюк Зеевом звали
Зеев на кладбище не пришел.

Вдвоем съели яд та еще картинка.
Мальчик, пора тебе вот и стреляй.
В ателье, кстати, был патефон и пластинка
Ария Баттерфляй.

Здесь уже не ездят и на автомобиле
А был трамвай и казино
Потому что мы с боженькой все забыли
Поэтому все равно.

Подняться к себе, снять китель парадный,
Перстень Налей коньяку, валяй!
Мадам Баттерфляй, значит? Ну и ладно.
Мадам, значит, Баттерфляй.

 
  * * *
 
 
Нам, пожалуй, пора

Нам, пожалуй пора
Мы, пожалуй, пойдем
Слишком много новых людей за столом,
Все они говорят о другом,
И хозяйка снимает с плеера джаз,
Она смотрит на них,
Как когда-то смотрела на нас.
Наши книги никто не раскроет без нас.
Новый шум, новый гам,
Новый флер, новый дым
Пусть снимают кино,
Пусть танцуют под то, что так нравится им
Наше дело - красиво уйти,
Нашим танцам нет места
Ни здесь ни в бездонной сети.
Жизнь всего лишь игра,
Мы, пожалуй, пойдем,
Нам, похоже, пора.
Только море не помнит волн,
Только ветер не ждет похвал,
Только не знает слез.

 
  * * *
 
 
Моя любовь (Музыка и слова В. Ткаченко и М. Кучеренко)

Моя любовь,
Кто нас видел в этом городе вдвоем?
Темная жизнь
Сядем в вагоны и уснем.
Моя любовь
Дни бегут, но им тебя не обогнать
Тихая жизнь
Не оправдаться, не соврать.
Любовь – это спешка, любовь – это кошка,
Икона её мироточит немножко,
Любовь – это то, что скрывает обложка.
Жизнь – это суп, а любовь – это ложка.
Любовь – это зыбко, любовь – это робко,
Любовь – это то, что осталось за скобкой.
Ни лука, ни стрел. "калаши" и "Береты" -
Ты где Купидон? Ты ответишь за это.
И что эти пули летают так быстро?
Любовь не театр, да и мы не артисты,
Лежим без одежды, одежда в музее,
И люди там ходят и тупо глазеют.
И око за око, и рифма за рифму,
Вплавь от гитарных к коралловым рифам.
Не будем страдать мы и плакать не будем
А все потому, что мы – взрослые люди.
Моя любовь,
Кто отыщет наши бренные тела?
Легкая жизнь,
Соединила, развела.
Моя любовь,
Бедный демон кувыркается в груди.
Долгая жизнь,
Все, что случится – впереди.

 
  * * *
 
 
Птички и мошки

Я сижу на краю бытия
Я звукам внимаю,
Не понимаю
Что здесь делаю я
И летят над моей головой
Ой, птички и мошки
Тонкие ножки
И мой смущают покой
Было дело и я поехал в небесах вместе с ними
Зазываю звеня крылами своими
Так-то и так-то были возможны контакты
На тучных полях бытия.
А сегодня расклад не тот
Вот, годы умчались
Мошки остались
А птички отправились в дальний полет
И вот я сижу к небосводу спиной
Злой, считаю недели
Птички давно улетели
И только редкие мошки жужжат надо мной.

 
  * * *
 
 
Ангел #2

С кем теперь ты, ангел мой,
При каких дела?
Помнишь, я мечтал с тобой
О тугих крылах?
Сколько зим и сколько лет прошло
Сосчитай, ответь
Вот и крылья есть, а некуда лететь.

С кем сегодня, ангел мой,
Ты завел роман?
Мы мечтали плыть с тобой
Через океан,
Сколько лет и зим за годом год
Строил я фрегат
Жаль, вокруг сплошные берега.

Если ты живой и ты не пьян
Запиши меня в свой бизнес-план
Я готов, я буду ждать, ты дай мне знать,
Забери туда, где свет,
Полетим в края, которых нет
Мне уже не встать, но я могу летать.

Было дело, ангел мой
Ты спасал меня
Было нам тепло с тобой
Даже без огня.
Сколько лет и сколько зим прошло
Сосчитай, ответь,
Есть огонь, но некого согреть.

 
  * * *
 
 
Разговор на фоне бесконечной ночи

Я смертельно устал, я от стаи отстал,
Я продрог и идти невмочь,
А куда идти, никто нигде и не ждет.
Я не верю, что где-то горит рассвет
И что кончится эта ночь
Рассветет, дружок, рассветет.

Здесь за веком век только мрак и снег,
Только волком воет метель,
И крупа в лицо, да так, что слезы из глаз.
Неужели однажды настанет день,
И сюда доберется свет?
Все в свой час, сынок, все в свой час.

Были дни мы стояли спина к спине
Когда не было сил идти
Было друга плечо верней своего плеча.
Нас учили прощать. расскажи, как простить
Тех, кто предал тебя в пути?
Не прощай, сынок, не прощай.

Мир исполнен следами от сада Эдема
До самого судного дня
И творца и злодея узнаешь по следу его.
Я любил и страдал, все что было раздал
Что останется после меня?
Ничего, дружок, ничего.

В.П. Аксенову

 
  * * *
 
 
Вот шхуна покидает...

Вот шхуна покидает
Родной английский порт
Красотка молодая
Поднимется на борт
Она проходит мимо
Матросов в тишине
И ждет ее любимый
В далекой стороне.

Давно не видно порта
Вода куда ни глянь
Она стоит у борта
Красивая как лань
Душа ее взлетает
К невидимой земле
Она еще не знает
Что бунт на корабле.

Его поднял испанец
Сбежавший арестант
Изысканный мерзавец
Бесстрашный дуэлянт
Когда он ей предложит
Его подругой стать
Она, увы, не сможет
Испанцу отказать.

А волны берег били
Играя и звеня
Ее похоронили
Подруги и родня
Пройдет любое горе
Глядишь и заживет
Лишь он все ходит к морю
И все чего-то ждет.

Он на скалу восходит
Крутую как стена
И с моря глаз не сводит
С утра и до темна
Любовь его не тает
Назло седым годам
А шхуна все летает
По голубым волнам.

 
  * * *
 
 
Штандер

Кем бы ты ни был
Перед небом ты мальчик
Так что вот тебе стенка
А вот тебе мячик
И что бы ты ни делал
Убавь самооценку
Ты просто кидаешь
Мячик об стенку
И долгое время
Согласно науке
Мячик возвращается
В одни и те же руки
Но только однажды
Ты вдруг обернулся
Забылся отвлекся
А мячик не вернулся
Штандер.

 
  * * *
 
 
Праздник начинается сейчас

Слухи словно пули,
Новости гнетут
Море широко открытых глаз
Вас опять надули
Те, кто вас ведут
Праздник начинается сейчас.

Можно окопаться,
И не верить в свет.
"Ящик" вас пугает каждый час
А я устал бояться,
Страха больше нет
Праздник начинается сейчас.

И твоя дорога,
И твой родимый дом,
И свет, который никогда не гас
И частичка Бога
Все в тебе самом
Праздник начинается сейчас.

 
  * * *
 
 
Брошенный Богом мир

Черви в золоте
Тесно в комнате,
Тесно в городе,
Мир - большая тюрьма
Кутерьма.

Лето в холоде,
Танцы в холоде,
Кто на проводе?
На проводе - тьма
Тишина.

И не склеить осколки,
И не вытравить мрак,
Видишь, как плодятся волки
Из бездомных собак?
Вставь башку в телевизор,
Протри кушетку до дыр
Ты уже посмертно вписан
В это брошенный,
Брошенный Богом мир.

Болтом с гаечкой
Волком, заечкой
Кем ты был, а кем не был -
Пойди, разберись,
Обернись.

Стал овечкою
Встал со свечкою,
Нынче Бог тебе как фиговый лист.
Типа, чист.

Сомневаться не надо
Время вспять не течет
Ровно в полночь
День со склада
Уйдет
Со счета на счет.

Но сейчас не об этом,
Я так хочу, чтобы жил
Тот, кто бросит лучик света
В этот брошенный, брошенный,
Брошенный Богом мир.

 
  * * *
 
 
Рыбы

Рыбы поднимаются вверх по реке,
Рыбы поднимаются вверх по реке
Моя свобода не поместится
В твоем кулаке.

Зовут танцевать,
А я туда не иду
Я не буду танцевать
Под чужую дуду.

И только рыбы поднимаются вверх по реке
Моя свобода не гуляет
На твоем поводке.

Есть вещи,
С которыми не надо шутить.
Есть люди, которых
Невозможно любить.
Людей, вообще
Нет причины любить.

И только рыбы поднимаются вверх по реке
Только рыбы поднимаются вверх по реке
Видишь, рыбы поднимаются вверх по реке.

 
  * * *
 
 
Буги-вуги на потолке

Не знаю как словчил,
Но школу я проскочил
Я в ней не мог просидеть ни дня.
Я никогда никого ничему не учил -
Не надо учить меня.

Я раньше срока мужал
Свои вопросы решал
Сам по себе,
В отдельно взятой стране,
Я никогда никому ни в чем не мешал -
Не надо мешать мне!

Когда я ходил по крутым горам
Я был не выше самого себя.
Когда я спускался в долины к вам
Я был не ниже самого себя.
Я знаю, кто я таков
Я слышу крик облаков
Я вижу танцы рыб в далекой реке
Скажи, зачем ты вызываешь
То врачей, то ментов
Когда я буги-вуги на потолке?

Я не люблю, когда приказ
Напоминает совет
Я не люблю,
Когда шаги за спиной.
И я всегда иду туда,
Где надпись "Выхода нет"
Не надо ходить за мной.

Когда я ходил по крутым горам
Я был не выше самого себя.
Когда я спускался в долины к вам
Я был не ниже самого себя.
Я знаю, кто я таков
Я слышу крик облаков
Я вижу танцы рыб в далекой реке
Скажи, зачем ты вызываешь
То врачей, то ментов
Когда я буги-вуги на потолке?

 
  * * *
 
 
Миром правит любовь

Мир состоит из очень простых вещей...
Миру свойственна жизнь, миром правит любовь.
Мир состоит из очень простых вещей -
Я повторяю вновь, мы повторяем вновь и вновь, что
Мир состоит из очень простых вещей:

Золото падает вниз - оно тяжелей, чем жесть и картон,
Золото падает вниз - оно неподвластно капризу времён.
Пена всплывает вверх, пена не тонет и сразу видна,
Пена всплывает вверх, но состоит, пардон, из говна.


Мир состоит из очень простых вещей,
Миру свойственна жизнь, миром правит любовь.
Мир состоит из очень простых вещей -
Я повторяю вновь, мы повторяем вновь и вновь, что
Мир состоит из очень простых вещей:

Граблями меряем пройденный путь, в цирке от клоунов не продохнуть,
Воры у воров украли страну - проснётся ли кто-нибудь?
Увидев стену, давим на газ, время уже не отпустит нас,
Но снова рассвет и всё, будто, в первый раз.

Мир состоит из очень простых вещей,
Миру свойственна жизнь, миром правит любовь.
Мир состоит из очень простых вещей -
Я повторяю вновь, мы повторяем вновь и вновь, что
Мир состоит из очень простых вещей...

 
  * * *
 
 
Однажды

Я зову тебя,
А ты не слышишь - вот беда;
Ведёт дорога в никуда,
И пусть всё ближе...

Друг, любезный мой - ты прав,
Уже не надо следовать за мной.
Бог даст - и ты услышишь голос за стеной,
Хоть он всё тише...

Однажды, когда этот мир обессилит от жажды,
И каждый поймёт наконец, в чём он был виноват.

Случится друг другу в глаза
Посмотреть и проститься, как птицы;
Что больше сюда уже не прилетят.

Но, что-то заставит звучат еле слышную ноту,
И кто-то откроет ворота на солнечный свет.
Мы вместе идём - распеваем хорошие песни по Пресне;
И в мире нет смерти, и времени нет.

Но, что-то заставит звучат еле слышную ноту,
И кто-то откроет ворота на солнечный свет.
Мы вместе идём - распеваем хорошие песни по Пресне;
И в мире нет смерти, и времени нет;
Нет смерти, и времени нет;
Нет смерти, и времени нет;
Нет смерти, и времени нет;
Нет смерти, и времени нет.

 
  * * *
 
 
Крысы

Крысы придумали мир для крыс и для них он совсем неплох.
Живи себе по крысиным законам и будешь жить как Бог.
Крысы не любят других миров, хотя их манит высь!
Поскольку в своей норе они Боги, в других мирах их держат за крыс.

Богу Богово, волку логово,
Кораблю — волна под винтом!
Кто там звонит в колокол, по ком звонит колокол, -
Не спеши. Ты всё узнаешь потом!

Первосвященник и главный судья взяли меня в оборот.
Один кричал «ты не любишь страну», другой «ты не любишь народ».
Когда оба умолкли я попросил ещё что-нибудь на «бис».
Я очень люблю и народ и страну, но я не могу терпеть крыс!

Богу Богово, волку логово,
Кораблю — волна под винтом!
Кто там звонит в колокол, по ком звонит колокол, -
Не спеши. Ты всё узнаешь потом!

Я раньше думал, я гость в этом мире, и каков он — не мне решать.
Но мне меньше и меньше нравится воздух, которым мне предлагают дышать.
И как тут быть при таком раскладе, когда в любой разговор
Все чаще и чаще вплетается запах дерьма из крысиных нор!

Кто там звонит в колокол, по ком звонит колокол, -
Не спеши. Ты всё узнаешь!

Богу Богово, волку логово,
Кораблю — волна под винтом!
Кто там звонит в колокол, по ком звонит колокол, -
Не спеши. Ты всё узнаешь потом!

 
  * * *
 
 
Мама

Мама, город по крыше засыпало снегом.
Мама, что-то случилось с землею и небом.
Мне приснилось, что мы потеряли друг друга.
Мама, слышишь, как плачет над городом вьюга.

Мне приснилось, что люди уже и не люди.
Я боюсь, что усну, а рассвета не будет.
И метель понесет меня выше и выше,
И никто не поможет, никто не услышит.

Успокойся, малыш, и не плачь, что ты, что ты!
Просто ангел не может найти свои ноты.
Он терял их и раньше, такое случалось,
Но пока, слава Богу, удачно кончалось.

Он найдет их, дружок, в этом нету сомнения,
И над небом опять зазвенит его пение.
Вот тогда слово в строку, дружок, вот тогда ногу в стремя,
Ах, какое наступит прекрасное время.

 
  * * *
 
 
Завтра был снег

Завтра был снег - ранний, нежданный;
Не угадать сказочный миг.
Мир за мгновение стал светел и чист,
Словно нетронутый лист.

Словно он знал, всё что случится.
Словно пришёл нас выручать.
Всё, что стряслось - не оставило след,
Словно утратило цвет...

Только белый, белый -
Дай нам с начала начать.

Выше, выше! Пусть, как страницы
Раскроются белые крыши, как начало всего!
Цели намечены, перья наточены,
Пушки заряжены, роли разучены.
Тише, не касайтесь его.

Выше, выше! Пусть, как страницы
Раскроются белые крыши, как начало всего!
Цели намечены, перья наточены,
Пушки заряжены, роли разучены.
Тише, не касайтесь его.

 
  * * *
 
 
Оставайся собой

Как тебя любили, возносили и поили вином.
Как тебя гнобили; били, били; поливали говном.
Этот бой! Значит, - будет огонь!
Не сгибайся! Не сдавайся! Не меняйся! Оставайся собой!

Рыбам в море лучше, но на блюде их закончатся дни.
Свиньи шли на студень, только люди оставались людьми.
Этот бой! Значит, - будет огонь!
Не сгибайся! Не сдавайся! Не меняйся! Оставайся собой!

Время нажимает, поджимает невидимой рукой;
Ты взлетаешь. Ты ныряешь. Ты не знаешь, кто ты такой.
Этот бой! Значит, - скоро отбой.
Не сгибайся! Не сдавайся! Не меняйся! Оставайся собой!
Не сгибайся! Не сдавайся! Не меняйся! Оставайся собой!
Не сгибайся! Не сдавайся! Не меняйся! Оставайся собой!

 
  * * *
 
 
Сорок лет тому назад

Сорок лет тому назад кричали мне: "Держись!"
Вновь кричат, - наверно им видней.
Сто потерь и сто наград - моя смешная жизнь.
Вот, была- и стоит ли о ней?

Сорок лет сквозь пену дней, я вижу
Вновь и вновь, как бы не мотал меня мой путь.
Впереди и чуть быстрей летит моя любовь,
Стоит только руку протянуть!

А я, бежал за ней. Я загнал коней.
Я и день и ночь думал только о ней.
Непонятно, как ускорял я шаг -
Только ни на шаг не приблизился к ней.

Я покинул ваш недобрый, ваш похмельный бал.
Всё идет по кругу в сотый раз;
В миг, когда раздастся крик, нас кто-то обманул;
Жаль, я не увижу ваших глаз...

А я, бежал за ней. Я загнал коней.
Я и день и ночь думал только о ней.
Непонятно, как ускорял я шаг -
Только ни на шаг не приблизился к ней.

А я, бегу за ней. Я гоню коней.
Я и день и ночь думал только о ней.
Непонятно, как ускорял я шаг -
Только ни на шаг я не приблизился к ней.
Я не приблизился к ней;
Я не приблизился к ней;
Я не приблизился к ней.

 
  * * *
 
 
Вот край

Вот край! Давай заглянем за этот край -
Я не зову с собой всех, я слабо верю в успех;
Я просто помню, когда неба хватало на всех.
Пойдём со мной, до края по короткой прямой -
Никто не сможет запретить нам хотеть:
Упасть - так упасть; взлететь - так взлететь.

Я был богат, но планка упала,
Как только я начал копить.
Я перестал выпивать с кем попало
И сразу пропало желание пить.

Я долго воду носил решетом,
Пока пожар не утих,
Но если не ставишь себя ни во что,
Чего же ждать от других?

Вот край! Давай заглянем за этот край -
Я не зову с собой всех, я просто верю в успех;
Я помню время, когда неба хватало на всех.
Пойдём со мной, до края по короткой прямой -
Никто не сможет запретить нам хотеть:
Упасть - так упасть; взлететь - так взлететь.

Если мыши заведуют сыром -
Забудьте, как пахнет сыр.
Когда вояки командуют миром -
Войной закончится мир.

Но мы не верим в зоркость собственных глаз,
И верим в призрачность снов.
Я спел, что хотел уже тысячу раз -
Мне больше не нужно слов!

Вот край! Давай заглянем за этот край -
Я не зову с собой всех, я просто верю в успех;
Я помню время, когда неба хватало на всех.
Пойдём со мной, до края по короткой прямой -
Никто не сможет запретить нам хотеть:
Упасть - так упасть; взлететь - так взлететь.

 
  * * *
 
 
Памяти Коэна

Ганновер против ожиданья
Не так старинен, как хотелось
Но три-четыре древних зданья
Уравновешивают серость.
Льет так, как будто регулятор
Сорвал сантехник, пьяный в доску.
Напротив - оперный театр.
Афиша обещает "Тоску".
Не пил три дня. Обеспокоены
Коллеги - что его заставило?
А вот вчера махнул за Коэна.
Уходят лучшие. Как правило.

 
  * * *
 
 
Поэт - он архитектор...

Поэт - он архитектор. В голове
Он строит замысел, пока что эфемерный.
Берет масштаб. Рисует перспективу.
Определяет ритм ступеней и колонн,
Окон, проемов, куполов и арок.
Затем он отбирает материал:
Перелопатив кубометры слов,
Он оставляет те, что лягут рядом,
Но лягут прочно, раз и навсегда
В единственном божественном порядке.
Замковый камень завершает свод
И можно, отойдя на расстоянье
И оглядев строенье целиком,
Возрадоваться или огорчиться -
На неудачу некому пенять:
Поэт возводит здание один.
Он сам себе слуга и господин.
Строительный подряд ему не нужен.

 
  * * *
 
 
Песня про Ваню

Не ходи к маме. Мы себе сами
Альфа и омега громких дел.
Иванов Ваня взял и пукнул в храме.
Так приперло, что не утерпел.
Вышло нескладно, пукнул — и ладно,
Но через неделю в полночь вдруг
Лбы в камуфляже руки Ване вяжут —
К сожалению, был услышан пук.

Власть у нас в силе, «следаки» в мыле.
Сшили дело Вани в семь томов.
Он попрал веру — испортил атмосферу
В смысле государственных основ».
В крик жена, дети. Ване срок светит,
Патриарх кричит про беспредел.
Во христе братья жаждут распятья
Перед храмом, где он напердел.

Между тем в мире громче и шире
Голоса звучат то там, то тут,
Звёзды эстрады, эгегей парады,
Все за толерантность пасть порвут.

Стинг и Мадонна встали синхронно
Фаны на планете входят в раж,
Голливуд с маху снял в 3D Сагу
Про Ванин героический демарш.
Пресса стремится к власти пробиться,
Президента прямо в угол жмут,

Он рукой махает — дескать суд решает.
Так что ж у вас такой херовый суд?
Ночью жизнь тише, Ваня книгу пишет —
«о судьбе, о творческом пути».
Тяжело, Маша, жить в дурдоме нашем,
Право слово, Господи прости.

 
  * * *
 
 
Лишь только веки сомкну

Лишь только веки сомкну, опять
Рука на плечо легла
Мой капитан не даёт мне спать
Плохи, плохи дела.

В ночном дому неqмётся ему
Снимает с двери засов
И смотрит, смотрит, смотрит во тьму
Стучит по стеклу часов.

И ждёт, когда упадёт туман
Когда звезда догорит
Он знает что-то, мой капитан
Скрывает, не говорит.

 
  * * *
 
 
Посвящение Михаилу Генделеву

И осыпается всё то, что не успеть
И высыхают слёзы, и иссякают шутки
И остаются лишь рождение и смерть
И кучка глупостей в коротком промежутке.

Читал, не спал, и кругом голова,
Не замечал, как дни и ночи тают.
И всё писал — слова, слова, слова,
Слова звучат, но мир не изменяют.

Исчислен, взвешен и отмерен путь.
Уходит день, укрыв пространство тенью,
И ты, мой друг, взлетишь когда-нибудь,
Поправ закон земного тяготенья.

И горизонт замкнёт своё кольцо,
Укутав землю дымкой голубою
Когда Всевышний, сделав строгое лицо,
Улыбку пряча, позовёт с собою.

 
  * * *
 
 
Переворот

Пахана повязали утром, перерезали всю охрану
Ни черта он так и не понял, только трясся и воду пил.
Он витал в заоблачных высях и давно не чуял поляну,
И никто не пришел на помощь, и никто его не любил.

Это было забавно даже, как все то, что казалось вечным,
Осыпается мелким прахом, тает льдинкой в чужой руке
Секретарша рыдала в угол, и швырял из стола бумаги
Ихний главный на кокаине, с белой лентой на пиджаке.

Генерал застрелился первым - показал себя генералом.
Он всегда был прямой как шпала - верноподданный идиот.
За границу сбежали трое - откупились зеленым налом
Или вызнали накануне то, что завтра произойдет.

А по улицам шли народы. В небесах трепетали стяги,
Кто-то снова кричал "Свобода" и гремело в ответ "Ура!"
И опять, словно встарь, казалось - победили добро и правда!
Победили добро и правда! Победили добро и пра...

А я сидел на железной шконке и не звал к себе адвоката.
Погуляли, чего уж, будет - время к мамке, сырой земле.
И все думал: "Бедные люди! Вас опять купили на счастье!
Вы увидите это счастье в белых тапочках, на столе.
Ах вы, бедные, глупые люди, как легко вас купить на счастье!
Вы увидите это счастье в белых тапочках, на столе..."

 
  * * *
 
 
Песенка про интернет

Студент Иван Гондонов
В отсутствие идей
Любил плевать с балконов
На головы людей.

Прохожий не заметит,
Куда он попадет,
А если и заметит,
То точно не ответит,
Утрется и пойдет.

А ты стоишь спокоен,
Слюней набравши в рот,
Забыв, что ты не воин,
А маленький урод.

Вот годы пролетели,
В балконах смысла нет,
Теперь для этой цели
Подходит Интернет, -
И нас храбрее нет.

 
  * * *
 
 
Путин и рыбак

Над рекою туман, он с утра то прозрачен то мутен
Тихо плещет вода и о чём-то поёт соловей
На одном берегу ловит щуку застенчивый Путин
На другом берегу старый бедный рыбак Тимофей.

У Володи клюёт, он одну за одной вынимает
То под двадцать кило, то таких, что не взвесить никак,
А у деда пролёт – он напрасно удилом махает
То зачморенный ёрш, то коряжка, то старый башмак.

И увидев беду, сбросил Путин рыбацкие цацки,
И со щукой в зубах в два движенья поток переплыл.
Подошел к старику: "Возьми себе рыбки по-братски.
Не робей, я себе уж давно на уху наловил".

И заплакал старик: "Ах, я старая, глупая лошадь.
Я несчастный козёл. Я тупой и безмозглый баран.
Я же к болотным чертям всё ходил на Болотную площадь
И госдеп мне пытался всунуть пачку долларов в карман".

Улыбается вождь: "У любого бывают ошибки.
Нынче же ясно где тьма, а где свет как и я погляжу.
И претензий к Вам нет, ну а если захочется рыбки
Вы приходите сюда, я тут каждое утро сижу".

 
  * * *
 
 
Посвящение Александру Абдулову

Когда придёт пора отправиться в путь
Не будет времени на чемоданы
Я не успею ни долгов вернуть
Ни взять в дорогу пирожков от мамы.

Дежурный ангел подгоняет - скорей
И я, прощаясь с суетой земною
Зову свою любовь и лица друзей
Всё остальное и так со мною
Зову свою любовь и лица друзей
Всё остальное и так со мною.

Когда мне будет знак отправиться в путь
Я не успею причаститься каясь
И не проснуться и уже не уснуть
И возвращаться к вам не возвращаясь.

Зажжет всевышний свой небесный маяк
А где-то очень далеко за спиною
Мои друзья опять подали мне знак
Всё остальное и так со мною
Мои друзья опять подали мне знак
Всё остальное и так со мною.

 
  * * *
 
 
К нам в Холуево приезжает Путин (В деревне Холуево - 2)

Наш путь к вершинам бесконечно труден
То лбом об стену, то наоборот.
К нам в Холуево приезжает Путин,
Чтобы увидеть как живет народ.

Народ в ключе такого поворота,
Поднялся на великие дела.
И церковь поменяла план работы,
И исполком забил в колокола.

Желдорвокзал достроили мгновенно,
В буфете понаставили всего.
Бармена заменили на бармена
С погонами майора ФСО.

Бомжей свезли на нары у параши,
С центральны улиц выгребли навоз.
Всех школьников одели в форму "Наших",
На всякий случай, вдруг задаст вопрос.

По городу натыканы знамена,
Проверен дым над каждою трубой,
И вся трава покрашена в зеленый,
А небо в безмятежно голубой.

Всю ночь менты решали оргвопросы,
Друг другу наступая на мозоль,
И до крови дрались единороссы,
Кому встречать и подносить хлеб-соль.

Кому смешно, а вышло не до смеха,
Элита на перроне собралась.
Вот только Путин так и не приехал,
А жизнь уже почти что задалась.

 
  * * *
 
 
Пути наверх

Пути наверх известны всем, у нас секретов нету,
Для всех возможности равны в большой-большой стране:
Пробейся к заду и лизни – тебе дадут конфету,
А не лизнул – так сам дурак, сиди в своем говне!

И ясно всё, как дважды-два, и умничать не надо
Вот только мысль одна меня тревожит и всерьёз
Когда пробившимся лизнуть уже не хватит зада
Вот как тут быть, куда лизать, большой-большой вопрос.

 
  * * *
 
 
Предвыборная

Вижу страшный сон: темень за окном
Голосят коты подзаборные
Кто-то в чёрном влез, не спросясь, в мой дом,
Вижу, красят меня в чёрное.

Вы чего, вообще? Кто вам право дал?
Отбиваюсь и прячу тело я.
Глядь, а белый отряд прямо в дом прискакал
И покрасил меня в белое.

Не успел я их выгнал за порог,
Дверь подпёр кочергою ржавою,
Кто-то ловкий с Айпэдом в окошко скок
И меня записал в "правые".
Я из дома прочь. И, не глядя, в ночь
Напрямки, как баран из хлева, я,
Вдруг кто-то слева хвать и ну в кусты волочь.
Кто такие? — кричу. — "Левые".

Оборвался сон, начало светать,
Воробьи в окне разоралися.
И не всем досталось на мне сплясать,
"Голубые", вот, подзадержалися...

 
  * * *
 
 
Необычайное приключение Андрея Вадимовича и Александра Яковлевича на реке Кишито, бассейн Амазонки, Бразилия

Ночной звонок прервал мой сон ребенка,
А спать хотелось - просто караул.
Он мне сказал - идем на Амазонку,
Выходим утром, собирай баул.

И я пошел какие разговоры,
Раз он велел, уже не убежать.
К нему за правдой шли менты и воры
И депутаты бздели возражать.

Не помню, как мы в Рио приземлились,
Как в джунгли шли, навьючив рюкзаки.
Но помню: ночью в бурю очутились
В дырявой лодке посреди реки.

И я уже на жизнь не строил планов,
Смиренно уходя в водоворот.
А он одной рукой душил кайманов,
Другой спасал меня из бездны вод.

И я еще не мог поверить в чудо,
Дрожа на берегу в костюме ню,
А он лечил индейцев от простуды,
Чем спас от вымиранья на корню.

И мы домой вернулись шито-крыто,
Вдруг сообщенье с телетайпных лент:
Ему на берегу реки Кишито
Поставили индейцы монумент.

И утром, освежив себя стаканом,
Лишь только солнца луч разгонит тьму,
Они встают под этим истуканом
И до рассвета молятся ему.
Тропических цветов горит палитра,
И рыба пираруку бьет хвостом,
И в небо устремляется молитва,
Слегка напоминая вальс-бостон.
Слегка напоминая вальс-бостон.

 
  * * *
 
 
Сказка про законодателей

В царстве с большими колоннами
Стало неясно с законами
Скованы власти орудия –
Руки у правосудия.

Коль раз возникает желание –
Царь собирает собрание
С помощью липовых выборов
Жуликов разных калибров.

Вот вам товарищи жулики
Перья, бумага да стулики
Жаждет от вас госиздательство
Нового законодательства.

Жулики, силясь понравиться,
Трудятся – не разгибаются:
В день по закону - всё новое
И все, как ни есть, бестолковое.

Ой, вы писаки зеленые,
Фраки да хари холеные,
Ой, лизоблюды бесславные
Да по звонку – православные.
В день поворота дороженьки
Царь вытрет об вас белы ноженьки
И на расчищенных стульчиках
Новых рассадит холуйчиков.

А вам же ходить прокаженными
Перед детями да женами.
Все, как ни есть, забывается,
Только позор не смывается.

 
  * * *
 
 
Поэт, поэт!

Поэт, поэт, звени цикадой
И о любви нам песни пой
Зачем зовешь на баррикады,
Зачем смущаешь наш покой.
Ведь те, что драться не боятся
Те, что отчаяньей и смелей
Они и так готовы драться
И без поэзии твоей.

А те, что быть покорным рады
Что вслед за дудочкой идут
Обходят стороной твой слабый
И наспех сделанный редут.

А подхалимы и засранцы
Что вечно лижут чей-то зад
Тебе устроят гром оваций
И сразу зад лизать назад.
Поэт, скажу тебе как другу,
В который раз порвётся нить
И всё опять пойдёт по кругу
И этот мир не изменить.
Давай дружок, пиши о вечном
Иначе, братец, быть беде,
А он-то знает всё конечно
Но ничего не может сде...

 
  * * *
 
 
Либо это, либо то

Звон тетивы и вновь стрела уходит мимо,
Никто из нас ещё из ста не выбил сто,
Любой мечтает и любить и быть любимым,
А получает либо это, либо то.
Любой мечтает и любить и быть любимым,
А получает либо это, либо то.

Одни, давясь, едят икру почти без хлеба,
А у других карманы – сито-решето.
Мы так хотим, чтоб и для денег и для неба,
А в результате – либо это, либо то.

Хохочут ангелы и черти рожи корчат,
А мы всё верим в беспонтовое лото
И так хотим пожить, поярче да подольше,
Забыв, что будет либо это, либо то

Певцы опять поют, а лабухи играют,
И всё, что сбудется – известно наперед.
Дороги нас уже давно не выбирают
Им все равно, кому какая отойдет.

 
  * * *
 
 
Колыбельная

Сашеньки и Машеньки
Нынче стали нашеньки.

Верного оттеночка
Подрастает сменочка.

Чтобы из ребеночка
Прямиком в подоночка.

Отложив игрушечки
Сядут у кормушечки.

И такие славные
Глядь и выйдут в главные.

 
  * * *
 
 
Битва с дураками - 2

Со скрипом часы крутанутся назад,
Вот, время и встало.
Вы 70 лет лизали им зад,
Вам этого мало.

Свободен в движеньях великий народ,
Что очень приятно.
Хлебнули свободы, гляди-ка,
Не мед, поедем обратно.

К чему мордоваться нам сквозь бурелом,
Где пни да коряги,
Мы смирно в знакомое стойло пойдем
Под красные флаги.

Не надо невиданных гор и морей,
Была бы охота:
Гораздо спокойней и как-то милей
Родное болото.

Поверим опять в доброту сволочей
До новой до крови,
И выберем сами себе палачей -
Нам это не внове.

Отнимем, разделим, достанется всем,
Наполним корыто.
Под сводами храма устроим бассейн,
Теперь только крытый.

Не дай только Бог призывать нас к огню
Да на баррикады.
И я никого и ни в чем не виню,
Так всем нам и надо.

Не пью валидол, не бегу на вокзал,
Душа подустала.
Я просто с привычной тоской осознал,
Насколько нас мало.

Спустя 20 лет я опять осознал,
Насколько нас мало.

 
  * * *
 
 
Песня о скрипаче с абсолютным слухом (Михаилу Жванецкому)

Я живу как хочу - я тугой на ухо.
Трудно жить скрипачу с абсолютным слухом.
Все вокруг мимо нот - выше или ниже,
Слышит он тех, кто врет, там где я не слышу.
Слышит он всех, кто врет, а вот я не слышу.

Нос заткнуть, веки сжать
И ничего не видно,
А от звуков не сбежать, ухо беззащитно.
Жизнь его среди нас - чисто наказанье,
Ведь любой диссонанс для него страданье.
Ведь любой диссонанс для него страданье.

Мы идем на шансон, ну а он не может,
В караоке поют, а его корежит,
Любит он тишину, любит шепот рощи,
Ох, не сладко ему, а надо быть попроще.
Может так и надо ему, надо быть попроще.

А зато если он выйдет на подмостки,
Как один мы ревем, утираем слезки,
Потому что плачь, не плачь,
А нету чище звука,
Коль играет скрипач с абсолютным слухом,
Вам играет скрипач с абсолютным слухом.

 
  * * *
 
 
Посвящение Григорию Горину

А может, не надо шутить,
Не стоит смеяться и плакать,
Кричать о великой любви
В пространствах, лишенных любви.
Опять обрывается нить,
Капель превращается в слякоть.
Смеркается, как ни зови,
Смеркается, как ни зови.

Конечно же, всё это зря -
Не катит божественный случай.
На свет надвигается мгла
Темней самый черных ночей.
И те, для кого ты играл,
От песен не сделались лучше
И меньше не стало дерьма,
Придурков и сволочей.

А может. послать это на...
И просто уехать в деревню,
И просто бродить по полям -
Сорвавшийся с привязи конь,
И просто сидеть у огня,
И долго смотреть на поленья,
Пока их ласкает огонь,
Пока их ласкает огонь.

И как же со всем этим быть,
Когда, неизвестно откуда,
Возникнет движение струн
И вспыхнет упрямо свеча,
И с неба приходят слова,
И вновь совершается чудо,
И ангел коснётся плеча,
И ангел коснётся плеча?

 
  * * *
 
 
Посвящение Дмитрию Быкову

Я сидел с Ивановым и пил до утра
Он кричал что капец, что валить пора.
Он кричал, у него не осталось ни силы ни слов,
Что у власти бандиты, газеты врут,
И что биться за правду - напрасный труд,
И что телек скоро всех превратит в козлов.

Он кричал, что дорога одна, за бугор.
Что страна превращается в скотный двор,
Что в умах разброд и дефицит идей.

А я сидел и думал, ты прав, Иванов,
Но из нормальных людей им не сделать козлов,
Равно как из козлов ни сделать нормальных людей.

И как бы нас ни тупили, ни дрейфь, Иванов,
Но из нормальных людей им не сделать козлов,
Равно как из козлов ни сделать нормальных людей.

 
  * * *
 
 
Биг бэнд

Биг бэнд, свинг без слов
Двадцать пять на всё готовых орлов
Пожар в чёрной ночи
Города Сочи.

Биг бэнд шепчет нам
Что рядом с правдою гуляет обман
Что мир похож на курортный роман
И столь же непрочен.

И вот затихают за столом голоса
И вот уже дамы опускают глаза
Вот-вот в полет,
Еще немного.

Биг бэнд - злая медь,
Хочу лететь с тобой и там умереть
Но перед тем хоть раз на мир посмотреть
Глазами бога.

И вот затихают за столом голоса
Курортные дамы опускают глаза
Вот-вот в полет,
Еще немного.

Биг бэнд - злая медь,
Хочу лететь с тобой и там умереть
Но перед тем хоть раз
На мир посмотреть.

 
  * * *
 
 
Наш маленький театр

Ты смотришь в небеса -
Холщовый портал.
Он - ночью черный, днем - голубой
Всё в этом - наша жизнь,
Наш маленький театр,
Где мы однажды были с тобой.

Любой монолог я знаю назубок,
И сколько сцен нам отведено.
И только лишь в одной
Мы были с тобой,
И мы ее сыграли давно.
Я был бы рад
Вернуться назад,
Переписать сюжет и канву.
Я б расставания стёр,
Но я - не режиссер,
Не мне давать советы ему.

И глядя в тёмный зал,
Торопим финал,
Страдая, изменяя, любя.
Окончится спектакль,
Все выйдут на поклон,
И я опять увижу тебя.

 
  * * *
 
 
В Деревне Холуево

В деревне Холуево
Вдоль берега реки
Достаточно прилично
Живали мужики.

Работать не любили,
А водку пили всласть
Плохой табак курили
И вслух ругали власть.

Один, кричат, бездарен
Другой вообще дебил,
Вот див бы был хозяин
При нем порядок был.

И так они страдали,
Так жизнь свою кляли
Что сам товарищ Сталин
Поднялся из земли.

Фуражкой покачал он
Сощурившись на свет,
И всем им, для начала
Впаял по десять лет.

И снова в Холуево
Во всю цветет земля,
И все идет отлично,
Хозяин у руля.

 
  * * *
 
 
Моя страна сошла с ума

Рождаясь, не выбирают страну,
И нам вовек не оборвать эту нить.
Моя страна ушла на войну,
И я не смог её остановить.
Кому власть да сласть,
Кому сума да тюрьма,
А я не в силах эту боль превозмочь:
Моя страна сошла с ума,
И я ничем не могу помочь.
И что тут делать, и как тут быть,
Если всё отныне верх дном.
Не надо нимбы и крылья растить
Надо просто не быть говном.
И я уверен только в одном
Пришла пора выбирать.
Но если решил не быть говном
И жить легко и умирать.
И жить легко и умирать.
И жить, и не умирать.

 
  * * *
 
 
Ну что ты распелся, милый?

На прошлом и настоящем
Отныне одна печать.
Ах, как неудобен молчащим
Тот, кто не сумел смолчать.

Смолчать не хватило силы,
А им-то хватило сил:
"Ну что ты распелся, милый?
Ну кто же тебя просил?"

И словно через подушку,
Во избежание смут,
Желают терпения на ушко
И руку украдкой жмут.

"Мол, ты нам надежду даришь
В этот недобрый час;
Скажи им в глаза, товарищ,
Отдуйся за всех за нас.

Давай, с тебя не убудет,
Ты вытянул свой билет;
А мы-то простые люди,
А с нас то и спроса нет".

И в этом беззвучном гаме,
Под пение неслышных труб
Время ходит кругами
И пробует нас на зуб.

 
  * * *
 
 
Разговор с соотечественником

Ну ещё по одной и отправимся спать,
Чтой-то нынче нерадостно пьётся.
Не врубай только ящик, там дрочат опять,
Что же ночью-то им, сукам, неймётся?

Вот налей и скажи мне: Ну что за херня,
Год промчался, и что с нами стало ?
У тебя ж самого под Херсоном родня;
Ну чего тебя там не хватало?

Мы в Сочах засандалили всем в полный рост,
И планета нам рукоплескала.
Мы почти дотянулись рукою до звёзд,
Тут нежданно шлея попадает под хвост.

Ну кому там чего не хватало?
И я сам по Гурзуфу гулял, и не раз,
Юный, пьяный с друзьями своими.
Помню в море какашки, в стаканах "Кавказ".

Ну чего ты забыл в этом Крыме?
Только-только зажили спокойно в стране,
как страны показалось им мало;
И вот теперь я в говне, ты в говне, все в говне,
Ну чего тебе, брат, не хватало?

 
  * * *
 
 
Куда ты пошел солдат?

Как там, стреляли солдат?
Известно стреляли.
Кому присягал солдат?
Царю да народу.
За что воевал солдат?
За вашу свободу.
Куда ты попал солдат?
Под бомбы под пули.
А ты и не знал солдат,
Убитый в бою солдат,
Забытый в раю солдат,
Тебя обманули...

 
  * * *
 
 
Детская юннатская

В возрасте открытий, что ни говорите
Жизнь летит, порвавши удила.
Юные юннаты лягушонка Витю
Взялись трансформировать в орла.

К птицам подсадили, мясом накормили
Чтоб он стал у инх за своего
Два попа с кадилом день и ночь кадили
В честь преображения его.

Мясо шло на пользу, лапки быстро крепли
Тельце отрывалось от земли,
Но взлетев несильно, плюхалось обратно
Крылья отчего-то не росли.

И однажды утром юные юннаты
Поняли, что чуду не бывать,
Витя превратился в расписную жабу
И уполз в болото доживать.

А орлы взлетели в голубые выси,
Без труда, привычно и легко.
Так что, все ж земля - крестьянам,
А вода - матросам,
Птичкам - небо,
Кошкам - молоко!

 
  * * *
 
 
Четыре неразлучных таракана и сверчок

Коль что-то приключается снаружи и во вне
И срочно полагается промыть мозги стране
Спешат по зову тайному, вскочив на облучок
Четыре неразлучных таракана и сверчок.

Чтоб враг в кармане с фигою нигде не проканал,
Они усердно прыгают с канала на канал
Кто брызгая слюнями, кто сжимая кулачок
Четыре неразлучных таракана и сверчок.

Кричат, трещат, стараются, забыв про тормоза
Другие пусть стесняются, а им хоть ссы в глаза
Разгладят вам извилины по самый мозжечок
Четыре неразлучных таракана и сверчок.

Но плавно, плавно катится вода большой реки
Глядишь и устаканится, рассудку попреки
Тот час по знаку тайному под печку и молчок!
Четыре неразлучных таракана и сверчок.

 
  * * *
 
 
Ну чего тебе не хватало?

Ну еще по одной и завалимся спать
Чтой-то нынче нерадостно пьется
Не врубай только ящик, там гонят опять
Чтож им ночью то, сукам, неймется?

Вот налей и скажи мне,
Год промчался и что с нами стало?
У тебя ж самого под Херсоном родня
Ну чего тебе там не хватало?

Мы в сочах засандалили всем в полный рост
И планета нам рукоплескала
Мы почти дотянулись рукою до звезд.
Тут кому то шлея попадает под хвост,
Ну чего тебе там не хватало?

Да и сам по Гурзуфу гулял и не раз
Юный, пьяный, с друзьями своими
Помню в море какашки, в стакане "Кавказ"
Ну чего ты забыл в этом Крыме?

Только только зажили, спокойно в стране
Так страны показалось им мало.
И вот теперь я в говне, ты в говне, все в говне
Ну чего тебе, брат, не хватало?

 
  * * *
 
 
Песенка по равнение налево

Как с левой ножки встала королева
Такое с ней бывало и не раз
Мужскому населению налево
Равняться, королевский был приказ.

Заданье дали, направленье дали
Указом королевской булавы
Но, видно второпях, не указали
На гразус поворота головы.

И от патриотизма багровея,
Радея о величии страны
С восторгом посворачивали шеи
Отечества примерные сыны.

Все полегли, мне их не жалко, братцы
Не жаль ни дурака, ни подлеца
Ведь нажо ж знать, как правильно равняться
Чтоб видеть грудь четвертого бойца.

 
  * * *
 
 
На собственный день рожденья

Играй, дружок, дуди в свою дуду,
Покуда есть в пороховницах порох,
Но все же я когда-нибудь уйду
Надеюсь, быстро и не очень скоро.

Речей невыносимая тоска,
Шеренга лиц с печальными глазами
На домике в Подушкино - доска
И может быть, мемориал в Казани.

Отставив круг немолодых подруг,
Былых, неподходящих к вечеринке
Ярмольник Леня, мой старинный друг
Организует яркие поминки.

А ранним утром следущего дня
Вздыхая и звоня в эфире маме
О том, какой талантливый был я
Расскажет Соловьев в своей программе.

Распоряженьем Эрнста, высший знак!
В эфирной сетку будет брешь пробита
Билык под флагом, вспоминая "Смак",
Всех соберет, от мала до велика.

Стараясь иронически смотреть,
Маргулис, углядев на Солнце пятна
Расскажет, как учил Макарку петь
Упорно, но, увы, безрезультатно.

Матецкий, этот детство вспомянет
И Градский в черном тяжело задышит
И Кутиков исполнит поворот
Ну а Державин СМС напишет

О большем я не в силах и мечтать.
Салют и траур отменен, на кой он?
Родные вы мои, ядрена мать,
Покуда вы со мою, я спокоен.

 
  * * *
 
 
Прохожий (Арсений Тарковский)

Играй, дружок, дуди в свою дуду,
Прохожему – какое дело,
Что кто-то вслед за ним идёт,
Что мне толкаться надоело,
Стучаться у чужих ворот?

Он никого не замечает,
и белый хлеб в руках несёт,
С досужим ветерком играет,
Стучится у моих ворот.

Из дома девушка выходит,
Подходит и глядит во тьму,
В лицо ему фонарь наводит,
не хочет отворить ему.

- Что, - скажет, - бродишь, колобродишь,
Зачем еще приходишь к нам,
Откуда, - скажет, - ты приходишь
Стучаться по ночам?

 
  * * *
 
 
Хожу по краю

Хожу по краю
Не принимаю стезю другую.
Меня спасая,
Кричат, Андрюша, вернись на сушу!
Спасибо, знаю,
Простите, трушу.

Обилье флагов,
Вранья и быдла
Всего,
За что мне бывает стыдно.

Я сам не лучший
И не ответчик,
И вот награда,
Кричит газетчик:
Кто ваш попутчик?
А мне не надо.
Один, мол, в поле,
Так я не воин.
Не слышно вони
И я спокоен.

Ни с кем не лаюсь,
Ни в чем не каюсь,,
Ходу по краю-с,
Гуляю-с.

 
  * * *
 
 
Он тихо ушел

Он тихо ушел
Никто не заметил
Остались забытые песни, рисунки
Осевшие по миру взрослые дети,
Рыбацкие снасти в брезентовой сумке.
Осталась пустая, пустая дорога,
Друзья и товарищи, в целом немного.
А мир все подзуживал,
Хлеба и песен!
Был ярок, заносчив, неинтересен,
И где-то высоконько за облаками,
Встал Боженька,
Уши прикрывши руками.
Закрыл свои глазки
И в облачко дышит,
Мы плачем, мы пишем,
А он и не слышит.
И только чуть видная черная птица
Над нами кружится, кружится, кружится.

 
  * * *
 
 
Я по горло в делах

Я по горло в делах,
А меня зовут,
Вновь зовут голоса,
Как заметил БГ, все строже.

Скоро им надоест и они придут.
Где поселишь душу мою, правый Боже?
Нет, я знаю, просить ни о чем нельзя,
Все по мере дел, добра и таланта,
Но хотел бы там, где мои друзья,
Там один поэт и два музыканта.

Мы б с поэтом вдвоем могли б расстараться
И восславить небо от края до края,
А с музыкантами я бы играл на танцах,
По субботам, на женской половине рая.

 
  * * *
 
 
Когда ни зги ни видать вокруг

Когда ни зги ни видать вокруг,
И ветер ревет такой,
Что кожу матросам сдирает с рук
Просоленною пенькой.

Когда сошел с ума океан
Уйти уже не успеть,
Матросы, видя что дело дрянь
Вдруг начинают петь.

За свистом ветра не слышно слов,
И шквал сорвал паруса,
Но что-то их заставляет вновь
И вновь сплетать голоса.

Но вот волною достало Луну.
Шпангоут выплюнул медь
И все же, даже идя ко дну,
Они продолжают петь.

А утром штиль, на песке роса,
И купол небес высок,
Их голоса ушли в небеса,
Словно вода в песок.

И лямку тянет за веком век,
Но время не властно тут
Проснешься, не поднимая век,
И слышно, они поют.

 
  * * *
 
 
Кошмарный сон

Приснился мне кошмарный сон,
Как будто грудь топтал мне слон
И шёл я берегом реки,
И умирал с тоски.

Потом был ранен, был в плену
И, наконец, попал в страну,
В которой жили дураки.

Сидят поэты - дураки,
И пишут глупые стихи
Читатель глупый их поймёт
И с радостью прочтёт.

Не видел я уже давно –
Такого глупого кино,
Когда во всех кино идёт

Последних умных, например,
Вчера поймал милиционер,
Скрутил им руки за спиной
И утащил с собой.
Но завтра в суд их привезут,
Над ними будет глупый суд
И охраняет их конвой.

И я проснулся весь в слезах
И со слезами на глазах,
Я вышел утром на балкон

Забыть не в силах сон.
И понял как же хорошо,
Что сон пришёл, и сон ушёл
И не вернётся, больше он.

 
  * * *
 
 

Октябрь всё за нас решает
Убавил свет, нагнал туман,
И осень тихо уезжает -
Никак не сложит чемодан.
Деревья за ночь пожелтели:
Чуть шевельнётся ветерок -
И с неба письма полетели.
Ловлю, читаю между строк.

 
  * * *
 
 
Все корабли сегодня вернутся домой

Хотите верьте - не верьте, вчера я слышал добрую весть
Хватит думать о смерти и видеть лишь то, что есть
Мне об этом пели птицы, об этом пел морской прибой
Похоже все корабли сегодня вернутся домой

Бей барабан, веселей играй труба
Жизнь это праздник, нам врали, что жизнь борьба
Пусть ломятся столы и льётся вино рекой
Похоже все корабли сегодня вернутся домой

Я видел как небо сгорало в огне
Как смерть танцевала на бледном коне
Как стадо баранов осанну поёт палачу

Как быстро уходят на дно корабли
Как души людей сдувает с Земли
Я видел всё это и больше смотреть не хочу

Я хочу забыть дни, о которых детям не рассказать
Моё сердце жгёт порох, я больше не буду стрелять
Возможно даже вновь поверю в силу власти света над тьмой
Если все моряки живыми вернутся домой

Ты падаешь, зная, что руку протянет друг
Любая прямая однажды замкнётся в круг
А круг - это круг, какой ни крути стороной
И значит все корабли сегодня вернутся домой

Бей барабан, веселей играй труба
Жизнь это праздник, нам врали, что жизнь борьба
Пусть ломятся столы и льётся вино рекой
Если все корабли сегодня вернутся домой
Я знаю, все корабли сегодня вернутся домой
Надеюсь, все корабли сегодня вернутся домой.

 
  * * *
 
 
То, что всегда с тобой

Врут, что меня списали с моего корабля
Жаль, если кто-то поверил в подобный бред
Просто я сам сошел со своего корабля
Хватит мотаться в поисках места, где свет

Видеть в звериных харях подобье лис
Слышать в молчанье толпы голоса людей
И замечать, как мало осталось птиц
И понимать, как мало осталось дней

Дети Пепси майнят фанты
Капитаны делят гранты
И все путем
Но верится с трудом
Аватары ищут пары
Сахарный песок Сахары
Засыпает мой неумный дом

Я спускался по сходням, и я уже знал ответ
И это не там, где покой, и не там, где боль
Место, где свет - не море, не остров, не песня, которой нет
Место, где свет - это то, что всегда с тобой.

Дети Пепси майнят фанты
Капитаны делят гранты
И все путем
Но верится с трудом
Аватары пучат фары
Сахарный песок Сахары
Засыпает мой неумный дом

Аватары пучат фары
Сахарный песок Сахары
Засыпает мой неумный дом
Засыпает мой неумный дом
Засыпает мой неумный дом

В королевском дворце культуры
Выдают кренделя и мед
Только тем, кто полезные песни народу поет.

 
  * * *
 
 
Пой песню, пой, дульсимер

Пой песню, пой, дульсимер –
Пусть нам смотрят вслед
Осенние цветы.
Мой брат, мой капитан
На коне.

Пой песню, пой, дульсимер,
Она не нова, слова её просты.
Пусть голос твой звенит
В вышине.

Если ты хочешь войны –
Дрессируй солдат,
Если ты хочешь любви –
Иди и расти свой сад.
Ты можешь прожить убивая,
А можешь прожить любя –
Никто этот выбор не сделает,
Кроме тебя, за тебя.

Пой песню, пой, дульсимер –
Пусть нам смотрят вслед
Осенние цветы.
Мой брат, мой капитан
На коне.

Пой песню, пой, дульсимер,
Она не нова, слова её просты.
Пусть голос твой звенит
В вышине.

Не мудрено,
Если в доме твоём темно.
Если темно – попробуй открыть
И помыть окно.
Станет светлее, когда ты
Взглянешь на мир, любя.
Хватит искать виноватых
Вокруг себя.

Пой песню, пой, дульсимер –
Пусть нам смотрят вслед
Осенние цветы.
Мой брат, мой капитан
На коне.

Пой песню, пой, дульсимер,
Она не нова, слова её просты.
Пусть голос твой звенит
В вышине.

 
  * * *
 
 

- Мой свет, мой король, вас хотят убить!
Об этом шептали ивы…
- Луиза, пора бы постарше быть.
А ивы я прикажу срубить -
Пруды и без них красивы.
- Мой свет, мой король, вас хотят убить!
Я слышала разговоры…
- Луиза, как мало солнечных дней!
Не лучше ль с утра оседлать коней
И - на охоту в горы!
- Мой свет, мой король, вас хотят убить!
- Ступеней скрип под ногами!
-Луиза, детка, ступайте спать.
На стук прошу вас не открывать.
Они пришли не за вами.

 
  * * *
 
 

"Андрей, где ваши злые песни
И политический кураж?"
Вы раньше были интересней,
Пока кричали “Крым не наш!”
И я за стол сажусь уныло,
Свое перо чиню остро,
Беру бумагу и чернила,
И, посидев, кладу перо.
Собаку носит. Ветер лает.
Что о больном напоминать?
Одни - и так все это знают.
Другие - не желают знать.

 
  * * *
 
 

Я был вареное яйцо
Без скорлупы и без
Салата, лука, огурцов -
Яйцо и майонез.
И я лежал, взирая на
Жующих чудаков
Как низошедшая луна
В короне облаков.

 
  * * *
 
 

На дело - крест.
На лоб - печать.
Поштучно иль гуртом
Врагов удобно назначать -
Чтоб не искать потом.

 
  * * *
 
 

В детстве я был так мал, что моя рука
Даже в прыжке не могла достать звонка.
Был потолок далек. Недалек был пол.
Я, не склонив головы, заходил под стол
И, вдалеке от родительских слов и дел,
В крепости этой тихо, как мышь, сидел.
Будда на полке - Орфей моих детских струн,
Голое пузо, фарфоровый хохотун.
Я не силен в божественных был делах -
Я про себя его называл “аллах”,
И перед сном, только тьма на Москву легла,
Шепотом с ним свои обсуждал дела.
Каждая вещь, которую помнишь ты,
Тайно хранит в себе запас доброты.
Память моя и время, что нас несло
Неразделимы, как девушка и весло.
Помню - несло, несло чередой квартир,
Садиком, школой - и вынесло в целый мир.
Мир, что бурлит, смердит, выпускает пар…
Там я узнал, что аллаха зовут Акбар.

 
  * * *
 
 

Человек по сне худеет
Подустав от личных драм
Спать ложится и худеет: Бац - и скинул килограмм!
Вот ответ - он не имеет
разночтений, общих мест:
ЧЕЛОВЕК ВО СНЕ ХУДЕЕТ
ПОТОМУ ЧТО ОН НЕ ЕСТ!

 
  * * *
 
 

Думали зиму продлить. Надели тулупы.
Только за что ни возьмутся - уже не катит.
Снежная буря в апреле выглядит глупо.
Бросьте, ребята.
Не тужьтесь.
Ей-богу, хватит.
Хватит кормить природу снежком подтухшим.
Дайте дорогу солнцу. дождю и грому.
Вы нам полгода честно морозили уши.
Можно, теперь мы попробуем по-другому?
Слышишь, гремит барабанная дробь капели?
Что ты забился в нору, скажи на милость?
Хватит сидеть и ныть! А ну, полетели!
За руки! Крепче! Видите - получилось!

 
  * * *
 
 

Скажи мне, Архангел - Омоноатлант,
Закованный в латы как звездный десант
До ужаса вооруженный,
Зачем ты такой наряженный?

Я знаю, зачем тебе рация, каска,
И едкий в баллончике газ.
Скажи, для чего тебе черная маска
С прорезями для глаз?

Возможно, что ты перед внутренним взором
Рисуешь себя ослепительным Зорро,
Который по факту готов
Мочить неразумных врагов.

А может быть маска нужна для острастки?
Чтоб знали, что люди одевшие маски
Порядок пришли защитить,
И вовсе не склонны шутить.

Наверное, все так, только я полагаю,
Задача у маски немного другая,
Она чтобы не было видно,
Когда вам становится стыдно.

Становится стыдно и больно и жалко,
Лупить безоружных резиновой палкой,
А после, в присутственном здании
На них же давать показания.

Ответствуя перед Небесным отцом,
Ты маской уже не прикроешь лицо,
Там способов спрятаться нету,
Когда призывают к ответу.

И не поднимая на Господа глаз,
Ты будешь бубнить - ..Выполнял, мол, приказ,
Вопросы к комбату, мол, к бате,
Но этот ответ не прокатит.

 
  * * *
 
 

Над вами закрывают небо.
Не навсегда. Пока на время.
Вы бы не заметили, возможно,
Но мы обязаны с прискорбьем
Вам сообщить - такое дело,
Над вами закрывают небо.
Живите дальше. Просто знайте -
Отныне с горнего престола
Вы не видны. Молитвы ваши
На время станут бесполезны.
Ни вспоможенья, ни совета
Не ожидайте. К сожаленью,
Прощенье также невозможно.
Ну, вот и все. Пока живите.
Вас известят.

2019

 
  * * *
 
 

Если жить всю жизнь в пробирке,
Есть продукты из пробирки,
И дышать в противогазе
И перчаток не снимать,
То с учетом обстоятельств
Можно жить ужасно долго,
Лишь одно меня смущает -
На хера такая жизнь?

2020

 
  * * *
 
 

На форуме вчера без злобы, без апломба
Нам главный рассказал, красавец, молодец,
В загашнике у нас лежит такая бомба,
Что подожжешь запал, и всей земле - пиздец!

Но это не беда, нас с вами ждет награда
На кой нам этот мир, коль наступает край?
Потухнут без следа все 9 миллиардов,
А мы до одного прямой дорогой в рай!

Я сам на этот рай давно имею виды.
Любой, небось, мечтал, чтоб на халяву в рай,
Но есть один нюанс – туда летят шахиды,
А тут мы всей страной: "Подвинься, открывай!"

Тут надо проскочить, пока взрывают глобус,
А то дойдет до драк, кто будет отвечать?
Я бросился к столу, прошу мне выдать пропуск,
Но чтоб кремлевский бланк и подпись, и печать.

Бегу, смотрю за мной другие припустили,
Уже кричат "давай!", кто робко, кто смелей,
У самого стола архангела скрутили,
На выход отвели и дали пиздюлей.

2020

 
  * * *
 
 
Памятка молодым литераторам

Цветков - прекрасен и любим
Бахыт - изыскан и бесценен.
Кабанов, бля, непостижим.
А Плотов просто совершенен.
Переплетая слезы= смех,
Иртеньев тоже лучше всех.

Усвоил список на корню?
Иди, пиши свою херню.

2021

 
  * * *
 
 

Как на Курской-кольцевая
В летний солнечный денёк
У трамвая, у трамвая
Отвинтился шпинделёк.

В соответствии с законом
Поведенья малых тел
Он запрыгал возбуждённо
И в пространство улетел.

И вагон из твёрдой стали
Ха-12-25
Весь распался на детали -
Ни свинтить, ни сосчитать.

Понаехали монтёры,
Репортёров злая рать,
А к монтёрам волонтёры -
Пазл обратно собирать.

Крутят, вертят, морды в мыле,
Низко головы склоня...
Шпинделёк-то позабыли -
Шпинделёк-то у меня!


февраль 2021

 
  * * *
 
 

Как на Курской-кольцевая
В летний солнечный денёк
У трамвая, у трамвая
Отвинтился шпинделёк.

В соответствии с законом
Поведенья малых тел
Он запрыгал возбуждённо
И в пространство улетел.

И вагон из твёрдой стали
Ха-12-25
Весь распался на детали -
Ни свинтить, ни сосчитать.

Понаехали монтёры,
Репортёров злая рать,
А к монтёрам волонтёры -
Пазл обратно собирать.

Крутят, вертят, морды в мыле,
Низко головы склоня...
Шпинделёк-то позабыли -
Шпинделёк-то у меня!


февраль 2021

 
  * * *
 
 

Взяты за ловлю блох.
Он один и остался.
Опыт в кармане сох.
Трескался. Рассыпался.
Не доставал на свет.
Не передал другому.
Долгих двенадцать лет
Не выходил из дому.
Выглянул - там январь.
Воздух морозный в сладость.
Сгинул безумный царь,
К блохам питавший слабость.
Не отыскать концов -
Многое изменилось:
Нет ни блох, ни ловцов.
Память не сохранилась.
Канул былого след
На рубеже эпохи.
Дедушка, что за бред?
Блохи? Какие блохи?
Дни коротки зимой.
Ночь зажигает фары.
...Тихо придёт домой,
Сядет за мемуары.

24 июля 2021

 
  * * *
 
 

Вот я монтер на вышке
И нас ту 200 штук
Мы заняты на вышке
Монтированьем штук.
Но это если сухо.
- А дождик будет лить?
- Мы можем эту штуку
Случайно уронить.
- А если дождь и ветер?
- Тогда совсем беда:
Мы можем штуки эти впендюрить не туда.
- А вдруг обледенело?
- Приятнейший сюрприз:
Обхватываешь вышку телом
И плавно едешь вниз!

 
  * * *
 
 

По весне в начале мая
В час ночной при свете звезд
Металлургу Николаю
Ликвидировали хвост.
Лесоруб и парикмахер
Под прикрытием моста
Удалили Коле на хер
Основную часть хвоста.
И отныне дядя Коля
Сталеваром знатным стал:
Он хвостом не машет в поле,
Он дает стране металл.


 
  * * *
 
 

Я всю жизнь без звонка просыпался -
Хоть в пять? хоть в три.
Удивлялся - творит чудеса
Молодой организм.
Похвалялся - какие часы
У меня внутри!
Ошибался: это был
Часовой механизм.

 
  * * *
 
 

...А эпохи сегодня пылятся на полке.
- Прокатило-проехало? - Нет, пролетело.
Только ветер свистел. Временами - осколки.
И, глядишь, улеглось. И почти не задело.
- Как вы жили? - Да разве что только не спали.
Нам мотор не давал. В общем, дело в моторе.
Было славно. - Постой, но тебя же топтали?
- Ну, бывало, топтали. Подумаешь, горе.
Пару раз себя чувствовал несколько скверно,
Ибо вонь оседает в сознании многих.
- Понимаю. Но ты не любил их, наверно?
- Не любил. Я скорее жалел их, убогих.
В основном было славно. Да и как не бывать?
Слышал ангелов. Очень хотел их увидеть.
Я умел восхищаться.
Неплохо умел рисовать.
Забывать.
Никогда не умел ненавидеть.

15.08.2021

 
  * * *
 
 

Уныло, безропотно в луже
Стояла гнедая кобыла.
Твердила: "Чтоб не было хуже..."
А хуже все было и было.

 
  * * *
 
 

Скажи, зачем
здесь столько жара,
и нет воды?
Она молчит.
Она - Сахара.
Ей до пи@ды.

 
  * * *
 
 

Третий год по лесу иду
Пролагая тропинку сквозь чащу
Иногда, поднимаясь на холм,
Вижу лес, не имеющий края.
Ночью вновь разжигаю огонь
И нехитрую пищу готовлю
И приходит из чащи олень
И глядит мне в глаза неотрывно.
Я даю ему соли на хлебе
Говорю ему – здравствуй, олень.
Как там дома? Здоровы ль родные?
Да и цел ли мой дом? Что ты видел?
Он молчит. Отводит глаза.
И неслышно скрывается в чаще.

Тридцать лет по пустыне иду.
Вечерами, взойдя на бархан,
Вдаль гляжу – у пустыни нет края.
А когда с неба падает ночь
Я в песке разжигаю костер
Из засохших ветвей баобаба
И приходит неслышно шакал
И глядит мне в глаза неотрывно
Я делюсь с ним водою и хлебом,
Говорю ему – здравствуй, шакал.
Вижу, путь твой далёк. Что ты видел?
Как мой дом? Здоровы ль родные?
Он молчит. Отводит глаза.
Исчезает, как тень, за барханом.

Третий век иду вдоль реки,
Третий век в ожидании моря,
А река не спешит: то она
Разольётся по плоской равнине,
И, похоже, замрёт навсегда
То внезапно становится уже
И, глядишь, побежала. Иду,
И с водой её пью бесконечность
И ловлю удивлённую рыбу.
Ночь за ночью сижу у огня.
Жду гостей, чтоб спросить – как там дома?
Всё стоит ли? И живы ль родные?
Тишина. И никто не приходит.

 
  * * *
 
 
Просыпается ветер

Просыпается ветер,
Он еще где-то там за горами,
И все выглядит так,
Будто нам не грозит ничего.
Он еще молодой,
Он покуда не властен над нами,
Только ветви деревьев
Чутко ловят дыхание его.

Приближается ветер
И деревья полягут, как травы,
Вам его не купить,
Нет на свете того серебра.
Он сметет всех подряд,
Тех, что правы и тех, что не правы,
Потому что природа
Не знает ни зла, ни добра.

Поднимается ветер
И уже ничего не поправить,
Лишь считать, сколько нам остается
Безветренных дней.
Ветер не осудить,
Не сломить, не убить, не возглавить,
Он теперь с каждым днем,
С каждым часом будет дуть все сильней.

Отпустила земля,
Закружили столбы-километры,
Снова кончился век
И от этого стало легко.
А по небу страны
Все летят унесенные ветром,
Далеко-далеко,
Далеко-далеко.

 
  * * *
 
 
Мы рядом

Эта ночь
Края нет
Лунный свет
Звездный свет
Видишь как
Через мир течет река
В века
Не слышно
Вот и я
Вдалеке
В челноке
На реке
Помнишь, как
Я боялся сделать шаг
К тебе
На берег
Мне б не бежать
А я спешил
Нечего ждать –
Я так решил
И вот
Я здесь
Мы рядом
Мы с тобой
Сотню лет
Над тобой
Странный свет
Пусть река
Без меня продолжит путь
Забудь
Мы рядом.

 
  * * *
 
 
Свет рождает свет

Верен мир своей природе
До скончания лет.
На рассвете тьма уходит,
Ибо свет рождает свет.
Свет рождает свет.

Сто мелодий стихли, вроде –
Тишина в ответ.
Но под утро тьма уходит,
Ибо свет рождает свет,
Свет рождает свет.

Мир опять сошел с ума
И лишь одно спасет его –
Свет рождает свет,
А тьма не рождает ничего.

На небесный пароход
Выпал нам с тобой билет.
Он уходит на восход,
Туда, где свет рождает свет,
Свет рождает свет.

Мир опять сошел с ума
И лишь одно спасет его –
Свет рождает свет,
А тьма не рождает ничего.

На небесный пароход
Выпал нам с тобой билет.
Он уходит на восход,
Туда, где свет рождает свет,
Свет рождает свет.

 
  * * *
 
 
Стена

Говорят, кончается век,
Все твердят: кончается век,
Все сидят и ждут,
Что кончится век
И, по-моему, ждут напрасно.
Этот век расправляет
Стальной хребет,
Уходить у него
Желания нет
И, похоже,
Что всем это ясно.

Я готов кричать:
Пошла вон, стена.
Жаль стена
Никуда не уйдет сама,
К сожалению,
Так не бывает.
Я смотрю на это
Пять тысяч лет,
Я усвоил один
Нехитрый секрет:
Стены строят
И стены ломают.

Я когда-то
Был дурачком,
Я ловил
Драконов сачком,
Рвался стены ломать,
Не желая понять,
Что драконы в нас,
А не в стенах.
И лишь рухнуть стене
Настает черед –
Тот час новая ей
На смену встает
Афродитой
Из мутной пены.

Я готов кричать:
Пошла вон, стена.
Жаль стена
Никуда не уйдет сама,
К сожалению,
Так не бывает.
Я смотрю на это
Пять тысяч лет,
Я усвоил один
Нехитрый секрет:
Стены строют
И стены ломают.

Я согласен петь:
Пошел вон, Вавилон,
Жаль, что сам никуда
Не уходит он,
К сожалению,
Так не бывает.
Я смотрю на это
Пять тысяч лет,
Я усвоил один
Нехитрый секрет:
Стены строют
И стены ломают.

 
  * * *
 
 
Часы

Ба-Ба-Ба-Бангало Билл спасать народы любил,
За что народы обожали его,
Он спас народ за народом, никого не забыл,
Но позабыл спасти себя самого.
Лётчик Джао Да не унывал никогда,
Он, словно сокол, над планетой летал,
Пронзая синий туман, кружился аэроплан,
Но даже Джао Да однажды упал.

Ты можешь быть кем угодно,
Ходить, куда угодно,
Взлетать свободно без полосы,
Пить, что угодно,
Топить за что угодно –
Ровно в полночь бьют часы на башне,
В полночь бьют на башне часы!

Птичкин Прокоп был рядовой робокоп,
Обутый в латы боевой великан,
На страже мира стоял, врагов страны разгонял,
Когда его убил бумажный стакан.

Ты можешь быть кем угодно,
Ходить, куда угодно,
Взлетать свободно без полосы,
Пить, что угодно,
Топить за что угодно –
Ровно в полночь бьют часы на башне,
В полночь бьют на башне часы!

 
  * * *
 
 
Зона

Мы шагаем по зоне в процессии длинной,
Соблюдая дистанцию два с половиной,
Наши маски давно прорастают щетиной –
Я свою восемь дней не снимал.

Ровно в девять отбой,
Ровно в шесть – построение,
Хоть никто уже год, к моему изумлению,
Здесь не кашлял и не умирал.

Телевизор включается где-то вне зоны,
Тут всегда одна программа и одни мудозвоны,
У начальства свои в этом деле резоны,
Нам за нас выбирают кино.

Доктор в маске и погонах из комендатуры
Нам по-прежнему меряет температуру,
А термометр сломан давно...

Говорят, будто мы образцовая зона,
В пищеблоке исправно дают макароны,
Весь периметр держат отряды ОМОНа,
Замполит горделиво сказал.

Только ночью, когда вертухаи в отключке,
Я подошел и потрогал руками колючку,
И никто не стрелял...

А потом улетели на юг самолеты,
А потом оказались открыты ворота
И я понял – случилось нежданное что-то,
И отныне преграды нет.

Я, как раненый суслик, из капкана рванулся
И уже на бегу на ребят оглянулся –
Все стояли и смотрели мне вслед...
Все молчали и смотрели мне вслед...

 
  * * *
 
 
Время ходит на мягких лапах

Время ходит на мягких лапах,
Было – и вот его нет,
Время меняет запах,
Время меняет цвет,
Время проходит мимо –
Нам бы его ещё...
А время хохочет нам в спину,
А после выставит счёт.
Ему безразлично, кто ты и что ты,
Но помни, дружок, о том:
Лучше платить по счёту,
Чтоб не краснеть потом.

 
  * * *
 
 
Одинокий Прекрасный

Одинокий Прекрасный
В синем небе парит
Пролагая маршрут
Еле видным пунктиром.

Может быть, он прощен,
Богом брошенный мир
А быть может, прощался
И с нами и с миром.

На сигналы с земли
Ангел не отвечал
Хоть сигналов ему
Посылали немало.

Зря молитвы к нему
Патриарх обращал
Зря пускали ракеты,
Ракета упала.

Зря привычно орали
В программе "Вестей"
Что назло всем врагам
Нам прощенье прибудет.

Только он не простил,
Ни отцов, ни детей
Ни царя, ни холопов
Ни сидельцев, ни судей.

И осыпалось небо,
Дождем из стекла
И звезда поплыла
И труба зазвучала.

И на мир опустилась
Великая мгла
Без конца и начала.

Одинокий прекрасный...

Андрей Макаревич

 
  * * *
 
 
 
Идея, воплощение и поддержка архива: И. Кондаков, 1998 - 2022